Александр Завада: «Для страхового рынка очень важно, чтобы государство увидело в страховщиках партнера»

24 декабря, 2010, 16:33 Распечатать

Страховщикам 2010 год запомнится тем, что впервые за все время существования рынок начал информационную войну с регулятором из-за непрофессионализма и некорректности его работы...

Страховщикам 2010 год запомнится тем, что впервые за все время существования рынок начал информационную войну с регулятором из-за непрофессионализма и некорректности его работы. Но эта война, к сожалению, не объединила рынок, хотя и заставила сделать ряд шагов по саморегулированию.

Почему страховщики не могут найти общий язык и какие вызовы ожидают рынок в ближайшее время, об этом наша беседа с президентом Украинской федерации страхования (УФС) Александром ЗАВАДОЙ.

О ситуации на рынке

— Отечественное страхование всегда делили на схемное и классическое. И страховщики лоббировали законодательную инициативу в зависимости от того, какую часть рынка они представляют. Сегодня разночтения в публичных выступлениях и инициативах страховщиков тоже связаны с отстаиванием интересов классического и схемного страхования?

— Нет, сейчас ситуация изменилась. Доля классического страхования в общем объеме страхования уже приблизилась к 70%. Следовательно, проблема раздела рынка на схемную и классическую части постепенно сводится к нолю. А в следующем году, по нашим оценкам, схемная часть вообще окажется в пределах погрешности экспертных оценок.

— Что позволит сделать невозможными схемы?

— Предусмотренный Налоговым кодексом переход страховщиков на общую систему налогообложения. Хотя для него и установлен переходный период в один год, но изменения, вводимые уже с 2011 года, сводят к нолю оптимизационные схемы с участием страховщиков.

То есть в следующем году страховые компании (СК) будут платить по-прежнему налог по ставке 3% от собранных премий, а уже с 1 апреля 2011 года — без вычета перестрахования. В результате, по нашим оценкам, классический рынок уплатит налогов на 10—15% больше, но оптимизаторам, отдающим в перестрахование до 99% премий, придется или платить налоги в 100 раз большие, или уйти.

Масштабы других схем с участием СК значительно сократятся благодаря проведению реформы в сфере надзора и внесению изменений в законодательство о страховании.

— Почему же страховщики не могут прийти к согласию, по крайней мере, в стратегических вопросах?

— Проблема в том, что среди классических страховщиков есть те, кто только формально считается СК, поскольку они не формируют надлежащих резервов, не думают о будущем. И есть СК, желающие работать длительное время, гарантировать выполнение своих обязательств перед страхователями и развивать этот рынок.

То есть сегодня существует внутренний конфликт на рынке классического страхования. Суть его заключается в том, как быстро мы должны двигаться к европейским стандартам и должны ли мы вообще к ним двигаться и что-либо менять. Значительное количество компаний вообще не желает реальных изменений.

— Это означает, что проводимая в Госфинуслуг работа по подготовке новой редакции Закона «О страховании» будет блокироваться и может оказаться безуспешной?

— Такая вероятность существует. Поэтому и возникает вопрос, целесообразно ли сегодня писать закон на далекую перспективу, зная, что в его отношении будет невероятное противодействие.

— Возможно, сначала следует прийти к согласию между участниками рынка и пока подождать с изменением базового закона?

— Нет, Закон «О страховании» нужно менять. Но изменения должны быть эволюционными.

В Евросоюзе на внедрение и адаптацию Solvency І было предусмотрено десять лет. Аналогичная ситуация и с внедрением Solvency II. У нас же есть разные точки зрения по этому вопросу.

Кто-то предлагает сразу писать закон, в котором установлены требования к капиталу на основе системы управления рисками. Но если система управления рисками не создана, прозрачность рынка на нулевом уровне, нет качественной статистики, достоверной отчетности, методологических подходов, на основании чего мы будем оценивать эти риски и строить формулы?

Не стоит проводить изменения ради изменений. УФС предлагает осуществлять поэтапный переход к евростандартам, который предусматривает изменение Закона «О страховании» в три этапа.

На первом этапе — принять изменения в закон относительно оздоровления рынка, повышения его платежеспособности, прозрачности и качества государственного регулирования. Также на этом этапе решить проблему с допуском компаний на рынок.

Это не означает, что нужно остановить регистрацию новых страховых компаний. УФС считает целесообразным внедрять цивилизованные процедуры. Если страховщик намерен заниматься определенным видом страхования, то должен показать государству, что он на это способен: у него есть бизнес-план, человеческие и финансовые ресурсы, заинтересованные в развитии бизнеса акционеры и состав органов управления, отвечающий квалификационным требованиям.

— Но сегодня страховщики представляют бизнес-планы в Госфинуслуг…

— Да, но у комиссии нет возможности отказать в регистрации, если представленный бизнес-план нереалистичный. Поэтому мы и предлагаем внести такие изменения, чтобы надзор осуществлялся не формально, а содержательно.

— В чем суть второго и третьего этапов изменения Закона «О страховании»?

— Второй этап предусматривает принятие новой редакции этого закона, которая внедряет систему пруденционного надзора и приближает нас к Solvency І.

Третий этап — это установление требований к капиталу на основе системы управления рисками, которую предусматривает Solvency ІІ. Требования к капиталу на основе оценки рисков — это формульный подход. Мы должны дождаться его внедрения в Евросоюзе, изучить этот опыт, а потом уже внедрять у нас.

— Сколько времени потребуется для проведения такой реформы?

— Примерно десять лет. По заключениям экспертов УФС, первый этап должен быть рассчитан на два года. Собственно, законопроект по оздоровлению рынка нами уже представлен в Госфинуслуг для рассмотрения. Надеемся, в этом вопросе не будет длительной задержки.

Кроме того, руководство УФС представлено в рабочей группе Госфинуслуг по разработке новой редакции Закона «О страховании». Мы надеемся, что она будет подготовлена в течение 2011 года. Для рассмотрения и принятия в парламенте нужно еще полгода. Потом — три года на внедрение.

А в 2015 году уже можно начинать вводить формульный подход к расчету капитала с соответствующим переходным периодом до 2020 года.

О «автогражданке» и платежеспособности

— Вы говорите о реформах, повышении требований к платежеспособности… А может, стоит объединять рынок иным образом? Ведь страховщики договорились, когда речь шла о повышении тарифов по «автогражданке»

— Вы очень узко смотрите на процессы, произошедшие в обязательном страховании ответственности автовладельцев. В этом виде страхования в 2010 году по инициативе Моторного (транспортного) страхового бюро Украины (МТСБУ) произошло изменение правил игры. Введены новые, более жесткие лицензионные требования, согласно которым сейчас происходит перелицензирование СК, утверждено Положение о единой централизованной базе данных, увеличены лимиты ответственности. УФС активно поддерживает эти процессы, поскольку это движение в направлении оздоровления рынка.

— Однако УФС заявляла, что сейчас Госфинуслуг выдает лицензии, в том числе и по «автогражданке», СК с повышенным риском неплатежеспособности. Сегодня на рынке уже есть три страховщика-банкрота, по обязательствам которых будет платить МТСБУ. В следующем году проблема может не только повториться, но и стать катастрофической для классического рынка…

— Вряд ли. Кроме проведенных регулятором изменений в нормативную базу, были приняты документы МТСБУ. А именно: изменения в устав и новая редакция Положения о членстве, устанавливающая более жесткий порядок обретения и лишения членства, создается регламентный комитет.

Также бюро ввело процедуру мониторинга и оценки финансового состояния страховщиков — членов МТСБУ, что заблокирует доступ на рынок финансово неустойчивым и неплатежеспособным компаниям. То есть рынок для повышения платежеспособности начал осуществлять саморегулирование. И ожидает, что для регулятора платежеспособность СК станет главным критерием при осуществлении надзора.

— Чем отличается мониторинг финансового состояния, вводимый МТСБУ, от того, который уже осуществляет Госфинуслуг?

— Создан полноценный бизнес-процесс по обеспечению платежеспособности и гарантированию выплат страхового возмещения. И главное — создана возможность выявить недостоверную отчетность СК еще на этапе предоставления ею документов для получения членства в бюро.

Раньше такой процедуры не было, и страховщики получали членство в МТСБУ по формальному признаку — наличию лицензии. Сейчас этот процесс будет содержательным. Комитет по рискам будет анализировать финансовое состояние страховщиков не только при вступлении в члены бюро, но и ежеквартально согласно критериям, утвержденным общим собранием МТСБУ.

Если страховщик попадает в группу финансово неустойчивых компаний, то для него устанавливаются повышающие коэффициенты к взносам в фонды бюро. И в дальнейшем, если компания будет пренебрегать этими требованиями, может быть поставлен вопрос о лишении ее членства в бюро.

Страховщики хотят, чтобы такие прозрачные и понятные бизнес-процессы были внедрены регулятором при осуществлении надзора. Госфинуслуг получила отчетность СК, проанализировала, выявила страховщиков, финансовое состояние которых вызывает тревогу, получила от них объяснения. Если объяснения неудовлетворительны, назначила проверку. Если в рамках проверки были выявлены признаки недостоверной отчетности, назначается дополнительный обязательный аудит. Дальше на основании результатов проверки и аудиторского заключения принимаются решения о мерах воздействия.

— Для назначения дополнительного аудита страховщика Госфинуслуг недостаточно существующей нормативной базы…

— УФС уже давала этому вопросу оценку. Более того, мы предлагали начать эту работу и подготовили проект изменений в соответствующие нормативные акты.

Так, Госфинуслуг имеет право назначать дополнительный аудит, но не имеет четко определенной процедуры. Даже при отсутствии четко регламентированной процедуры рынок не оказывал бы сопротивления понятным и прозрачным действиям регулятора. В частности, если бы дополнительный аудит назначался на основании проведенного анализа финансовой отчетности, и регулятор объяснил рынку, как формируется цена на услуги аудиторов.

Вместо этого регулятор сделал шаги, которые никто не смог поддержать. Около сотни СК был назначен дополнительный обязательный аудит, большинство компаний проверку прошли. Но до сих пор ни объединению страховщиков, ни общественности не известны итоги этих проверок. Следовательно, процедура лишена смысла. А процедура ради процедуры нас не интересует.

О регуляторе

— Заявления о непрофессионализме, непрозрачности и неэффективности работы Госфинуслуг звучали от участников небанковского финансового рынка неоднократно. Но административная реформа комиссию фактически не затронула…

— Мы считаем, что положительные изменения впереди. То состояние, в котором сегодня находится регулятор, не способствует ни ускоренному выходу из кризиса, ни развитию рынка.

— Каких именно позитивных изменений ожидает рынок?

— Необходимо повысить статус Госфинуслуг путем принятия изменений в Закон «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг» или вообще через принятие отдельного закона о комиссии, где значительно более детально были бы выписаны все процессуальные основы ее деятельности. У УФС есть соответствующие наработки. Мы готовы сотрудничать с обновленной властью в этом вопросе и после проведения административной реформы.

В частности, УФС считает первоочередной задачей наполнение регулятора профессиональными кадрами, обеспечение гарантий реальной независимости членов комиссии, создание качественной материально-технической базы и надлежащего финансового обеспечения.

— Рынок не беспокоит, что Госфинуслуг может утратить свою самостоятельность и стать частью Министерства финансов Украины или частью мегарегулятора, или объединиться с Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку?

— Наихудший вариант — оставить все, как есть, когда формально якобы орган независим, но лишен ресурсов, возможности профессионально работать, политически заангажирован, непрозрачен.

Но поймите, с точки зрения возможности построить эффективный орган надзора абсолютно не важно, сколько будет таких органов — один, два или три, будет он подчинен Минфину или нет. Важно то, насколько профессиональны должностные лица и реально ли они независимы в принятии решений, достаточно ли у ведомства специалистов для выполнения возложенных задач, эффективно ли используются имеющиеся ресурсы и четко нормированные в законодательстве полномочия. И все это можно обеспечить при любой структуре.

Такой же формальной выглядит дискуссия о размежевании регуляторных и надзорных функций между разными органами исполнительной власти. В конце концов, ни Минфин (если на него будут возложены регуляторные функции) без участия органа надзора, ни объединенное ведомство без участия Минфина не смогут проводить эффективную регуляторную политику на рынке страхования. То есть налаживание эффективного сотрудничества между органом надзора и другими органами исполнительной власти неизбежно.

— Кто должен работать во главе и в аппарате регулятора — профессиональные чиновники, ученые или практики с рынка?

— Искать специалистов нужно всюду. Вопрос — в человеческих и профессиональных качествах и тех задачах, которые ставит перед этими людьми руководство государства. Задачи по развитию финансового сектора уже поставлены в Программе экономических реформ на 2010—2014 годы президента Украины. Теперь необходимо определить особенности реализации этих задач в отношении страхового рынка.

— Уже разработан проект такого документа?

— В УФС такая работа ведется. Мы считаем, что необходимо определить стратегические перспективы отрасли не менее чем на ближайшие десять лет, исходя из масштаба и глубины реформ, которые необходимо осуществить. Для страхового рынка очень важно, чтобы государство увидело в страховщиках партнера для решения общественных проблем, который реально, с помощью цивилизованных механизмов может взять на себя возмещение убытков и формирование длинных инвестиционных ресурсов. Уже сегодня резервы по страхованию жизни — 2 млрд. грн., тогда как доля классического страхования по чистым премиям в ВВП — только 0,85% (в среднем в мире — 7%), а объемы всех страховых резервов — 10 млрд. грн.

Задачи на 2011 год

— В Программе экономических реформ на 2010—2014 годы предусмотрено внедрение обязательного медицинского страхования. Страховщики будут в этом участвовать?

— УФС разработана концепция внедрения обязательного медицинского страхования с участием страховщиков. Но сегодня это вопросы не страхового рынка, а стратегических реформ, которые находятся на контроле у президента. Мы считаем, что конкурентная рыночная модель обязательного медицинского страхования с участием СК не только создаст прозрачную систему финансирования здравоохранения, но и будет стимулировать повышение качества медицинских услуг.

УФС предложила механизм создания такой системы. Думаю, вопрос о медицинском страховании будет задачей на 2011 год, равно как и вопрос участия страховщиков во втором уровне пенсионной реформы.

— Стоит ли ожидать в 2011 году реализации хотя бы части тех концепций или стратегий, которые принимались и дискутировались в этом году?

— Да. На протяжении текущего года УФС совместно с Международной финансовой корпорацией, Министерством аграрной политики, участниками рынка и учеными работала над реализацией Концепции развития системы страхования сельскохозяйственной продукции в Украине. Агрострахование — сложный мультирисковый вид страхования, который ни в одной стране мира не развивается без государственной поддержки. Но она возможна, если всем участникам понятны правила игры, создана инфраструктура и система агрострахования. То есть существуют унифицированные требования к страховщикам, сформированы необходимые гарантийные фонды, стандартизированы продукты, тарифы, процедуры урегулирования убытков, построен механизм управления и надзора за деятельностью агропула СК.

Такая система может заработать только на основе соответствующего профильного закона и государственной пятилетней программы, где определены ожидаемые объемы рынка, размеры финансирования программы за счет государственного бюджета и механизм авансирования.

— Что предусматривает механизм авансирования?

— Сегодняшняя система агрострахования вызывает недоверие со стороны аграриев потому, что страховщик платит 100% страхового платежа, а государство потом может компенсировать его часть, а может не дать компенсацию вообще, как это происходит последние несколько лет.

Мы предлагаем развивать агрострахование через институт государственно-частного партнерства — Агробюро. Это объединение, функции надзора в котором выполняет государство, получает средства из государственного бюджета и распределяет их между страховщиками согласно заключенным ими соответствующим договорам. При этом аграриям нужно будет за страхование платить только свою долю страхового платежа, которая вероятнее всего составит 50%.

— Это реально реализовать в следующем году?

— Думаю, да. Вопрос отработан организационно, нормативно и методологически. Соответствующий законопроект разработан, и можно ожидать его согласования от Кабмина. Проведено собрание основателей Агробюро и подготовлены все необходимые для его создания документы. Если власть поддержит этот процесс, то эффективная система агрострахования может быть создана на протяжении следующего года.

Скажу больше: если власть и рынок направят максимум усилий на цивилизованное развитие страхового рынка, то на протяжении ближайших десяти лет доля страхования в ВВП увеличится в разы. По нашим оценкам, до 5% ВВП. А это — инвестиции в отечественную экономику в размере как минимум 80 млрд. грн., из которых 30 млрд. грн. — долгосрочные.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно