«НЕСТЫКОВОЧКА», ИЛИ ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, ПОЛУЧИЛОСЬ - КАК ВСЕГДА

14 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

«Выдь на Волгу», - призывал страдалец за народ и по совместительству поэт Некрасов. На великую русскую реку стихотворец приглашал всех, желающих выяснить, «чей стон раздается»...

«Выдь на Волгу», - призывал страдалец за народ и по совместительству поэт Некрасов. На великую русскую реку стихотворец приглашал всех, желающих выяснить, «чей стон раздается». Нынче так далеко ходить не требуется, ибо источник звука - Ассоциация коммерческих банков - расположен в самом Киеве. «Может случиться так, что кредиты станет невыгодно выдавать, а еще более невыгодно - брать», - утверждают специалисты ассоциации, посчитавшие заодно, что «если бы упомянутый закон действовал в 1994 году, то банковская система облагалась бы налогом не менее 80% от прибыли».

Что касается «упомянутого закона», то вдумчивый читатель наверное уже догадался - это принятый накануне новогодних праздников Закон о налогообложении прибыли предприятий. В свое время (сразу после принятия закона) мы в «ЗН» отмечали, что документ этот весьма обширен и наверняка несовершенен. Но хорош. Радовало, что авторы «обложили» банки наравне со всеми предприятиями 30-процентным налогом на прибыль. Оставалось определить: а прибыль - это что?..

Прежде всего, коротко перечислим, какие налоги должны платить банки в 95-м году. Налог на прибыль, налог на имущество (для банков - это основные фонды и оборотные активы, кроме денежных средств), НДС - в случае, если банк производит нефинансовые операции. Вот, практически, и все. Для особо любопытных заметим, что «счетчик» нового налога на прибыль включается со второго квартала, а не с 1 января.

«Идеология» налога на прибыль состояла в том, чтобы адаптировать налог к инфляционной ситуации, то есть сделать так, чтобы база налогообложения не менялась в зависимости от изменения темпов инфляции. По этому закону банк, выдавший кредит под проценты, меньшие, чем уровень инфляции, должен платить налог не только с процентов, но и с разницы между процентной ставкой и этой самой инфляцией. Этот пункт закона и стал одним из камней преткновения. Почему?

Один из наших «ну очень больших банков», если верить монетарному отчету за 1994 год, периодически выдавал кредиты под 64% годовых. Это при прошлогодней-то инфляции! Наивный вопрос - почему? Ведь, казалось бы, такие операции принадлежат к серии «себе дороже». Тут видятся два основных варианта: первый, связанный с отношениями банка и государства, второй - из области внутрибанковского управления.

Начнем с варианта первого. В принципе, если банк имеет доступ к дешевым или вообще бесплатным деньгам, он может и кредиты раздавать под небольшие проценты. Как и обычный посредник, дешево купивший товар, может, в принципе, его недорого перепродать. Установив, таким образом, что деньги, как и всякий товар, могут иметь разную цену, а банк - не что иное, как посредник, мирно существующий за счет маржи, попробуем выяснить, откуда он деньги берет.

Банковский ресурс должен формироваться из рефинансирования Национального банка и из вкладов (предприятий, населения - неважно). А всяческие бюджетные средства должны, по идее, идти через систему казначейства и не влиять на образование собственно банковской ставки. У нас не так. У нас банки (не все, конечно) допускаются к бюджетным средствам весьма оригинальным способом.

Действительно, можно оговорить, что заниженная ставка по кредитам некоторых банков обусловлена тем, что они работают с бесплатными бюджетными средствами. Можно вспомнить, что в 93 году принято решение о 60% норме резервирования бюджетных средств. То есть получалось, что банк-то брал средства из бюджета, но за счет средств других клиентов должен был держать на счете обязательные резервы, что, ясное дело, уменьшало его кредитный ресурс. И по сей день умные головы в КМ продолжают посещать озарения вроде: «Давайте-ка по бюджетным средствам установим норму резервирования 80%». Печаль в том, что резерв не решает проблемы платы за ресурсы. Обязательное резервирование - это «всего лишь» дополнительный и весьма своеобразный налог на банковскую деятельность, потому что по резерву, отдаваемому банком в НБУ, проценты не начисляются. И хотя эти средства формально остаются на корсчете банка коммерческого, для него это - мертвый капитал, который нельзя продать, а, следовательно, этот капитал потихоньку (или очень быстро) съедает инфляция.

В силу явной безобразности такого положения дел, предлагается - и видимо будет принято - следующее решение: те 60 или 80 процентов от взятых из бюджета средств, которые банк должен резервировать, он может покрывать покупкой ГКО (государственных казначейских обязательств). Это уже приятнее. Во-первых, потому, что по мере снижения темпов инфляции привлекательность ГКО, по-видимому, будет расти. Во-вторых, ГКО уже не являются вполне «мертвым капиталом», поскольку банки будут иметь право их перепродавать.

Итак, мы выяснили, что банк может ссужать деньги и под весьма небольшие проценты - в случае, если деньги эти ему дешево достались. К сожалению, есть и еще одна причина, по которой банк может выдать кредит по ставке, мягко говоря, не соответствующей реальной. К сожалению, говорим мы, потому что причина эта - из области персонально-криминальной. Чтобы не перегружать читателя специальными терминами, приведем несколько простых примеров.

Управляющий банком Вася точно знает, что его заемщик Ваня кредита не вернет, а завтра вообще обанкротится. Кредит все-таки выдается, и полученная сумма делится между Васей и Ваней. Еще: и Васе, и Ване нужны дешевые деньги. Кредит дается по смехотворно маленькой ставке, разница делится между Васей и Ваней. Еще незамысловатее: берется льготный кредит в банке под 20% и кладется в тот же самый банк под 100% - на депозит. Прелесть рассматриваемого пункта закона в том, что он делает подобные «операции» весьма затруднительными.

Но наибольшее раздражение и ужас облагаемых вызвало определение Закона о налогообложении прибыли, гласящее, что налог нужно платить с момента реализации продукции. С момента передачи права собственности. Например, для предприятия налог начисляется с момента, когда оно отгрузило товар, - независимо от того, оплачен он или еще нет. Для банка этот «момент истины» наступает при начислении процентов за выданный кредит - независимо от того, уплатил заемщик эти проценты или решил подождать. Итак, для банка весьма существенно, что облагается налогом - проценты НАЧИСЛЕННЫЕ или проценты ПОЛУЧЕННЫЕ. На защиту тезиса о том, что облагаться должны только фактически полученные банком проценты, грудью встала Ассоциация коммерческих банков во главе с г-ном Сугоняко.

Из-за достойной сожаления политики кредитных отделов банков, из-за раздачи направо и налево необеспеченных кредитов ситуация в банковской системе живо напоминает картину «Утро стрелецкой казни». Авторы же столь жесткого подхода в Законе о налогообложении прибыли намеревались эту ситуацию поправить. То есть сделать выдачу необеспеченных, рискованных и просто безнадежных кредитов весьма болезненной для банка процедурой. Выдаете кредит, мрачно советуют авторы закона, застрахуйте его, возьмите что-нибудь в залог. Ах, нет соответствующего положения в законе о залоге? Лоббируйте и давите в Верховном Совете, чтоб было. Но не давайте денег тем, кто не может их вернуть. До сих пор банки покрывали (если покрывали) кредитные риски за счет более высоких процентных ставок - авось чего-нибудь и заплатят... В общем, банки действуют «по ситуации», а закон рассказывает, что эта ситуация ненормальна. Что-то придется менять либо ситуацию, либо закон.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно