Министр предлагает школьникам рисовать горшочки?

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать

Полностью разделяю мнение О.Слоневской о серьезных досадных просчетах действующей программы по украинской литературе под общей редакцией Раисы Мовчан («Зеркало недели», №14, 2005 г.)...

Полностью разделяю мнение О.Слоневской о серьезных досадных просчетах действующей программы по украинской литературе под общей редакцией Раисы Мовчан («Зеркало недели», №14, 2005 г.).

Просчеты в программе обусловлены не только тем, что ее преимущественно составляли авторы, никогда не работавшие в школе, а поэтому не знающие особенностей восприятия учениками литературы как учебного предмета, не учли интересы детей, их запросы. Когда читаешь программу, действительно создается впечатление, что, рекомендуя для изучения художественные произведения, ее авторы знакомились с ними давно и поэтому очень смутно помнят их содержание. В программу включен ряд произведений, которые не способствуют нравственно-этическому и эстетическому воспитанию школьников. Например, у Григора Тютюнника есть много замечательных произведений, и он как писатель полностью заслуживает того, чтобы их изучали на уроках украинской литературы. Но стоит ли включать в программу для текстуального изучения в шестом классе рассказ «Дивак»? Читая его, дети сосредоточивают внимание не на поступках неординарного мальчика, воспринимающего окружающий мир не так, как другие дети. То, что больше всего им запоминается, — это неразумное поведение учительницы Матильды Петровны. Они никак не могут понять, почему именно учительница решила предложить ученикам рисовать перегнойный горшочек. Разве нет других объектов, которые с удовольствием будут рисовать школьники? Неужели она такая глупая? Худшего не придумаешь! Подтекст рассказа детям не понятен. Еще бы! Торфоперегнойные горшочки прославляли в полную силу и в прессе, и по радио и телевидению давно, еще в советские времена. Их называли «чудом века», считали, что, выращивая в них рассаду, можно значительно повысить урожайность отдельных сельскохозяйственных культур.

Или, может, рассказ Г.Тютюнника «Дивак» включен в программу, чтобы подростки еще с ранних лет постигли «философию» дедушки, который поучал своего внука: «Хе-хе! Ти знаєш, що таке теща? Ні! Підростеш — узнаєш. Клята баба»? Это также яркая убедительная «находка» для семейного воспитания школьников! И подобных несуразностей можно привести немало.

Вызывает удивление и обеспокоенность то, что новый министр образования и науки Украины не намерен осуществлять пересмотр программ и учебников (дескать, уже проводились конкурсы!). Но знает ли Станислав Николаевич, как эти конкурсы были организованы? Отмечу, что проведенные конкурсы на лучший учебник, программу не дали положительных результатов. Победителей в министерстве определяли заранее. Не качество программ и учебников, а совсем иные факторы, как это часто было и раньше в коррумпированной Украине, решали суть дела: кто ближе к министерству, тот и победитель...

Чтобы не быть голословным, приведу конкретные факты. Во время конкурса мне предложили прорецензировать программу по украинской литературе и три рукописи учебников для школ с молдавским, румынским, венгерским языками обучения (все три рукописи были идентичными и отличались друг от друга не содержанием, а только названием титульных страниц).

Программа по украинской литературе для школ национальных меньшинств Украины, как мне стало известно позже, уже после проведения конкурса, создана коллективом авторов под руководством О.Ивасюк. Она была составлена крайне неквалифицированно. Авторы проявили элементарное незнание украинской истории. Например, предводителей крестьянских восстаний, таких, как Устим Кармелюк и других, они называли предводителями Запорожской Сечи. Но главное не в этом. Подобные недочеты легко можно было бы исправить. Рецензированная программа была чистейшей воды плагиатом программы, составленной Н.Волошиной и О.Бандурой («Освіта», 1992). Слишком неквалифицированными были по смыслу и методической направленности и рукописи учебников. Я написал честную, принципиальную, резко отрицательную рецензию. И что бы вы думали?! На мои замечания конкурсная комиссия совершенно не отреагировала. Программе по украинской литературе для школ национальных меньшинств Украины присудили второе, практически первое место, поскольку первого места никому не выделили.

Во время проведения конкурса на лучший учебник и лучшую программу по украинской литературе его организаторы нарушили элементарные правила демократии, не учтена годами оправданная тривариантность программ. Более того, Министерство образования и науки наложило вето на публикацию альтернативных программ, хотя у такого прогрессивного журнала, как «Дивослово», было намерение напечатать содержание этих программ, чтобы широкий круг учителей имел возможность обсудить их и сказать свое веское слово об их качестве.

Создание качественных программ и учебников — не частное, а государственное дело, и если новый министр действительно проявляет заботу о завтрашнем дне украинской школы, он должен проявлять особую заботу об усовершенствовании содержания образования. Это самое главное в деле обучения и воспитания подрастающего поколения. Но новый министр против вариативности программ и учебников.

Отмечу, что альтернативность, вариативность программ и учебников — это обычная, десятилетиями оправданная норма в образовании в цивилизованных странах мира. Альтернативность обеспечивает право на соревнование, для учителей — это право на самостоятельное решение, какой из учебников лучше, интереснее и более доступен для учеников. Нельзя ни программы, ни учебники навязывать учителям силовыми методами. Попытка навязать единственную программу, к тому же слишком несовершенную, по которой будут создаваться учебники по литературе, — это сознательная линия Министерства образования и науки Украины отдать издание учебных книг в руки определенных кланов, защитить ловких дельцов от конкуренции.

Альтернативность, вариативность программ и учебников по литературе совершенно не вносит разнобой в литературное образование учеников, если они базируются на стандартах образования, которые, как известно, создавались специально для того, чтобы четко определить круг наиболее важных для изучения учениками художественных произведений, систему теоретико-литературных понятий, которую должны освоить ученики. Стандарты предусматривают также и основные умения и навыки, которыми должны овладеть школьники.

Отсутствие альтернативности и вариативности программ по учебным предметам, тем более по литературе, — это шаг назад, а не вперед в системе образования. Отмечу, что даже в брежневские времена, когда не почитали, а пренебрегали плюрализмом мнения, учитель-словесник не был загнан в прокрустова ложе единственной программы — у него было право на выбор (тогда параллельно действовали три программы).

Неужели, господин министр, сейчас, когда в стране идет переоценка всех духовных ценностей, вы сознательно сделаете шаг назад в жизни нашей школы, вернетесь во вчерашний день, к тому, что уже давно отброшено и осуждено нашими просвещенцами как такое, что не оправдало себя?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно