"Интеллектуальная спаржа" по чужеземным рецептам

22 июня, 16:51 Распечатать Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля

Размышления о сути и направленности современных образовательных реформ.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Более двух десятилетий продолжается реформирование украинской системы образования в целом и высшего образования в частности. Факт сам по себе беспрецедентный, ведь ни одна страна мира не обрекала свою школу на перманентные кардинальные изменения. 

Украинская система образования, национальная школа стали печальным исключением — в непрерывной политической борьбе их превратили в объект масштабного экспериментаторства, в заложников жестоких опытов, связанных с ускоренным взращиванием "умственного зеленого горошка" и "интеллектуальной спаржи" по чужеземным рецептам, подготовленным учениками печально известных диккенсовских персонажей — доктора Блимбера и миссис Пипчин (роман "Домби и сын").

Непоследовательность, противоречивость, поспешность реформ, которые навязываются сверху и ведутся по принципу революционной целесообразности, отрицательно сказываются на общественном их восприятии, авторитете власти, отечественной педагогической науке и высшей школе. Вспомним, с каким подъемом и восторгом внедряли в отечественных вузах кредитно-модульную систему организации учебного процесса (КМСОУП), которая должна была стать действенным инструментом еврообразовательной интеграции, преодоления коррупции, обеспечения качества высшего образования, "повышения определяющей роли высших учебных заведений в развитии национальных и европейских культурных ценностей" (приказ МОНУ №48 от 23.01.2004 г.). Сколько было потрачено времени и усилий, чтобы убедить преподавателей, студентов, общественность в преимуществах предлагаемого нововведения. Прошло время (более 11 лет!), произошла перезагрузка власти в стране — и под революционными лозунгами отменили обязательность КМСОУП (приказ МОНУ №1050 от 17.09.2014 г.), которая якобы нарушала автономию УВО (учреждения высшего образования). Однако на самом деле причина заключалась в другом: в необходимости реанимировать в интересах некоторых политических сил тему коррупции, чтобы отвлечь внимание общества от настоятельных проблем отечественной высшей школы (недостаточного финансирования и материально-технического обеспечения, бюрократизации образовательной деятельности, недостатка реальной автономии УВО и т.п.) и, как это ни парадоксально звучит, закрепить в сознании украинцев комплекс неполноценности на основе надуманных утверждений-провокаций о том, что украинская высшая школа коррумпирована, ее преподаватели не могут качественно учить, отечественная педагогическая наука и образование морально устарели, украинских дипломов не признают за рубежом, а выпускники украинских УВО неспособны конкурировать на мировых рынках вследствие некачественного образования.

Качество высшего образования в пределах Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) достигается при условии постоянного развития отрасли, взвешенности и преемственности в государственной образовательной политике, должной поддержке со стороны государства и общества, что подчеркивается во многих программных документах. Общеевропейские подходы к обеспечению качества гибкие, они не основываются на жестком администрировании и безоговорочном наследовании чужого опыта в организации образовательного процесса. Неслучайно в "Стандартах и рекомендациях по обеспечению качества в Европейском пространстве высшего образования (ЕПВО)", принятых министрами высшего образования стран — участниц Болонского процесса на Ереванском саммите (2015 г.), делается акцент на том, что "ЕПВО характеризуется разнообразием политических систем, систем высшего образования, общественно-культурных и образовательных традиций, языков, стремлений и ожиданий. Это делает единый монолитный подход к качеству и обеспечению качества в высшем образовании неуместным" [Стандарты и рекомендации по обеспечению качества в Европейском пространстве высшего образования (ESG). — К.: ООО "ЦС", 2015. — С.8]. 

Для многих стран мира эволюционное движение к укреплению национальной высшей школы, углублению и расширению университетской автономии, повышению конкурентоспособности вузов определяет стратегическую цель современных образовательных преобразований. К сожалению, украинские реалии резко контрастируют с общемировыми тенденциями в образовательной политике по многим параметрам: и по характеру, и по направленности, и по смыслу, и по ожидаемым результатам. 

Весьма показателен факт: со времени принятия нового Закона Украины "О высшем образовании" (2014) так и не появился концептуальный программный документ, который бы определил стратегические задачи государства, общества на пути развития национальной высшей школы. Действующей остается Национальная стратегия развития образования в Украине до 2021 г. (2013), в которой к стратегическим направлениям государственной политики в сфере образования одновременно отнесены такие противоположные по своему характеру процессы, как: "реформирование (здесь и дальше курсив мой. — А.В.) системы образования, в основу которой будет положен принцип приоритетности человека; обновление согласно требованиям времени нормативной базы системы образования; модернизация структуры, содержания и организации образования на началах компетентностного подхода…". 

Именно такой методологический диссонанс наблюдается в большинстве документов, разрабатываемых по инициативе современного руководства МОН Украины. Свидетельством этого является проект Концепции развития педагогического образования, который в конце декабря 2017 г. был обнародован для общественного обсуждения на сайте образовательного ведомства, и в тексте которого содержатся такие противоречивые методологические установки: "Осуществление масштабных образовательных реформ невозможно без коренной модернизации всей системы подготовки педагогических работников…", "Проблема качества подготовки педагогических работников носит комплексный характер, и одним из элементов ее решения является модернизация педагогического образования… Таким образом, реформирование системы подготовки педагогических кадров будет способствовать преодолению негативных тенденций…", "Реформирование педагогического образования предусматривает действия по направлениям: <…> ІІ. Модернизация высшего, профессионального предвысшего образования по педагогическим специальностям (формального педагогического образования)". Я привел лишь несколько примеров из одного (!) только документа, но этот перечень можно продолжать.

Отсутствие концептуального видения развития украинской системы высшего образования объясняет невозможность руководителей образовательного ведомства достичь реальных положительных сдвигов на пути ее реформирования, окончательно отказаться от позорной практики административно-командного управления отраслью по принципу "шагреневой кожи". До последнего времени в Украине царит утилитарное отношение к высшему образованию как исключительно затратной отрасли. Вместо поддержки национальной высшей школы наблюдаются целенаправленные попытки ее дискредитации, что со всей очевидностью прослеживается в упомянутом проекте Концепции развития педагогического образования в Украине. 

Абсурдными представляются критические замечания разработчиков проекта Концепции развития педагогического образования в Украине относительно "статичности структур, продолжительности процесса формирования кадрового потенциала" в отечественных учреждениях высшего образования. Неопровержим тот факт, что научные школы, составляющие основу университетского образования и науки, не возникают из воздуха, а формируются благодаря общим усилиям руководителя и его учеников-единомышленников десятилетиями. Научно-педагогический коллектив только тогда достигает высоких результатов в своей профессиональной деятельности, если он слажен, если в нем царят взаимопонимание, единодушие в подходах к организации образовательного процесса, подготовки специалистов с высшим образованием. Такая практика присуща не только украинской высшей школе, но и ведущим вузам мира, которые демонстрируют постоянство, умеренность, взвешенность, преданность традициям в построении собственного образовательного пространства. Вряд ли мы можем ожидать качества высшего образования от вузов, которые связывают достижение этого качества с переименованием кафедр в департаменты, в которых структурные подразделения создаются не ради реализации интересов академического сообщества (преподавателей, аспирантов, студентов и т.п.), а ради демонстрации динамики мнимых изменений.

В последние годы осуществляется целенаправленное манипулирование сознанием, ценностными ориентациями просвещенцев, родителей и учащихся, студенчества; продолжается полномасштабная дискредитация национальной системы образования Украины по всем ее уровням. Для примера возьмем программу "Новая украинская школа", в которой вместо целостного анализа актуального состояния развития общего среднего образования, определения как недостатков, так и достижений просвещенцев за годы независимости, подается сокрушительная критика всего и всех: школы, которая "не готовит к успешной самореализации в жизни"; учителей, которые из-за устаревших методов преподавания не мотивируют детей к обучению, не выступают "агентами изменений"; учеников, которые являются инертными объектами педагогического влияния учителей и превращаются в "фаршированных рыб".

Существенное занижение стандартов общеобразовательной школы, что со временем отрицательно скажется на готовности ее выпускников к получению высшего образования, нашло отображение в ключевых компетентностях. Разработчики "Новой украинской школы", подавляющее большинство из которых не имеют педагогического образования и опыта работы в общеобразовательной школе (!), подали ключевые компетентности, т.е. результаты обучения, в примитивных формулировках: "общение на государственном и родном в случае отличия языке", "общение на иностранных языках", "математическая грамотность", "умение учиться в течение жизни", "предприимчивость и финансовая грамотность", "общекультурная грамотность", "экологическая грамотность" и т.п. Согласно Государственному стандарту базового и полного общего среднего образования, утвержденному постановлением КМУ №1392 от 23 ноября
2011 г., учащиеся должны приобрести коммуникативную и литературную компетентности, которые охватывают ряд важных личностных новообразований:

— формирование устойчивой мотивации к изучению украинского языка и литературы, иностранных языков, языков и литератур национальных меньшинств, мировой литературы, любви к украинскому языку и культуре, а также уважение к другим языкам и культурам;

— ознакомление с языковой системой и формирование на ее основе базовых лексических, грамматических, стилистических, орфоэпических, правописных умений и навыков;

— выработка умений и навыков во всех видах речевой (аудирование, чтение, говорение, письмо) и читательской деятельности, разных сферах общения (личностной, публичной, образовательной);

— ознакомление с достижениями оригинальной и переводной художественной литературы;

— формирование знаний о специфике художественной литературы как вида искусства, развитие умений и навыков учащихся воспринимать, анализировать и интерпретировать литературное произведение в литературном и культурном контексте, взаимосвязи с другими видами искусства;

— формирование речевой и читательской культуры, творческих способностей, культуры ведения диалога, развитие критического мышления и эстетических вкусов учащегося;

— формирование гуманистического мировоззрения, духовного мира учащегося, его морали, общей культуры, личностных черт гражданина Украины, который осознает свою принадлежность к мировому сообществу.

По сути "Новая украинская школа" является программой разрушения национальной школы Украины, снижения стандартов общего среднего образования до требований элементарной школы. Не случайно в тексте этого программного документа отдельные компетентности сформулированы как грамотность, которая истолковывается в педагогической науке как "степень осведомленности по определенной отрасли знания"
(С.Гончаренко. "Украинский педагогический словарь". — С. 74). Таким образом, обученность, воспитанность и развитость школьника подменяется элементарной осведомленностью.

Угрожающая тенденция к существенному занижению целевых установок прослеживается и в проектах стандартов высшего образования, подготовленных согласно приказуМОН Украины №600 от 01.06.2016 г. (с изменениями от 21.12.2017 г., №1648). Настоящим приказом, подписанным министром образования и науки Украины Л.Гриневич, утверждены Методические рекомендации для разработчиков стандартов высшего образования, которые носят нормативный характер. Именно в этих методических рекомендациях цели высшего образования представлены в таких формулировках: "дублировать", "повторять", "замечать" (с. 23), "компилировать" (с. 24), "спрашивать", "называть", "сидеть прямо", "поздравлять", "читать", "писать", "слушать", "бросать вызов", "осуждать" (с. 25), "копировать", "калибровать", "составлять список", "говорить" (с. 26), "придумывать" (с. 27) и др. Даже неспециалист в отрасли стандартизации заметит полное несоответствие процитированных формулировок целям высшего образования, что доказывает неприемлемость их использования в процессе разработки стандартов нового поколения.

К т.н. компетентностям, определенным в Методических рекомендациях по разработке стандартов высшего образования, отнесены не менее примитивные формулировки: "Способность к абстрактному мышлению, анализу и синтезу", "Способность общаться на государственном языке как устно, так и письменно", "Навыки использования информационных и коммуникационных технологий" и др. Весьма показательно и то, что авторы методических рекомендаций, грубо нарушая действующий Закон Украины "О высшем образовании", в котором компетентность определяется как "результат обучения на определенном уровне высшего образования", навязывают одни и те же формулировки общих компетентностей для всех без исключения (!) уровней высшего образования.

Создание стандартов высшего образования предполагает наличие научно обоснованной методологии, прогностического видения развития разных отраслей экономики, культуры, управления, инфраструктуры, науки и т.п. МОН Украины не инициировало разработку концепции стандартизации образования в течение жизни, образования межведомственной комиссии по выработке прогностического видения общественно-экономического и культурного развития Украины на период действия стандартов высшего образования, проектирования профессиональных стандартов. Все это заменили упомянутые выше методические рекомендации, лишенные какой-либо концептуальности, прогнозируемости, научности. 

Ситуация с современной стандартизацией в украинском образовании чем-то напоминает сталинскую коллективизацию: разработчикам стандартов так же навязывают Тюнинг, как когда-то наших прадедов — трудолюбивых крестьян — активисты силой загоняли в колхозы, обещая светлое коммунистическое будущее. 

Проект Тюнинг (с англ. — налаживание, гармонизация) начали в 2000 г. с целью выработать общие взгляды и подходы к описанию программ высшего образования. "С самого начала проекта Тюнинг его основной задачей была защита многообразия систем европейского образования, и проект никоим образом не пытается ограничить независимость университетских и предметных преподавателей или подорвать авторитет органов управления в сфере образования на местном или национальном уровне" (Вступительное слово к проекту Тюнинг — гармонизация образовательных структур в Европе, с. 2). Если европейские страны, участники Болонского процесса, относятся к проекту Тюнинг как к ориентировочной модели проектирования университетами своих образовательных программ, то в Украине его представляют как инвариантный путь развития отечественной высшей школы, разработки целей, содержания и результатов высшего образования, что является фундаментальной ошибкой и не отвечает национальным интересам, нарушает принципиальные принципы ЕПВО. Кстати, Украина никогда не брала на себя обязательство по внедрению результатов проекта Тюнинг, никто от нее этого и не требует. 

Вследствие некритического восприятия наработок проекта Тюнинг и их механического перенесения на отечественную образовательную практику наблюдаются значительные просчеты в построении процесса стандартизации в Украине. Вот наиболее существенные из них.

Нехватка концепции стандартизации для системы непрерывного образования, которая бы сделала невозможным непоследовательность и несогласование государственных требований к соискателям образования, создала бы условия для логического, целостного, взвешенного определения их согласно уровням и степеням образования.

Компилятивный подход к разработке стандартов высшего образования для национальной высшей школы (перечень общих компетентностей представлен по проекту Тюнинг, цели обучения сформулированы по таксономии Б.Блума).

Подмена ключевых понятий: компетентность подменяется отдельными ее структурными компонентами (знаниями, умениями, навыками и т.п.), отождествляется со способностями; как результаты обучения рассматривают не компетентности, а отдельные их компоненты: знания, умения, понимание, умственные операции (анализ, синтез) и др.

Нарушение последовательности, преемственности в разработке стандартов, в определении компетентностей по уровням, степеням высшего образования. В частности, в п. 27 постановления КМУ №261 содержатся такие компетентности доктора философии: "получение глубинных знаний по специальности (группе специальностей), по которой (которым) аспирант (адъюнкт) проводит исследования", "овладение общенаучными (философскими) компетентностями", "обретение универсальных навыков исследователя", "получение языковых компетентностей". В методических рекомендациях (приказ МОН Украины №600 от 01.06.2016 г.) предложена другая классификация компетентностей: интегральная, общие, специальные (профессиональные, предметные).

Примитивизация целевых установок для высшего образования, отсутствие в целях инновационного компонента. 

Нормативные требования к содержанию высшего образования нарушают логику подготовки специалиста с высшим образованием, делают невозможным развивающий и опережающий характер высшего образования. Согласно п. 26 постановления КМУ №261, "индивидуальный учебный план аспиранта (адъюнкта) должен содержать перечень дисциплин по выбору аспиранта (адъюнкта) в объеме, который составляет не менее 25 процентов общего количества кредитов ЕКТС. При этом аспиранты (адъюнкты) имеют право выбирать учебные дисциплины, которые предлагаются для других уровней высшего образования и которые связаны с тематикой диссертационного исследования, по согласованию со своим научным руководителем и руководителем соответствующего факультета или подразделения". Таким образом заложена норма, согласно которой содержание высшего образования следующего уровня формируется за счет содержания высшего образования предыдущего уровня.

Наличие перечисленных недостатков объясняется, прежде всего, мировоззренческими, нравственно-ценностными проблемами тех, кому доверили украинскую школу. Комплекс  неполноценности, пренебрежительное отношение к отечественным научным достижениям, увлечению чужими сомнительными разработками привели к тому, что государственная образовательная политика в Украине по своей сути стала флюгерной: периодически провозглашается курс то на польскую систему образования, то на финскую… Складывается впечатление, что отечественные чиновники установку Шевченко "І чужому научайтесь, й свого не цурайтесь" прочитали лишь до середины, а додумывают ее каждый раз по-новому: то ли сквозь призму соблазнительных грантовых предложений, то ли под влиянием своего увлечения западными достижениями, то ли с намерением поразить мир масштабом инициированных преобразований. Заложниками реформаторского террора в образовании стали все — и преподаватели, и ученые, и студенты. При этом кардинальные изменения, проводимые под лозунгом образовательных реформ в направлении евроинтеграции, не имеют ничего общего с общей стратегией ЕПВО, построенной на принципах постоянства, взвешенности, последовательности, преемственности, социальной ответственности. Если в странах Западной Европы хотят сохранить особенности национальных систем высшего образования, уважают и укрепляют университетские традиции, поддерживают полную автономию вузов,  то в Украине реформируют высшую школу принудительно, спонтанно, эклектично: цели, содержание и методы обучения словно заимствуют у ведущих стран и лучших университетов, а подходы к планированию и организации образовательного процесса, формированию контингента студентов, расчета ставок научно-педагогических работников, материально-технического обеспечения и финансирования вузов сохраняют советские — командно-административные.

Выход из кризисного состояния, в котором очутилась украинская высшая школа, можно найти, если отказаться от позорной политики беспрерывного реформирования образовательной отрасли, копирования чужого опыта, наследования сомнительных и устаревших зарубежных разработок (проекта Тюнинг, таксономии Б.Блума). Надо переориентироваться на научно обоснованную методологию образовательных преобразований, которая будет обеспечивать постоянство, системность, целостность, согласованность, преемственность и последовательность изменений.

В обосновании целостной стратегии развития образовательной отрасли, стандартизации высшего образования ведущую роль должны играть не чиновники, не прикормленные чужеземными грантами эксперты и тем более не варяги-реформаторы, а преданные национальным образовательным идеалам ученые. Они совместно с работодателями, академической общественностью, студенчеством должны спроектировать будущее украинской нации, создать комплексную программу возрождения национальной высшей школы, разработать концепцию стандартизации высшего образования, которые будут отвечать приоритетным целям украинского государства, общества, гражданина. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно