Новый президент Могилянки Андрей МЕЛЕШЕВИЧ: "Мы останемся движущей силой перемен"

21 ноября, 2014, 20:06 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

По результатам выборов Киево-Могилянскую академию возглавит Андрей Мелешевич, декан юридического факультета, Ph.D. политических наук, профессор Центра совершенствования Европейских студий им. Жана Моне (Европейская комиссия), член Совета директоров Transparency International-Ukraine и Института Медиа Права.

 

В Киево-Могилянской академии завершились выборы нового президента. Такое, казалось бы, внутреннее дело Могилянки на самом деле имеет значение не только для НаУКМА. Потому, что это первые в Украине выборы ректора, прошедшие по новому Закону "О высшем образовании". Потому, что, по их результатам, университет возглавил человек, который досконально разбирается в новом законе о высшем образовании, поскольку принимал участие в его разработке. И, конечно, потому, что Киево-Могилянская академия — это один из лучших университетов страны, который всегда находится на переднем крае реформ. Среди наших уважаемых, очень осторожных и политкорректных вузов-патриархов Могилянка напоминает сорванца, который не боится идти своим путем, даже рискуя нарваться на порку. 

Традиционно студентами Могилянки становятся сильнейшие абитуриенты страны. В этом году средний балл поступающего в НаУКМА составлял 186,46. Это самый высокий по Украине показатель.

По результатам выборов Киево-Могилянскую академию возглавит Андрей Мелешевич, декан юридического факультета, Ph.D. политических наук, профессор Центра совершенствования Европейских студий им. Жана Моне (Европейская комиссия), член Совета директоров Transparency International-Ukraine и Института Медиа Права.

Что изменится в Могилянке с его приходом?

— Поздравляем вас, Андрей Анатолиевич, с избранием на должность Президента. Как вам новая процедура выборов?

— Сама избирательная кампания мало чем отличалась от общегосударственной. Я, например, встречался с сотрудниками всех факультетов и кафедр. Участвовал в дебатах кандидатов. Прошел даже "смотрины" — встречу с выпускниками Могилянки, которые интересуются жизнью родного вуза и принимают в ней активное участие. Однако сама процедура выборов имеет недостаток. В новом законе о высшем образовании прописана не очень динамичная избирательная система. Она требует от победителя получить 50%+1 голос не от тех, кто участвовал в выборах, а ото всех, имеющих право голоса. Поэтому если, например, 50% придут и проголосуют, а один человек воздержится — все, выборов нет. Я специалист по избирательному праву, и когда мы разрабатывали закон, я спорил с коллегами из рабочей группы из-за этой нормы. Мне не удалось их убедить. Логика моих оппонентов была такова: каждый ректор имеет группу поддержки, и именно она может прийти, проголосовать и дать ему большинство голосов на фоне пассивности других избирателей. Но, с другой стороны, такой подход создает возможности для затягивания выборов, затягивания процесса смены руководства вуза.

 

— Есть вопросы к вам как к одному из разработчиков проекта закона о высшем образовании. Вы не жалеете, что в парламент внесли проект группы Згуровского, а не проект от оппозиции? Ведь последний был более прогрессивным, и именно поэтому при предыдущей власти шансов у него не было. Однако после Майдана они могли появиться. И у нас бы был более революционный закон.

— Я согласен с вами, что законопроект от оппозиции был более радикальным. Проект группы Згуровского был средним вариантом между так называемым министерским и оппозиционным проектами. Но все же он намного ближе к оппозиционному. И философия этих двух законопроектов одинакова. Действительно, в проекте группы Згуровского имеются некоторые компромиссные моменты. Но, учитывая ситуацию, условия, в которых его писали, это можно понять. Если бы закон о высшем образовании писали сегодня, он был бы более радикальным. Из него вычистили бы некоторые компромиссные вещи. 

Однако, с другой стороны, для нынешнего переходного периода проект группы Згуровского подходит больше. Пока что вузы не готовы к той полноте полномочий и ответственности, которые дает им новый закон о высшем образовании. 

Недавно Академия педагогических наук и "Темпус-офис" провели несколько тренингов для ректоров университетов. Перед первыми лицами вузов выступали разработчики закона. Я спросил слушателей, готовы ли они к большей автономии, а значит и большей ответственности. Если я правильно понял реакцию аудитории, большинство — отнюдь не в восторге. 

— Ваша предвыборная программа — это, фактически, проекция нового закона на один отдельно взятый университет. Вы сформулировали миссию университета — это должен быть мощный исследовательский и научный вуз. 

— Что касается моей программы — вы правы. Новый закон о высшем образовании дает вузам широкие возможности для развития. И тот, кто первым воспользуется ими, станет одним из лучших. Наша первоочередная задача — подтвердить и сохранить статус исследовательского университета. В новом законе заложены критерии для его получения. Хотя не могу сказать, что они детально прописаны. Там и международные рейтинги, и внутренние (от них не нужно отказываться, кто бы что бы о них ни думал), и количество публикаций, включая публикации в международных реферированных изданиях. 

Статус исследовательского дает вузу дополнительные преимущества и компетенции. Например, дополнительное финансирование, право полного контроля над своим штатным расписанием. Скажем, если мы хотим создать свою научную часть (министр Табачник когда-то запретил нам это), мы ее создаем, хотим открыть отдел фандрейзинга для улучшения финансового положения академии и ее сотрудников — мы его открываем. И для этого не надо бежать в министерство и просить разрешения. 

— Одна из целей развития университета, которые вы сформулировали в своей программе, — войти в 500 лучших университетов мира. На какие рейтинги будете ориентироваться? 

— Могилянка нашла свою нишу — это маленький компактный университет, который рассчитывает на лучших абитуриентов, предоставляет качественные образовательные услуги и создает качественный научный продукт, например публикации в реферированных журналах с  импакт-фактором. С другой стороны, мы понимаем, что нам будет сложно конкурировать с крупным университетом, если для сравнения будут браться абсолютные цифры. У нас 300 преподавателей, а где-то — 4 тыс. Конечно, они больше статей напишут. Есть три самых известных международных рейтинга. Первый — Шанхайский, мы туда никогда не попадем. Он учитывает абсолютные показатели количества публикаций. А есть QS World University Rankings та Times Higher Education World University Rankings которые берут относительные цифры. И в закон о высшем образовании заложены относительные показатели — например,  количество публикаций на одного преподавателя. 

Попасть в эти рейтинги — чрезвычайно трудная работа. Но если мы не поставим перед собой такой цели, этого никогда не произойдет. 

— Прежде чем стать преподавателем в Могилянке, вы
15 лет жили и работали в США. Почему вернулись? 

— В Штатах я защитил степень магистра, получил докторскую степень. Вернуться — это было сугубо идеалистическое решение. Здесь сыграли роль два момента. Во-первых, Оранжевая революция, во-вторых — в то время президент Ющенко призвал украинских граждан с западным образованием возвращаться на Родину.

— Правда ли, что в НаУКМА выстроена американская модель университета? 

— Могилянка действительно похожа на американский университет. Мне было очень просто перейти оттуда в НаУКМА. Потому что все основные концепции американского и европейского образования здесь есть. Например, Liberal Arts Education. Университет, который под ней подписывается, не готовит профессионала в узкой области. Он готовит человека, который умеет думать, формулировать свою точку зрения, искать информацию и использовать ее. Это те квалификации, которые нужны цивилизованному человеку и которые отвечают вызовам глобализации. Если ты работаешь по какой-то специальности, и на рынке труда именно в этом сегменте наступил коллапс, ты сможешь относительно легко перепрофилироваться. Кроме того, Liberal Arts Education предусматривает избирательность курсов. В НаУКМА их огромное количество. Это позволяет студентам слушать курсы не только на своей основной программе, но и на любой другой. И не просто слушать, но и получить соответствующий сертификат. Например, студент-юрист за четыре года может прослушать курс по психологии и получить, кроме основного диплома, еще и сертификат по психологии.

— В своей предвыборной программе вы говорите о стоящих перед образованием вызовах. Один из самых серьезных — финансирование. Могилянку как опальный вуз (он даже судился с МОН Табачника из-за сокращения госзаказа) всегда поддерживали благотворители. В НаУКМА есть собственный благотворительный фонд. И не только в Украине, но и в США. Вы продолжите эту практику?

— Да. У нас создан Международный благотворительный фонд возрождения Киево-Могилянской академии. В него делают взносы наши выпускники, украинские и иностранные меценаты. Это традиция. Например, 400 лет назад Гальшка Гулевичевна пожертвовала нашему заведению дом. Мы и сегодня называем его ее именем. Мазепа подарил корпус — мы его называем Мазепинским. Благодаря семье Антонович (это этнические украинцы из диаспоры в Штатах) у нас самая прогрессивная библиотека в Украине — там и серьезные фонды, и доступ к цифровым коллекциям, которые распространяются фактически на всю Украину. На очереди у нас проект создания цифрового университета — хотим оцифровать все труды наших преподавателей, все наши учебники. Этот проект, как и многие другие, будет реализовываться за средства благотворителей.

Что касается фонда в США — это Киево-Могилянская фундация, созданная украинцами диаспоры. Она занимается и фандрейзинговой работой, и информационной. То есть она и собирает средства, и информирует о Могилянке, о ситуации в образовательной сфере нашей страны в целом. Например, месяц назад на последней встрече руководства НаУКМА с представителями фундации в Чикаго присутствовали оба сенатора этого штата. Встреча в Вашингтоне проходила в помещении Сената США. На нее были приглашены и сенаторы, и члены Палаты представителей. Мы смогли донести до них нашу украинскую ситуацию, содействовать тому, чтобы они больше поняли ее. Это люди, принимающие решение на высшем уровне. Поэтому на американскую фундацию нельзя смотреть как на делающую что-то исключительно для Киево-Могилянской академии.

— Среди украинских благотворителей НаУКМА есть Ринат Ахметов. Вы продолжите сотрудничество с ним?

— Это серьезный вопрос. Прежде чем ответить на него, расскажу историю. Мать Тереза брала деньги у разных людей, в частности и у тех, которые были не очень чисты морально. Но она брала их с серьезной целью, для помощи другим. К чему я это говорю? В каждом конкретном случае надо изучать ситуацию. И не у каждого надо брать деньги. Ринат Ахметов дал средства один раз на создание цифровой Школы журналистики. Это не бакалаврская, а сертификатная программа — для повышения квалификации уже работающих журналистов. Эта школа стала одной из лучших в стране. То есть тот взнос пошел на пользу Украине. Когда принималось решение о сотрудничестве, я не участвовал в его обсуждении, занимал должность декана. Но теперь, чтобы сформировать свою точку зрения в аналогичных ситуациях, должен изучить все плюсы и минусы, все взвесить в каждом конкретном случае. 

— Говорят, в Могилянке много делается для студентов и мало — для преподавателей. В своей предвыборной программе вы указали, что главной целью политики НаУКМА в отношении преподавателей должно стать создание комплекса организационных, финансовых, моральных и социальных условий и механизмов для того, чтобы преподаватели считали свою работу в Киево-Могилянской академии основным и престижным местом. 

— Некоторые уважаемые университеты смогли добиться для себя начисления зарплаты преподавателям с коэффициентом. Например, при коэффициенте "2" зарплата умножается на 2. В Могилянке этого никогда не было, потому что у нас были очень непростые отношения с властью. Теперь появилась надежда, что университет сможет зарабатывать средства и получит возможность повысить зарплату преподавателям. Мы хотим, чтобы Могилянка стала для них основным местом работы. Чтобы они не бегали читать лекции по трем-четырем университетам.

— Как вы будете стимулировать преподавателей к научной деятельности?

— Например, если человек опубликовал в серьезном журнале с импакт-фактором какую-то работу, и это добавляет нам баллов в рейтинге, то, по моему убеждению, мы должны для этого преподавателя что-то сделать: либо уменьшить учебную нагрузку (если человек проводит исследование, то он должен меньше преподавать по сравнению с теми, кто этого не делает), либо вообще освободить от преподавания на время исследования (полгода, даже год), сохраняя при этом зарплату, как это делают в европейских университетах. Статус исследовательского университета позволяет нам принимать такие решения. 

— В социальный пакет вашей предвыборной программы входит "транспортировка служебными автомобилями до и из аэропорта Борисполь преподавателей НаУКМА, участвующих в научных конференциях с докладами". Это популизм?

— (Смеется.) Ну, возможно, немножко. Но я могу объяснить эту идею. Например, от моего дома до аэропорта Борисполь такси стоит приблизительно 250 грн. А я часто участвую в конференциях, выступаю с докладами. И в итоге получается немалая сумма. Когда я преподавал в американском университете, в таком случае просто звонил в автопарк вуза и говорил: в таком-то часу отвезите меня по такому-то адресу. Это нормально, потому что я еду не как турист, я прибавляю имидж университету.

— Впервые за многие годы Могилянка не находится в оппозиции к Министерству образования. Ваши преподаватели занимают в МОН не последние должности. Как будете заходить в Минобразования — через парадную дверь или через черный вход, для своих?

— Исключительно с парадного входа. Но вместе с тем я не буду стирать телефон бывшего президента. 

— Кроме президента, которым избрали вас, есть еще и почетный президент — Вячеслав Брюховецкий. Какова его роль в управлении университетом?

— Вячеслав Брюховецкий — это огромный моральный авторитет. И не только для могилянцев, но и для всей страны. Он является членом инициативной группы "Первое декабря". Для нас важна его точка зрения и видение, как и точка зрения других авторитетных представителей общественности. Но принятие решения и ответственность за его последствия лежат на президенте. На протяжении следующих пяти лет — на мне.

— Фишка НаУКМА — демократичность. Вы будете ее поддерживать? 

— Обязательно. В университете есть исполнительная власть — ее возглавляет президент, и законодательная — это ученый совет. Я категорически против того, чтобы президент был главой и исполнительной, и законодательной власти. В законе мы прописали такую возможность для университетов — разделить две ветви власти. Скоро в НаУКМА будут объявлены выборы председателя ученого совета.

— Какими будут ваши первые шаги на должности? 

— Последний стратегический план развития Академии был принят в 2004 г. на период до 2015-го. Необходимо создать новый план. Сформируем рабочую группу, которая будет заниматься этим вопросом. После обсуждения предложенного ею варианта документа он будет утвержден всем могилянским сообществом. Это первый шаг. И второй — создание отдела фандрейзинга, который будет профессионально заниматься привлечением средств для развития университета. 

— Академия всегда была генератором изменений в отечественном образовании. Что может предложить Могилянка другим университетам прямо сейчас, в этот нелегкий переходной период, когда только начинает действовать новый закон о высшем образовании? 

— Нормативная база высшего образования писалась под старый закон. Сейчас есть огромное несоответствие между ней и реформами. Министерство образования и науки начинает сумасшедшую работу по выявлению таких приказов, писем, распоряжений. Мы не будем ждать этого. Будем принимать свои документы. Министерство создало сайт, на котором университеты могут обмениваться опытом. И мы будем выкладывать свои документы туда. Захотят ли министерство или другие вузы нас услышать — это уже другая ситуация. Мы не боимся брать на себя ответственность, не боимся двигаться и останемся движущей силой перемен. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • prepod prepod 23 листопада, 13:14 "Я спросил слушателей, готовы ли они к большей автономии, а значит и большей ответственности. Если я правильно понял реакцию аудитории, большинство — отнюдь не в восторге." Ход реформ зависит от исполнителей, в данном случае от ректоров университетов. Много этих людей из прошлого, заметим совкового. Например, ректор главного вуза страны, защищал свою докторскую по идеологии марксизма-ленинизма. Многие из нынешних ректоров начинали свою карьеру с комсомола. Понятно, что им трудно понять, как надо делать реформы, они не плохо прижились к нынешним условиям и никакие Европы им не нужны. Если реформа в высшем образовании не "пойдет", то виной всему будет саботаж (или некмпетентность) со стороны ректорского корпуса. К сожалению, нынешний закон делает ректоров практически неприкасаемыми, поэтому следовало бы дополнить закон про ЛЮСТРАЦИЮ и пунктами о люстрации в университетах. Всех, кто защищался по марксиско-ленинским наукам, историям КПСС, научном коммунизме, плановой экономике, экономике социализма и т.д. всех, кто начинал свою карьеру с комсомольских вождей, нужно ЛЮСТРИРОВАТЬ, как в Восточной Германии после падения СТЕНЫ. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно