ЭТОЛОГИЯ И «ТРУДНЫЙ» ВОЗРАСТ

12 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 12 ноября-19 ноября

Одна из возможных сфер применения достижений этологии, генетики других точных наук о человеке - помощь подросткам в их сложных проблемах взросления...

Одна из возможных сфер применения достижений этологии, генетики других точных наук о человеке - помощь подросткам в их сложных проблемах взросления. Насколько серьезна эта проблема, свидетельствует, в частности то, что едва ли не центральным звеном начатой в Польше глубокой реформы всего среднего образования является выделение подростков 13-15 лет в отдельные от иных возрастных групп помещения и учебные заведения (гимназии) с особой программой.

Решила ли проблему воспитания подростков наша наука и школа? Обращение к украинским и русским учебникам по «Педагогике» позволяет узнать много весьма научного о «сущности» и «целостности» учебно-воспитательного процесса, целом букете методов воспитания и не меньшем количестве видов воспитания. Но проблемам подросткового возраста уделяются считанные абзацы, отдельные фрагменты в параграфах о периодизации «детства и особенностях развития детей различных возрастных групп» (цитата из «Педагогики» Б.Лихачева, М., 1999, 464 с.) и сопоставлении формальных и неформальных детских коллективов.

Такое невнимание к этому вопросу выглядит несколько странным и даже удивительным. Тот же Б.Лихачев неоднократно подчеркивает, что подростковый возраст является наиболее сложным в жизни детей. Почему же, осознавая чрезвычайную сложность «подростковости», ученые-педагоги уделяют этому периоду взросления так мало внимания? Почему нет специальных исследований о природе проблем подросткового возраста, сопоставления и анализа достижений в практике воспитания подростков во многих странах и в разных обществах? Вместо этого в учебниках доминирует ничего не разъясняющее банальное утверждение о процессе перехода от «детскости» к «взрослости». В книгах и словарях по психологии можно обнаружить акцентирование особой роли развития и перестройки «моторного аппарата» и связанного с этим изменений пропорций тела и некоторой «дисгармонии движений», а также немало других ссылок на физиологические процессы. Все это соответствует действительности, но почему нет особых проблем в воспитании, например, детей 6-9 лет, хотя и в этом возрасте также вполне достаточно «физиологических процессов»?

Конечно, в учебниках педагогики можно найти и конкретные рекомендации по работе с подростками. Любопытно, что наши авторы не предлагают создания отдельных «подростковых» школ, отдавая предпочтение анализу явлений и поступков вместе с подростками, побуждения их к рефлексии, самоанализу и контролю своих поступков и пр. Вот только практическое значение подобных советов ничтожно, в противном случае все многочисленные проблемы подросткового возраста были бы уже давно решены. Пока же они, к сожалению, лишь обостряются.

В Советском Союзе почти героическую попытку заполнить хотя бы часть вакуума в сфере психологии и педагогики подросткового возраста предпринял в 70-х и 80-х годах Игорь Семенович Кон, опубликовавший несколько книг, десятки статей в журналах и газетах, неоднократно появлявшийся и на телевидении. Перестройка и гласность дали ему возможность писать о наркомании, алкоголизме, самоубийствах и других «острых» проблемах подростков, тех, которые не решались анализировать и освещать ученые-педагоги.

Он довольно резко критикует «наивный школоцентризм» - убеждение почти всех пишущих педагогов и психологов в доминирующей роли школьных уроков и других видов занятий в формировании учеников, подростков и юношей. Для них возникновение и соперничество (часто - кровавое) описанных в печати многочисленных неформальных групп подростков и молодежи в Казани, Кривом Роге и других городах оказывается и неожиданным, и совершенно необъяснимым.

Значительная часть публикаций И.Кона посвящена детальному описанию многочисленных теоретических объяснений поведения подростков, особенностей и характеристик подростковых групп и пр. Он едва ли не единственный специалист по психологии подросткового возраста, кто упоминает в своих книгах слово «этология», но не пытается углубиться в достижения этой науки. Его вполне удовлетворяет ссылка на этологию приматов, установившую наличие у них устойчивых групп подростков-самцов и отсутствие таковых для самок.

Значительное внимание уделяет И.Кон роли дружбы в подростковом периоде, приводя данные многочисленных опросов молодежи, в которых она неизменно ставит желание иметь верного друга (друзей) выше любых иных приоритетов - любви, обладания теми или иными вещами и т.п. Он разделяет мнение американских психологов Э.Дауван и Д.Эделсона о том, что подросток «не выбирает дружбу, его буквально втягивает в нее». К сожалению, объяснения этого явления И.Коном весьма общи и малоубедительны - подражание, решение внутренних противоречий и т.п.

Итак, в рамках педагогики и психологии мы встречаемся с очень большим количеством разнообразных описаний особенностей поведения подростков, теорий воспитания и т.п. Нет лишь в публикациях педагогов и психологов ясного и конструктивного объяснения причин нормального или девиантного поведения подростков, природы дружбы, роли групповой программы и т.п.

Как и во многих других случаях, подобная беспомощность той или иной науки в решении определенной проблемы связана с тем, что она далеко выходит за рамки данной области упорядоченных знаний, и шансы на ее решение могут возрасти после привлечения достижений других наук.

Среди них особенно много могут сказать о подростковом возрасте этология, генетика и нейромолекулярная биология. В данной статье ограничимся анализом части фактов, накопленных этологами. Эти факты неопровержимо свидетельствуют о том, что все стайные высокоразвитые виды животных (от птиц до приматов) в процессе взросления и социумизации (вхождения в стаю в ранге взрослой особи) проходят подростковую стадию с ее отчуждением от взрослых и относительным замыканием в кругу сверстников. Она исследована для многих видов и особенно заметна для оседлых, когда стая имеет «свою» постоянную территорию обитания и вынуждена постоянно защищать ее от «чужих».

Из этого этологического факта приходим к выводу о важности подростковой стадии развития стайных существ. Существует она и у народностей, задержавшихся почти на неолитической стадии в самых уединенных местах Амазонии или Новой Гвинеи.

Главная задача подростковой стадии - формирование устойчивых привязанностей между сверстниками и образование жесткой иерархии в виде распределения отдельных особей по ступенькам доминантности и подчинения. Перенесение стадии начала образования иерархии из зрелого возраста в младший подростковый чрезвычайно выгодно для стаи - исчезает серьезная опасность ранений или гибели мощных взрослых особей в процессе соперничества за более высокий статус, благосклонность самки и пр. Подростки имеют слабое и неразвитое видовое оружие, они не успели достаточно обучиться его применению. «Нормальные» стычки и драки между подростками из одной и той же стати сравнительно безопасны. Главная положительная роль детского соперничества - формирование иерархии, распределение подростков (как правило, самцов) по рангу (от признанного лидера до последней «шестерки»). В условиях стаи или племени сформировавшаяся иерархия в почти неизменном виде (при сохранении состава) по мере полного взросления подростков органично входит в общую иерархическую структуру. Молодой вожак становится вождем, его ближайшие друзья и соратники - элитной руководящей верхушкой стаи или племени. Любые иные варианты реализации процесса образования иерархии молодых поколений и их сиоциумизации в состав взрослых полноправных особей уступают «подростковому» варианту по эффективности и безопасности.

Очень важна роль подростковой дружбы - глубокой и сохраняющейся всю последующую жизнь. Биологи утверждают, что этот вид дружбы является итогом внутримозговой наркотизации, когда наличие друга становится фактором возбуждения системы рекомпенсации («удовольствия»). В этом аспекте подростковая дружба подобна привязанности младенца к матери или эмоциональному состоянию влюбленности («состояние Ромео и Джульетты»).

Этот механизм достаточно хорошо объясняет силу «втягивания» детей в дружбу, бесплодность усилий родителей и учителей убедить их в неудачности выбора друга, в необходимости замены «неряхи и двоечника Вити» на «чистенького и воспитанного хорошиста Васю». Потребность в контактах и привязанности к ровесникам - мощная наследственная программа видового поведения стайных существ. Человек - не исключение из этого закона этологии.

Формирование пирамидальных подростковых групп с доминированием одного лидера и возрастанием числа подчиненных по мере снижения ранга - такая же объективность, как законы свободного падения или начала термодинамики. Не было и не будет спонтанной самоорганизации подростковых групп на основе принципов демократии, разделения власти и ротации руководства. Подростки всех стран выполняют одну и ту же наследственную программу взросления. Конечно, нюансы этой программы, связанные с социальной средой, отличаются в различных обществах, социумах, народах и племенах.

Конечно, полномасштабное применение в школах достижений этологии и других наук о человеке вряд ли сможет снять стрессы подросткового возраста и решить все проблемы воспитания. Они наименее остры в крайне примитивных (племенных) социумах, очень сложны - в самых современных и передовых (демократических). Они удалились от племенной стадии, на которую и рассчитаны природой и эволюцией наши программы. В этом случае разрыв между желаемым и унаследованным поведением чрезмерно велик, мы не можем и мечтать о плавном и беспроблемном процессе взросления подростков.

Но все же выскажу предположение, что задачи педагогов и психологов облегчатся, если расширить научное информирование подростков. Известно, что личный пример - лучший инструмент воспитания, но возрастной разрыв взрослых и подростков слишком велик для его эффективности. Следовательно, остается предоставить подросткам сделать выбор самостоятельно, но - на основе учета или научных данных. Например, в вопросе о выборе подростком способа использования своего внешкольного времени. Он должен сам решать - заниматься ли самообразованием или тратить его на «тусовку» и повышение своего статуса в подростковой иерархии. Влечение в группу и формирование «пирамиды» были жизненно важны в прошлом, когда человек всю жизнь проводил внутри своего племени.

В наше время подростковые группы почти не имеют шансов (особенно в городах) сохраниться на всю жизнь, а социальный статус их членов в обществе и вовсе не зависит от завоеванного в подростковой иерархии места. Работа и карьера определяются в наше время другим - знаниями и умениями, лишь малая часть которых может быть приобретена в процессе пребывания в подростковых группах, гораздо большая - путем самообразования.

Следовательно, если объяснить все это подростку, он сможет более обоснованно сделать выбор - идти «на улицу», в библиотеку, на дополнительные занятия во внешкольное учреждение или работать дома.

Несправедливо обвинять молодежь в непослушании, в неуважении к старшим, причитая одновременно о чрезмерной сложности подросткового периода. Ей можно и нужно помочь. И если создание гимназий или других учебных заведений способно решить проблемы современных подростков (опыт покажет обоснованность надежд на это), следует использовать и этот путь среди многих других.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно