Квест на ощупь

19 сентября, 2020, 17:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Что еще может изменить правительство во вступительной кампании-2020 и какие уроки следует усвоить

Квест на ощупь

От редакции. Образование часто становится заложником популизма власти. Особенно заметно это во время вступительной кампании: списки льготников ежегодно растут как на дрожжах. Вместо того чтобы проводить последовательную и системную социальную политику, государству намного проще «расплатиться» с социально незащищенными абитуриентами льготным поступлением. А дальше — пусть выплывают сами. При всех президентах и правительствах эксперты не устают говорить, что не должно быть льгот при поступлении, двери в высшее образование всем абитуриентам должны открывать лишь знания. Задача государства — не закрывать глаза на уровень знаний льготника, а помочь ему подтянуться и стать конкурентоспособным во вступительной кампании и на рынке труда. Хорошая стипендия, жилье, создание условий для сдачи ВНО — то, что реально помогло бы желающим получить образование.

В эту вступительную кампанию волну дискуссий вызвал президентский законопроект, позволяющий абитуриентам с временно оккупированных территорий поступать без ВНО в любой вуз страны на бюджетные места. Несмотря на искреннее сочувствие к ситуации, в которой оказались дети с этих территорий, — это не помощь, а популизм. Мы осознаем, что молодежь нужно вытягивать из оккупированных территорий. Но так ли это должно происходить, как сейчас? Нет. Об этом ZN.UA уже писало. Однако мы понимаем, какой это больной вопрос для молодых людей, которые хотят учиться в украинских вузах, и их родителей. И даем возможность увидеть ситуацию с другой стороны.

 

Украинскому правительству не удалось комплексно устранить препятствия во время вступительной кампании для детей с временно оккупированных территорий, вследствие чего она стала для них «квестом вслепую». Абитуриенты еще могут поступить в украинские вузы до 23 октября, но правозащитники просят власть устранить недостатки кампании уже сейчас и усвоить урок из нее на следующий год.

«Мы всегда знали, что наш сын будет учиться в украинском университете, так что полгода назад я выехала из Крыма и нашла работу на материковой Украине», — с облегчением говорит Елена из г. Саки.

По соображениям безопасности женщина просит не называть ее фамилию, потому что планирует вернуться на полуостров. Ее сын — один из 1329 студентов из оккупированного Крыма и Донбасса, которых по результатам основного этапа поступления зачислили на бюджетное место. Он будет учиться в Таврическом национальном университете им. Вернадского, который сейчас работает в Киеве.

Правозащитники сдержанны в оценках малого количества поступающих с оккупированных территорий. С одной стороны, они осознают коронавирусные вызовы, но параллельно сетуют на недоработки правительства, в частности Министерства образования и науки Украины.

Уже семь лет правозащитники акцентируют на необходимости создания должных условий для поступления детей с оккупированных территорий. Это, по их словам, должно быть действенным способом противодействия милитаризации крымского образования и незаконной интеграции граждан Украины в Россию.

Саботаж Минобразования

Значительной уступкой для детей с ВОТ в этом году стало упрощение Верховной Радой 3 июля процедуры поступления в заведения высшего образования. Теперь такие дети могут не выбирать вуз из сформированного Минобразования списка заведений, а поступать в любой, без сдачи ВНО и в пределах определенных квот.

По словам председателя правления Центра прав человека ZMINA Татьяны Печончик, внесенный президентом закон стал долгожданным позитивным шагом государства на обеспечение доступа детей с оккупированных территорий к украинскому образованию.

Впрочем, чтобы на практике реализовать инициированное Владимиром Зеленским обновление закона об образовании, нужно было внести изменения в приказы Минобразования, а также оперативно развернуть информационную кампанию. Однако этого не случилось.

«Надо было внести изменения в два приказа о поступлении для жителей Донецкой, Луганской областей и Автономной Республики Крым, а также отдельно — в порядок поступления. Чего до сих пор не сделали. В результате это привело к тому, что абитуриентам приходилось пересекать КПВВ, и они сами узнавали о правилах поступления этого года в конкретном университете. Сайт vstup-prosto.com, который должен был стать основной коммуникационной площадкой между Минобразования и поступающими из оккупированных территорий, остался полупустым, а мероприятия информационной кампании на КПВВ — нереализованными», — констатирует учредитель благотворительного фонда «Восток-SOS» Александра Дворецкая.

Правозащитница рассказывает, что информировать детей и родителей с оккупированных территорий о положительных изменениях в законодательстве было крайне сложно, потому что Минобразования прекратило партнерство с общественными организациями.

«Некоторые сотрудники министерства, отвечавшие за эти направления работы, саботировали выполнение закона и даже критиковали его. Они говорили, что несвоевременно расширять перечень университетов для детей из ВОТ, что их надо оставлять в перемещенных университетах», — добавила Александра Дворецкая.

Она напоминает, что на оккупированных территориях выросло поколение детей, которые родились в оккупации и в этом году пошли в первый класс. По ее мнению, Украине придется в дальнейшем прилагать больше усилий, чтобы убедить своих граждан поступать в украинские вузы.

Карантинные ограничения

Вступительная кампания-2020 сопровождалась постоянными изменениями правил пересечения КПВВ с оккупированными территориями: от полного запрета пересекать их до возможности выехать с оккупированных территорий без прохождения самоизоляции для поступающих и сопровождающих их лиц.

В последний раз, в разгар вступительной кампании, 8 августа правительство, по поручению Владимира Зеленского и без обоснования, прекратило работу КПВВ с оккупированными территориями. Это стало серьезным препятствием для абитуриентов и родителей, которые хотели подать документы в украинские вузы.

Крымчанка Елена сознается, что наибольшим вызовом стало пересечение ее сыном КПВВ.

«Он пересекал в ночь на 7 июля. Я тогда жила на материковой Украине, потому что если бы вернулась в Крым, то должна была бы отбыть двухнедельную обсервацию. Сначала российские пограничники не выпускали сына без согласия родителей. Он говорил пограничникам, что едет в гости. Тогда юристы «Крым SOS» посоветовали мне, чтобы на админграницу приехал его отец и дал устное согласие на выезд. А я его уже ждала в буферной зоне», — вспоминает Елена из города Саки.

Впрочем, ей пришлось долго спорить и с украинскими пограничниками.

«На тот момент действовала норма, что абитуриент и сопровождающее лицо, которые едут поступать в украинский вуз, не должны проходить самоизоляцию. В четыре часа утра служащая погранслужбы приказала устанавливать нам приложение «Дій вдома». Когда я указала на это постановление, она начала угрожать внести меня в какую-то базу со словами: «Кто вы такая, что вы здесь рассказываете». В конце концов, нас выпустили без установки программы, но предупредили, что меня оштрафуют, когда я буду возвращаться в Крым. Основание для штрафа не объяснили».

Запрет на выезд с оккупированных территорий вводили также незаконные формирования на Востоке Украины и оккупационная власть в Крыму. Так, к примеру, в марте Россия запретила пересекать админграницу больше одного раза «гражданам РФ», каковыми она незаконно считает граждан Крыма, навязав им свои паспорта. Таким путешественникам грозила административная или уголовная ответственность. Этот запрет будет действовать до следующего распоряжения де-факто власти в будущем.

«Когда мой сын пересекал КПВВ, российские пограничники требовали от моего мужа тоже пересечь админграницу. Он просидел до 12 часа дня, споря с ними, и в конце концов они тоже отпустили его назад», — добавляет Елена. По ее словам, крымчане путешествуют на материковую Украину лишь в исключительных случаях, чтобы не исчерпать лимит в одну поездку.

Координатор ОО «Крым SOS» Денис Савченко называет этот лимит в одну поездку серьезной проблемой. Ведь если абитуриент сдавал ВНО или поступал по упрощенной процедуре, ему нужно было пересекать КПВВ дважды.

«Как свидетельствует наше общение с такими детьми, пересекая один раз, они стараются оставаться на подконтрольной Украине территории», — говорит он.

Это подтверждает и Елена. Ее сын больше не возвращался в Крым и оставался жить вместе с матерью до начала учебного года в университете.

«Он тогда выезжал без вещей, чтобы российские пограничники не заподозрили, что едет навсегда. Сейчас у нас нет возможности вывезти из Крыма его вещи. Конечно, есть кому, но люди не хотят специально выезжать, чтобы не использовать единственную возможность пересечения. Мало что может случиться в будущем, и надо будет срочно ехать на материковую Украину. Однако мы сейчас ищем способ, как передать ему вещи», — комментирует Елена.

По мнению Александры Дворецкой, Россия сознательно не пропускает детей в период вступительной кампании. Так, например, ее родственницу не пропустили после того, как она сказала, что цель выезда из Крыма — поступление в украинский университет.

«Сотрудник Роспотребнадзора сказал им, что на период карантина одноразовый выезд работает только для тех, кто имеет паспорт украинского образца. Поскольку у моей сестры его нет, а она хотела подать документы на поступление и на паспорт, то позволили пересечь только ее маме, без ребенка. Поэтому они обе поехали назад. В этом году они вряд ли поступят в университет. Было и так сложно организовать эту поездку», — рассказала правозащитница.

Неравные условия

Кроме того, эксперты называют ряд других препятствий, с которыми столкнулись абитуриенты как с Востока Украины, так и из Крыма. Мониторинг 61 вуза, проведенный благотворительным фондом Stabilization Support Services in Ukraine в период с 31 июля по 7 августа, показал, что список документов, которые должны были подавать поступающие с оккупированных территорий, в разных приемных комиссиях был разный.

«В них просят паспорт, идентификационный код, военный билет и кучу других документов, которых, согласно упрощенной системе поступления для абитуриентов из ВОТ, никто не должен требовать», — говорит Денис Савченко.

Так, по словам менеджера программ благотворительного фонда Валерии Вершининой, в 40 заведениях одним из требований к поступающим было предъявить паспорт, что нарушало действующие приказы Минобразования.

Проблема в том, что у детей, которые уже седьмой год живут в оккупации, скорее всего, не будет паспорта, тем более с регистрацией местожительства на оккупированной территории. Именно поэтому для абитуриентов с оккупированных территорий отменили требование предъявлять паспорт во время поступления в вуз. Правозащитники подчеркивают, что затраты на проезд и изготовление паспорта обойдутся семьям с оккупированных территорий от трех до восьми тысяч гривен.

«Поскольку абитуриенты знали, что предъявление паспорта не является необходимым условием, они выезжали в университеты ближе к крайнему сроку, что позволяло им сэкономить деньги. Впрочем, большинство промониторенных вузов требовали паспорта. Это означало, что абитуриенты могли не успеть подать документы, потому что возникал фактор сроков получения паспорта», — рассказывает Валерия Вершинина.

Вместе с тем дети наталкивались на еще одну преграду — своевольный отказ управлений труда и социальной защиты выдать справку внутренне перемещенного лица, поскольку у них не было регистрации местожительства.

«Условием доступа к упрощенному механизму поступления является подтверждение того, что ребенок действительно выехал с оккупированной территории. У тех, кто не имеет регистрации местожительства в паспорте, приемные комиссии просили предоставить справку переселенца. Но именно после начала вступительной кампании детям, которые планировали поступать, управления труда и социальной защиты начали отказывать в выдаче такой справки на основании отсутствия у них места регистрации на оккупированных территориях. Служащие предлагали подросткам подавать в суд в случае несогласия. К нам обратился ребенок с ксерокопией паспортов обоих родителей, медицинской карточкой, документами об обучении в школе и даже банковской карточкой. И по предъявлении этих документов ему отказали выдать справку ВПЛ, предложив идти в суд. Это абсурд, ведь, с одной стороны, для таких случаев есть порядок досудебного рассмотрения, утвержденный постановлением Кабмина, а с другой — пока дети выиграют суд, время на поступление для них будет потеряно», — добавляет эксперт.

Кроме того, на страницах большинства университетов была обновлена информация лишь для абитуриентов из подконтрольной Украине территории. Для детей с оккупированных территорий она была неактуальна.

Начальник главного управления высшего образования Минобразования Светлана Кретович говорит о горячей линии по номеру 0 800 504 425, через которую абитуриенты с оккупированных территорий могут узнать об условиях поступления. На линию, по словам Кретович, уже поступило свыше шести тысяч обращений.

Впрочем, как отмечает директор «Донбасс SOS» Виолетта Артемчук, граждан недостаточно информировать о правилах поступления. Им нужна комплексная консультация по всем аспектам поездки и кампании.

«Кампания этого года — самые настоящие пазлы. Чтобы получился результат, надо сложить все части. Эти детали трудно складывались между собой, а иногда разобраться в этом было крайне сложно. Нужно, среди прочего, разъяснить, как выехать с оккупированной территории и что для этого надо сделать», — комментирует Виолетта Артемчук.

В течение мая—августа горячая линия «Донбасс SOS» получила около 400 обращений, касающихся вопросов доступа к образованию молодежи с оккупированных территорий Донетчины и Луганщины. Операторы «Донбасс SOS» услышали истории о том, как дети готовились к ВНО и не смогли его сдать из-за закрытых КПВВ, как потом выбирали учебные заведения на подконтрольных территориях, до конца не понимая алгоритма поступления по упрощенной процедуре.

Виолетта Артемчук вспоминает абитуриентку, которая два года занималась рисованием, надеясь вступить в вуз на подконтрольной правительству территории. Все это время ученица готовилась к ВНО, но из-за закрытия КПВВ так на него и не попала. Артемчук отмечает, что процедура поступления без ВНО для девушки и ее семьи оказалась вызовом.

«Сейчас мы знаем, что не все желающие смогли поступить в украинские вузы по разным причинам. Опыт вступительной кампании-2020 может стать поучительным на следующие годы», — добавила она.

Кроме того, в Украине, согласно мониторингу Stabilization Support Services in Ukraine, нет единых правил предоставления бесплатного жилья для детей из ВОТ на период сдачи экзаменов. Лишь изредка университеты по заявлению предоставляли бесплатные комнаты в общежитиях. В отдельных случаях абитуриент должен был заплатить 75‒150 грн, а взрослый, который его сопровождал, — 200‒250 грн за сутки. Но это была, опять же, инициатива университетов, подчеркивают авторы мониторинга.

Что делать?

Юрист Общественного холдинга «Группа влияния» Мария Красненко считает, что до конца вступительной кампании, которая будет продолжаться до 23 октября, власть еще может принять ряд решений, которые улучшат ситуацию с поступлением для молодежи из ВОТ.

Правозащитники призывают правительство и министерства не только на словах в видеоролике декларировать лозунг «Тебя здесь ожидают», но и доказывать его конкретными действиями.

«Важно также разъяснить процедуру дополнительного этапа вступительной кампании, ее содержание и особенности. Надо разработать такой порядок подтверждения проживания поступающего на оккупированных территориях, чтобы детям не приходилось получать без необходимости справку ВПЛ. Власть должна самостоятельно через горячую линию предоставить все ответы в полном объеме по всем этапам вступительной кампании. И уже сегодня необходимо начинать готовиться к вступительной кампании 2021 года, чтобы полноценно реализовать положительные законодательные изменения года нынешнего», — подчеркнула Мария Красненко.

«Украинское правительство и профильное министерство должны приложить дополнительные усилия к тому, чтобы улучшить ситуацию, с учетом действий оккупационной власти. В частности, необходимо обеспечить абитуриентов ресурсами с актуальной информацией, а также дать возможность дистанционно подавать документы в заведения высшего образования и сдавать вступительные экзамены, испытания онлайн. Доступ украинских детей к образованию не должен зависеть от воли оккупанта, который в любой момент может закрыть пропуск через КПВВ», — подчеркивает Денис Савченко.

Крымчанка Елена подчеркивает, что власть должна улучшать доступ крымских детей к образованию. По ее словам, в Крыму граждане Украины живут в условиях мощной российской пропаганды, из-за которой даже ее проукраинские друзья, украинцы и крымские татары боятся ехать на материковую Украину.

«Хочешь не хочешь, а эта информационная ежедневная пропаганда проникает в мозг. Мои друзья говорят: «Мы бы хотели поехать на материк, а можем мы поехать вместе с тобой? Мы сами боимся». Они воспринимают подконтрольную правительству Украины территорию как зону нестабильности: из-за «бандеровцев», лютой бедности, голода. Даже те мои проукраинские друзья, которые ждут возвращения Крыма в состав Украины, боятся ехать», — объясняет крымчанка. Она вспоминает слезы своих друзей, которые вместе с ней приехали в Херсон: они вспомнили, как жили до оккупации.

 

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК