О «СТАНДАРТЕ» ДЛЯ ДОКТРИН И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

5 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Новое столетие названо футурологами первым в истории периодом ультимативной зависимости мира и у...

Новое столетие названо футурологами первым в истории периодом ультимативной зависимости мира и устойчивого развития всего человечества и каждой страны в отдельности от превращения образования в главный объект концентрации национальных и планетарных ресурсов. Стран, в которых образование рассматривается именно в таком ракурсе, становится все больше. Вот и в России объявлено: в следующем финансовом году школы и все другие учебные заведения получат из бюджета средств больше, чем все ее немалые вооруженные силы, воюющие и перестраивающиеся одновременно. Нам не стоит копировать путь России в создании образовательной доктрины — хорошего там было на самом деле не так уж много. Заслуживает внимания и, возможно, заимствования совсем другое — весьма разумные и эффективные действия всех ветвей власти в реформировании и совершенствовании системы образования после принятия доктрины в 2000 г.

Но вернемся к нашим реалиям и перспективам. Однозначно оценить их сложно. С одной стороны — только в исключительных случаях дела образовательные попадают на первые полосы газет. Туда, где они в наше время, учитывая постоянно растущую роль образования, должны пребывать регулярно. С другой стороны, новый учебный год начался в Украине своеобразным достижением — Кабинет министров, объединив усилия образовательных и финансовых руководителей, а также применив испытанные методы, практически полностью ликвидировал финансовую задолженность государства перед учителями.

Синхронно с этим законодательная ветвь наших властей — Верховная Рада — первым пунктом постановления «О состоянии, направлениях реформирования и финансирования образования в Украине» (21.06.2001 г.) поставила неудовлетворительную оценку всему правительству, подчеркнув, что плохо выполнялось «законодательство по вопросам образования в части правовых, экономических, социальных и организационных основ функционирования и развития системы образования в Украине».

Конечно, депутаты Верховной Рады имели право на подобные действия. В рамках их полномочий находится и требование к правительству уже до 1 сентября 2001 года повысить должностные оклады (ставки заработной платы) педагогическим и научно-педагогическим работникам (учителям, воспитателям и преподавателям) на 50 процентов. Никто не может отрицать их права оценивать усилия исполнительной ветви власти по реализации положений законодательства, созданного, подчеркиваю, усилиями депутатов Верховной Рады. Следовательно, было бы справедливым с их стороны исследовать не только «выполнение законодательства», но и само это законодательство — отвечает ли оно запросам сегодняшнего дня и предвидимого будущего? Стало ли оно инструментом объединения намерений, возможностей и усилий всех граждан Украины поддержать, расширить и обновить всю систему образования? Или, возможно, законы мешают концентрации материальных и интеллектуальных ресурсов нации в учебно-воспитательных учреждениях, отсекают детские садики и школы от помощи со стороны как отдельных граждан, так и различных объединений?

Поэтому будем надеяться, что участники обсуждения проекта Национальной доктрины развития образования Украины в ХХІ столетии откажутся от залихватского критиканства предложенного текста. И отнесутся к этому документу как к предлогу для разговора о положении образования в нашем обществе с глубоким учетом национальных и общемировых процессов, объединяющих в единое целое школу, экономику, общество и «вес» страны на планете, не говоря уж о качестве жизни его населения.

Не следует забывать, что доктрина, учитывая признанное в международном сообществе значение этого понятия, должна намечать стратегию действий всего общества и его руководящей и научно-аналитической элиты, а не расписывать, в каком направлении и как должен двигаться каждый из десятков тысяч государственных служащих. «Стандарт» для доктрин предполагает сжатое изложение положения страны — в обороне, в производстве и торговле, наконец, в образовании. Разумеется, кратко и четко подчеркивается угроза благополучию (в ситуациях гарантии полного успеха и устойчивого богатства «на многая лета» никто и никогда не создавал доктрин!), для всего населения освещается ультимативная необходимость объединения вокруг положений доктрины.

К сожалению, предложенный нам проект образовательной доктрины не содержит во вступительной части хотя бы упоминания рейтинга нашего образования на мировой арене. Нет там и сжатого анализа стратегии выхода многих других стран мира из экономических и социальных кризисов посредством резкого повышения образовательного уровня активного населения, массового внедрения передовых технологий и завоевания мировых рынков экспортом высокотехнологических изделий, а не сырья и продуктов его первого передела. Доктрина же обязана обосновывать необходимость и пути совершенствования всего законодательства, объединения союзников образовательных реформ и ослабление аргументации и позиций их противников. Опубликованный проект лишь частично является стратегическим документом, включая в себя слишком большое количество сугубо тактических шагов и действий.

Образование в наши дни эффективно только тогда, когда оно нацелено на появление в стране информационного (постиндустриального) общества. В последней четверти ХХ ст. многие выдающиеся мыслители указывали на признаки выхода стран-лидеров из индустриальной стадии, нацеленной на суперпроизводство и гиперпотребление. Они предсказывали рождение информационного общества, повышение роли совершенно новых технологий и подготовки кадров, способных их изобрести, усовершенствовать и использовать. Примеры перспективных действий нужно искать не среди стран третьего мира, имеющих значительные успехи в быстром переходе от аграрного к индустриальному обществу (Южная Корея, Тайвань), а в опыте части развитых государств, строящих информационное общество.

Ограничимся примером Финляндии. В период «холодной войны» ее экономика специализировалась на обслуживании специфических потребностей Советского Союза и снабжении его промышленными изделиями среднего качества и такой же технологический сложности. Это приносило приличные прибыли: уровень жизни тамошнего населения был высоким. Средств, к примеру, хватало на приобретение огромных партий компьютеров. В итоге в 1989 г. страна стала мировым лидером по количеству компьютеров у населения.

Распад СССР резко снизил ВНП Финляндии и уровень жизни ее граждан. Но предвидя сложности на рынках своих товаров, руководство этого государства еще во второй половине 80-х годов приступило к наращиванию человеческого капитала нации путем модернизации системы образования и повышения научного потенциала. И Финляндия не только преодолела кризис в промышленности и обеспечила рост ВНП, но и стала чемпионом мира. Но не в «компьютеризации», а в гораздо более важном деле — в умении создавать и использовать передовые технологии для повышения продуктивной компетентности всего населения, успеха на мировых рынках товаров и услуг, повышения качества жизни граждан (тут, правда, она чуток уступает своей соседке — Норвегии).

Проиллюстрируем это утверждение списком лидеров по использованию новых технологий для «человеческого развития»: 1) Финляндия; 2) Соединенные Штаты Америки; 3) Швеция; 4) Япония; 5) Южная Корея; 6) Нидерланды; 7) Великобритания; 8) Канада; 9) Австралия; 10) Сингапур; 11) Германия; 12) Норвегия… 17) Франция… 20) Италия. «Наших» (из СНГ) в этом списке нет.

Лишь успехи США можно частично объяснить наличием станка, печатающего доллары, и возможностью покупки на них научных и конструкторских талантов за рубежом. Успехи остальных связаны с развитием образования. В той же Финляндии за две пятилетки некачественное среднее профессионально-техническое образование было превращено в высшее. Вместо кадров среднего качества и возможностей страна получает инженеров и технологов почти университетского уровня, способных быстро совершенствоваться и работать с любым современным оборудованием. Более того, расширение сотрудничества с другими странами позволяет им создавать новые технологии и производить продукцию высокого качества.

Конечно, этой стране пришлось «пойти своим путем». Практически в противоположном для нас направлении. Например, в Финляндии сократили преподавание истории и нескольких других, священных для большинства наших политиков и руководителей, предметов и дисциплин. Финны и не думали гуманитаризировать всю систему образования и значительно сокращать преподавание точных наук. Они использовали профессионализацию и фундаментализацию обучения молодежи и взрослых.

Может, и нам так поступить?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно