СОВЕТская власть в НБУ

13 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 13 октября-20 октября

У нас некоторые органы управления формируются годами. Взять, допустим, Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания...

У нас некоторые органы управления формируются годами. Взять, допустим, Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания. Сколько сил и энергии было потрачено на то, чтобы определить круг людей, ответственных за лицензирование национального электронного пространства! Все правильно: служение виртуальному Молоху не терпит суеты. Аналогичный подход проявился и в деле формирования Совета Национального банка. Больше года шел поиск и назначение 14 человек, которые могут быть допущены в финансовое святилище страны, в самую закрытую контору Украины. Попасть в руководство НБУ — это все равно что устроиться на работу в ГРУ Генерального штаба. Творение Вадима Гетьмана — Виктора Ющенко, благодаря своей закрытости, пользовалось репутацией самого стабильного финансового института государства, несмотря на инфляцию, денежную реформу и прочие неприятные вещи. Только относительно недавно страна узнала об особенностях размещения золотовалютных резервов НБУ. Но это другая история. А 11 октября Президент Леонид Кучма поставил точку в истории создания новой системы управления Нацбанка. Именно в этот день он назначил семь своих представителей в Совет НБУ.

ДОЛГАЯ ИСТОРИЯ

В принципе, с Советом Нацбанка можно было покончить (в смысле сформировать) еще в мае 1999 года. Именно тогда парламент принял закон о НБУ, в котором была закреплена двухуровневая система управления центральным банком страны: высший орган — Совет, руководящий — правление банка. Желание депутатов реализовать именно такую управленческую схему во многом было мотивировано не столько мировым опытом, сколько весьма прохладным отношением к бессменному банкиру современной Украины Виктору Ющенко. Чего греха таить: очень многие (и не только в ВР) были заинтересованы в смещении Виктора Андреевича с должности главы правления НБУ. Ведь не случайно появилась парламентская комиссия по расследованию деятельности Нацбанка в деле управления золотовалютными резервами.

В соответствии с законом о НБУ в редакции 1999 года, Совет банка формируется на паритетных началах Президентом и парламентом. Семь представителей сроком на семь лет назначает Леонид Данилович, семь — Верховная Рада. Полномочия Совета весьма «аппетитны», так как именно этот орган:

1) разрабатывает основы денежно-кредитной политики страны и осуществляет контроль за их выполнением;

2) утверждает доходы и затраты НБУ;

3) определяет аудиторскую компанию для проведения проверки НБУ. (Если вспомнить, сколько внимания было уделено аудиту Нацбанка в свете истории с валютными резервами, то можно понять, насколько важно правильно выбрать компанию);

4) утверждает решения правления Национального банка об участии в международных финансовых организациях;

5) дает рекомендации правлению НБУ насчет валютного регулирования, совершенствования платежной системы, развития банковской системы;

6) имеет право накладывать вето на решения правления НБУ относительно диверсификации активов Национального банка, их ликвидности, минимального размера золотовалютных резервов.

В общем, нетрудно понять тот ажиотаж, который возник в парламенте в июле 1999 года, когда перед самым окончанием сессии началась бешеная лоббистская война за семь вакантных мест. Причем наибольшую активность проявляли депутаты, которые до своего избрания были связаны с коммерческими банками. Правда, практически никто из них этой связи не прервал даже после попадания в высший законодательный орган власти страны. Закон, конечно же, запрещает парламентариям заниматься бизнесом, но кто может помешать человеку просто давать рекомендации относительно распределения денежных потоков?

Депутаты-банкиры засуетились со страшной силой. Так как в то время в Верховной Раде еще не было конструктивного парламентского большинства, то стали делить места по фракционному принципу, с участием коммунистов.

8 июля на заседании комитета по вопросам финансов и банковской деятельности «нарисовалось» аж 16 соискателей. В кулуарах озабоченные депутаты, имеющие отношение к банковским институтам, кучковались около колонн и тихо разговаривали, нервно подрагивая всем телом. Расклад был суровым. После интимных переговоров с фракцией коммунистов была достигнута следующая договоренность: голосуем списком, пять наших плюс два левых (в прямом смысле этого слова). По ходу дела «прокинули» социал-демократов.

В конечном счете парламентская часть Совета НБУ была проголосована в следующем составе:

1. Валерий Алешин, фракция Народного руха. Он попал в Совет по статусу, так как является главой комитета по вопросам финансов и банковской деятельности.

2. Петр Порошенко, лидер группы «Солидарность». До своего избрания Петр Алексеевич руководил закрытым акционерным обществом «Украинский промышленно-инвестиционный концерн» и имел отношение к банку с романтическим названием «Мрія».

3. Игорь Юшко, фракция НДП. До 1998 года — председатель правления Первого Украинского международного банка (г.Мариуполь, Донецкая область)

4. Сергей Буряк («Возрождение регионов»). Бывший глава правления «Брокбизнесбанка»

5. Федор Шпиг, депутатская группа «Трудовая Украина». До 1998 года — глава правления акционерного почтово-пенсионного банка «Аваль».

К «великолепной» пятерке банкиров примкнули также бывший первый секретарь ЦК КПУ Станислав Гуренко и еще один никому не известный коммунист, имя которого даже не стоит упоминать. Зато «пролетели» достаточно уважаемые люди. Например, «вечный кандидат» Виктор Пинзеник, суперлоббист Сергей Терехин, экс-министр экономики, оппонент Виктора Ющенко Виктор Суслов и бывший глава правления «Укринбанка» Сергей Кривошея. Раскладец, батенька, раскладец…

Практически сразу же стали строиться гипотезы относительно персонального состава президентской семерки. В администрацию главы государства потянулись «гонцы», но оттуда последовал строгий окрик. Что-то типа «в очередь, сукины дети!». Леонид Данилович не спешил с завершением формирования Совета НБУ.

Во-первых, ему еще предстояло пережить президентскую избирательную кампанию. Во-вторых, у некоторых влиятельных людей возникли сомнения в целесообразности существования излишне сильного по определению Совета НБУ.

В конечном счете позиция главы государства была сформулирована следующим образом: или вы (депутаты) корректируете закон о Нацбанке в сторону снижения статуса Совета, или же не дождетесь указа о назначении президентской части этого органа управления. Прошли месяцы…

ФИНАЛ

Финал дела о формировании Совета НБУ проходил в несколько этапов.

Во-первых, после образования парламентского большинства было принято судьбоносное решение о вытеснении левого меньшинства из руководящих органов ВР. Все комитеты перешли под контроль, скажем так, правоцентристов. Распространилась эта волна и на Совет Национального банка. Из него (Совета) «убрали» двух коммунистов. На освободившиеся места были назначены Игорь Плужников (фракция СДПУ(о) и вице-премьер по вопросам топливно-энергетического комплекса Юлия Тимошенко (рекомендована фракцией «Батьківщина»). Так как дело происходило в разгар «энергетической войны», то сразу же поползли слухи о том, что Юлия Владимировна готовит себе запасное место. Но слухи об увольнении Тимошенко циркулируют до сих пор, а на газовом фронте пока без кадровых перемен. Юлия Владимировна оказалась единственным представителем в парламентской семерке без депутатского мандата. В принципе, в соответствии с законом о НБУ, ВР может назначить в Совет кого угодно, лишь бы с высшим образованием.

Во-вторых, в июле Верховная Рада таки приняла новую редакцию закона о Национальном банке с учетом пожеланий Леонида Даниловича. 238 депутатов проголосовали за снижение статуса Совета Нацбанка с высшего органа управления НБУ до руководящего органа. Другими словами, правление банка и Совет оказались примерно на одном уровне. Кроме этого, увеличено количество членов Совета с 14 до 15. Пятнадцатым оказался глава правления НБУ, который должен входить в Совет по должности, то есть автоматически.

Путь к окончательному формированию модифицированной системы управления центральным банком страны был открыт. Слово оставалось за Президентом.

Как всегда это бывает с кадровыми назначениями, указ главы государства о назначении президентской семерки последовал неожиданно. Несколько неожиданным был и выбор людей, которых Кучма ввел в Совет. Прежде всего, обращает на себя внимание назначение двух депутатов — Валерия Хорошковского (НДП) и Игоря Шарова («Трудовая Украина»). Выходит, что в Совете НБУ будут доминировать именно народные избранники. А исполнительная власть представлена достаточно скромно, в виде одинокого министра финансов Игоря Митюкова, которого премьер предлагал Президенту уволить еще в августе текущего года.

Зато возник из политического небытия экс-министр внешнеэкономических связей и торговли Сергей Осыка, который вместе с советником Президента Анатолием Гальчинским попал в президентскую часть Совета НБУ. Из банкиров Леонид Данилович выбрал вице-президента «Укрсиббанка» Эрнеста Галиева, а регионы представляет глава Черниговской областной администрации Николай Бутко. Интересно, что подумал глава правления НБУ Владимир Стельмах, который в момент оглашения окончательного состава Совета находился с визитом в Китае. Может, сказал что чисто по- русски…

В конечном счете, после длительной кадровой эпопеи в НБУ появился своеобразный орган управления. Теперь 8 депутатов (два представителя «Трудовой Украины», 2 — НДП, 1 — «Солидарности», 1 — СДПУ(о), 1 — «Возрождения регионов», 1 — НРУ), вице-премьер по ТЭК, министр финансов, два советника Президента, один регионал и один «чистый» банкир будут строить (выяснять) свои отношения с НБУ в целом.

В общем, правительству Виктора Ющенко несколько не повезло с таким составом. Кабинет министров представлен лишь Митюковым, у которого с Ющенко не сложились отношения, и Юлией Тимошенко. Единая управленческая команда НБУ, создаваемая Виктором Андреевичем годами, оказалась несколько разбавленной. У Ющенко есть повод для некоторого беспокойства. Правда, Игорь Юшко уже успел его успокоить, заявив, что состав Совета НБУ сам по себе не имеет значения. «Важно то, что люди будут работать вместе», — подчеркнул он. Действительно, война — это ерунда, главное — маневры. Юшко также гарантировал, что резких изменений денежно-кредитной политики не будет.

Подведем итоги.

1. В составе Совета НБУ явно доминируют депутаты, большинство из которых связаны с коммерческими банковскими структурами;

2. Правительство оказалось достаточно слабо представленным в новом органе управления. Почему-то в нем (органе) не представлен, например, министр экономики.

3. «Притирка» Совета к правлению НБУ может происходить достаточно болезненно. Например, у Митюкова уже был конфликт со Стельмахом на почве невыплат Минфином обязательств перед Национальным банком по облигациям внутреннего государственного займа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно