Где растет школа будущего

5 июля, 16:15 Распечатать Выпуск №26, 6 июля-12 июля

Как найти хорошую школу для ребенка? Наверное, у каждого родителя есть свои представления о том, какой она должна быть.

Ну а мечты детей о школе учитываются далеко не всегда, потому что "взрослые лучше знают". 

"Все школы одинаковы, все это винтики одной системы. Плюс-минус какие-то изюминки", — так обычно рассуждали опытные родители. Изменит ли что-то Новая украинская школа? Насколько она на самом деле новая и современная и действительно ли удовлетворяет стейкхолдеров? 

Когда работа над новым рамочным законом "Об образовании", заложившим фундамент для НУШ, только начиналась, велись очень жаркие дискуссии о том, кто же заказчик образования, и есть ли он вообще. Это важно, ведь кто заказывает музыку, вокруг интересов и потребностей того и выстраивается система. 

А если копать глубже, то все упиралось в вопрос: образование — это общественно значимое благо или услуга? Если благо, то государство должно обеспечить его каждому, независимо от материального положения родителей, их взглядов на жизнь и желания или нежелания заботиться об образовании детей. И тогда регламентирующая роль государства в вопросах организации образования должна быть большой. Если же образование — услуга, тогда главное слово должно быть за родителями. Следует заметить, что четко и внятно ответ на вопрос о том, что такое образование, в основном образовательном законе так и не был сформулирован. Но, судя по всему, победила все же идея образования как блага. 

Между тем в развитых странах распространен комбинированный подход: государство берет на себя обязательство обеспечить всем образование и заботиться о его качестве, но не диктует, что именно вкладывается в содержание образования и его форму, а решает это коллегиально со всеми стейкхолдерами. 

Рассуждая о том, кто же все-таки является заказчиком образования, обычно говорят о государстве или о родителях. Но существует и третий вариант ответа на вопрос: заказчиком образования является ребенок. Есть целое направление образования, ставящее во главу угла ребенка с его интересами и развитием, а не систему или программу. Это так называемое демократическое образование.

Все больше школ внедряют демократические принципы обучения, и уже есть образовательные проекты, в которых вся система образования построена по демократическим принципам — это демократические школы. И в Украине они тоже есть. 

Совсем скоро в Киеве состоится Международная конференция демократического образования IDEC 2019. Вот уже 26 лет она ежегодно проводится в разных странах мира, но в Украине — впервые. Эта конференция объединяет самые прогрессивные образовательные проекты из Украины и зарубежья. В Киев съедутся звезды мирового образования из 20 стран, родители и педагоги. 

Накануне форума украинские организаторы IDEC 2019 провели круглый стол "Школа: хто замовник? Батьки, діти і Нова українська школа". В нем приняли участь представители прогрессивных школ и образовательных проектов, общественных организаций и родители. 

"Мы здесь собрались, чтобы понять, какие вызовы стоят перед нами и нашими детьми. Как мы можем вырастить систему, которая будет поддерживать прорастание детей в будущее", — сказал разработчик инновационных образовательных технологий "Оpen school", автор проектного лагеря MUcamp Евгений Мирошниченко.

Такие круглые столы интересны тем, что, во-первых, они не похожи на прилизанные и усыпанные блестками ура-конференции с участием чиновников. Во-вторых, благодаря участию представителей альтернативных образовательных проектов, здесь представлен взгляд на образование под несколько иным углом и с другими акцентами, что всегда интересно. И в-третьих, круглый стол собрал для совместной дискуссии представителей разных школ (государственных и частных, альтернативных и традиционных), что бывает не часто. 

Участники круглого стола искали ответы на несколько вопросов.

Кто заказчики школьного образования, и каковы их потребности?

Сооснователь и руководитель школы "Афины" Алексей Греков: "Вопрос бессмысленный, поскольку в Законе "Об образовании" нет определения, что такое образование . Поэтому школьное образование является оксюмороном, соответственно заказчика того, чего нет, не может быть".

"Есть ли заказчики образования? По идее, это государство, ибо тот, кто платит деньги, тот и заказчик, — считает Евгений Мирошниченко. — На самом деле, если мы посмотрим, что происходит, это такое вот поддержание инерции, которое тянется еще с ХХ века. Угасающая тенденция, попытка подменить подлинное образование механическим времяпровождением в школе. При этом основная тенденция, которая сейчас наблюдается и в школе, и у родителей, и которая меня сильно пугает, это отбирание у ребенка свободного времени. Эта тенденция очень опасна. Если мы придумываем, какой дом построить, у нас есть, по крайней мере, требования. У государства нет этого замысла, поскольку взгляд на образование — в прошлое. Это главная проблема".

"Очень печально, что здесь нет представителя самого главного заказчика, на мой взгляд, сейчас — государства, — говорит директор Технологического лицея "Лико" Елена Кухаревская. — Почему-то они нас не слышат, не хотят с нами разговаривать, как-то мы слишком их будоражим, я так подозреваю. Легче без нас".

Большинство учаснтиков дискусии согласились с тем, что заказчиком образования должен быть ребенок и родители как представители его интересов. 

"Для того, чтобы получить инновационно способного взрослого человека, мы должны позволить ему в детстве вырастить и выработать собственный уникальный взгляд на мир, на происходящие в нем процессы, на проблемы, возникающие в мире, стране, обществе, — отметил член Альянса за самонаправленное образование Станислав Самыкин. — Даже исходя из простой рыночной логики, заказчиком услуг должен быть тот, кто ими пользуется. К сожалению, в существующей ныне системе координат дети не считаются способными это делать. Поэтому выразителями их воли, потребностей, нужд и интересов выступает их родители… Но проблема в том, что родители очень разные. У них разные представления о том, что такое хорошая и плохая школа. Невозможно определить портрет украинской школы, правильный с точки зрения родителей. По факту главным заказчиком школьного образования в Украине является государство в лице чиновников. А чиновники заинтересованы в двух простых вещах: первое — чтобы не заканчивались финансовые потоки, второе — чтобы их не увольняли, не сокращали и не лишали насиженного места. Поэтому, с моей точки зрения, потребности государства — потребности чиновников полностью удовлетворяются. А потребности гражданского общества, бизнеса, образовательного сообщества удовлетворяються по остаточному принципу — насколько они могут оказать влияние на государство".

Основатель и исполнительный директор Papaya school Ирина Браницкая: "Кто заказчик образования? С моей позиции это, конечно, ребенок. Но что я вижу? Ко мне приходят родители, потому что они вроде как бы должны представлять интересы ребенка, правильно? Но дети остаются в обычных школах. Почему? Потому что страшно. Может ли быть заказчиком образования страх? Не уверена. А кто остается в моей школе? Те, кто протестует — мы не хотим в ту школу, потому что там ребенку плохо. Может ли быть заказчиком образования бунт? Не знаю. Кому хорошо? Тем, кто согласился, что ребенок хочет в школу, что самое страшное время для него — каникулы, когда нету школы — общества и пространства, где ребенка понимают, принимают, где ему хорошо".

"Когда мы пошли в регионы, мы просто прозрели от огромного количества родителей, которые по законодательству являются выразителями запросов своих детей, но которым все равно, — почеркнула основатель и руководитель онлайн-школы Наталья Лимонова. — То есть они сдали своих детей, как в камеру хранения, в школу, чтобы они там побыли, чтобы за ними там просто присмотрели. Образование для родителей — это важнейший пункт для того, чтобы дети были счастливыми. Потому что это поколение детей, которые очень продвинуты, а родители все еще не верят в то, что они могут самостоятельно и ответственно что-то решать. Потому что родители жили так, их обучали так, они прошли стандартную школу "мы выучились, и дети выучатся". К сожалению, более 80% нашего населения мыслит пока что такими вот рамками. Я считаю, что заказчиком образования могут быть и дети. Потому что пока мы имеем родителей, не понимающих потребности своих детей, и вот на этом нужно делать очень большой акцент".

"Есть вещи, в которые мы с командой очень сильно верим, — говорит автор и руководитель образовательного проекта "Майбутні", директор программ управленческого развития Киево-Могилянской бизнес-школы Наталья Черепухина. — Например, могут быть созданы условия, чтобы дети учились разбираться со своими желаниями, чтобы пробовали, ошибались, чтобы видели результаты своих действий, желаний, поступков, чтобы при поддержке взрослых, которые понимают, что этот процесс очень важен, и хотят поддержать их в этом направлении развития, могли давать обратную связь, могли задавать правильные вопросы. Чтобы дети разбирались самостоятельно, чтобы были способны понимать себя и мир, двигаться, быть гибкими. Но это невозможно, если нет свободы выбора, если нет множественности выбора, когда тебя оценивают (ставят оценки или иным способом), когда нет свободного времени. Вот приходят дети и говорят: "Я не знаю, чего хочу". А мама говорит: "Сделайте что-то с ним, он ничего не хочет". На самом деле, когда им было девять лет или восемь, у них был очень плотный график: уроки, домашние задания, кружки. Им было некогда скучать, думать, разбираться с собственными желаниями. Поэтому свободное время важно. Есть такие ощущения, что в 15+ им полгода нужно ничего не делать для того, чтобы увидеть в себе искорку, понять, чего они хотят. Эта атмосфера и условия, когда ребенок может попробовать, если захочется — продолжать, нет — бросить, мне кажется, очень важна. Другое дело — я не уверена, что большинство родителей и учителей все эти глубинные штуки понимают, могут с этим справиться, справиться со своим страхом за будущее ребенка, поверить, что он разберется лучше со своей жизнью, и доверять. Я думаю, важно делать шаги, чтобы родители и учителя в этом направлении розвивались". 

Глава ОО "Батьківська спілка" Андрей Близнюк: "Основное, чего бы я хотел, чтобы ребенок научился во время учебы учиться без учителя, находить знания. В законе написано, что дети у нас, оказывается, "здобувачі освіти". Как они "здобувають", на самом деле — непонятно. На сегодня они "приймачі" — что вложили, то вынужден принять и отчитаться. Поэтому важно было бы привить умение получать знания, причем через практику. Знания, которые не забудутся, как у меня забылось 90% школьных знаний. Это первое. Второе, что мне важно, — чтобы ребенок вырос свободным человеком. Выбирая школу, я понял, что практически все школы достигают совершенно противоположного эффекта. Не может ребенок вырасти свободным в авторитарной среде. Учителя находятся в авторитарной среде, поэтому они не могут научить ребенка свободе. В этой ситуации мне настолько взгрустнулась, что я понял: даже отдать ребенка в какую-то частную или альтернативную школу — это не вариант. Потому что у нас общество и вся система образования так построена. Соответственно, надо менять систему... Государство как заказчик меня совершенно не устраивает. Я за то, чтобы сократить авторитаризм в образовании, дать максимальную свободу учителю. Я бы предложил сегодня положить начало движению за демократическую, свободную школу".

Инна Полищук: "Я — мама двоих детей, и правду здесь говорили, что большинство родителей "не переймаються" или боятся того, что происходит. Невозможно заказать то, чего мы не знаем. Если бы нам двадцать лет назад сказали: "Вы хотите iPhone?", мы не знали бы, что это такое. Так вот, 80% родителей не знают, куда они детей отдают. …Я сейчас активно занимаюсь тем, чтобы собрать людей, которые умеют преподавать по-другому. Я делаю бренд хорошим педагогам. Давайте работать вместе. Потому что много детей, мало понимающих ситуацию родителей, мало хороших педагагогов". 

Существуют ли в принципе решения, удовлетворяющие всех, и насколько таким решением является Новая украинская школа?

Идеальной школы, удовлетворяющей всех, не существует, убеждены участники круглого стола. Не может быть универсальным решением и Новая украинская школа.

Станислав Самыкин подчеркивает: "Решением, с моей точки зрения, является либерализация школьного образования в Украине и предоставление возможности всем стейкхолдерам создавать без препятствия учебные заведения, формировать собственные учебные программы, привлекать в школы семьи и родителей, которые эти ценностей и ориентиров придерживаюся. На основе этих решений развивать какие-то инновационные программы, создавать конкуренцию государственной школе".

Преподаватель физики столичного лицея Вадим Зинчук: "Я бы так сказал — я представитель бунтовщиков из государственной системы образования. Еще осталось небольшое количество государственных лицеев, которые разделяют идеи свободы, демократического образования, и в частности наш лицей относится к таким. На мой взгляд, фокус нужно переводить на управленческую государственную систему, потому что, как ни крути, мы все от нее зависим. Это деньги наших налогоплательщиков, и от государства нужно требовать, чтобы эти деньги шли на пользу образованию, а не просто транжирились на пирамиду. ...Свободу школам! Экспериментальные площадки (Ришельевский лицей, 145-й, Русановский, 27-я харьковская школа) — мы говорим об этом постоянно, но нас никто не хочет слышать. Скажу вам откровенно, мы пытаемся вклиниваться в государственную машину, но нас оттуда выжимают и предлагают нелепые стандарты в виде проекта научных лицеев". 

"Я имел опыт работы учителем в государственной школе, в частной, — говорит советник по языковым вопросам финского проекта поддержки реформы НУШ, эксперт ОС "Освіторія" Игорь Хворостяный. — Убежден, что и государственные школы могут быть во многом прогрессивными…Здесь дело в инструментах, которые мы предоставляем тому же ученику как заказчику образования и учителю, который достаточно часто является транслятором этих инструментов. Прекрасно, когда есть альтернативная, прогрессивная школа, где таких учителей много, и коллектив, объединенный этим. С другой стороны, и в классических школах есть такие учителя. Это о "все решают кадры"… Даже в пределах стандарта можно творить много интересного и неординарного".

Алексей Греков: "Общих решений в принципе не может быть, поскольку все разные, тем более когда мы говорим о демократическом образовании. Новая украинская школа фактически зафиксировала все то, что есть сейчас, и это ничего о будущем не говорит. Знаете, есть такая хорошая модель: государственное образование — это такая булка с изюмом. Эти вот маленькие школы являются изюмом. Они вроде как булке принадлежат, но вкус у них совсем другой. Они, конечно, придают вкус этой булке, но по большому счету ни изюм не мешает булке, ни булка изюму. Так вот, мы и есть те изюминки, которые придают вкус нашему такому одинаковому образованию, и здорово, что все мы разные..."

Эксперт по альтернативному образованию Наталья Тарченко: "Я думаю, то, что происходит в Украине, и возможности, которые у нас появились для развития, они уникальны. Мы должны признать, что эти возможности, мы называем это лазейками законодательства, говорят о том, что хотя просвещением взрослых нам нужно заниматься, запрос на другое уже есть".

Какой должна быть украинская школа будущего?

Андрей Близнюк подчеркивает: "Школа будущего должна быть демократичной, где дети наравне со взрослыми управляют процессами, несут ответственность. Она должна быть свободной, максимально без авторитаризма, без насилия, без принуждения. Насилие бывает не только физическим, но и психологическим. Я считаю, что на сегодня основная масса школ построена на принципах психологического насилия".

"Для меня школа будущего — это школа без стен, без границ, — говорит Алексей Греков. — Независимо от того, куда вы приехали, вы можете развиваться. Вообще для того, чтобы была та школа, какую вы хотите, ничего менять не нужно, вы можете реально здесь это создавать".

"Главная задача образования — мультиперспективность, — считает Елена Кухаревская. — Что касается будущего украинской школы, конечно, нужно строить свою школу. Хорошо в Финляндии, везде хорошо, но мы другие, у нас есть свой менталитет".

"Нам нужно просто расчистить место, где прорастет новое, — считает Евгений Мирошниченко. — Новое будет очень разное и по-разному развиваться. Мы не можем на законодательном уровне поменять систему, потому что есть ее очень большое сопротивление. Одно из решений — создавать свободные зоны, экспериментальные площадки, где действуют стартапы".

Ростки нового в образовании пробиваются подобно хрупким побегам из-под асфальта. Затребованная временем школа будущего прорастает сквозь монолит системы. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Wladimr Wladimr 6 липня, 14:11 Сучасна освіта в виді нової школи, як і медицина, дорога річ і потребує від держави капіталовкладень, і це не під силу для бідних і корумпованих країн. Авторські школи це не для загала і в основному являють собою директорські бізнес-проекти. При наявності об’єктивної системи оцінки якості освіти в кожній окремій школі, можливо є сенс розглянути можливість створення системи рейтингу шкіл, як в Великобританії, щоб зорієнтувати батьків. Ну і звичайно ті які бажають інвестувати в освіту дітей мають бути готові до значних витрат на тюторів. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно