ЗОЛОТАЯ ПЧЕЛА ШПАРКАСЫ

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать

«Птичку жалко!» Популярная черновицкая бывальщина рассказывает, как в конце 40-х Никита Хрущев, объ...

«Птичку жалко!»

Популярная черновицкая бывальщина рассказывает, как в конце 40-х Никита Хрущев, объезжая западные украинские границы, установленные в начале того кровавого десятилетия танками его же воинов, и наведавшись заодно в Черновцы, ошеломленно остановился перед воинским монументом еще австрийских времен под названием «Черный орел». «Что это за памятник птице, да еще орлу —символу капиталистов, да еще на перекрестке улиц Ленина и Сталина? Убрать немедленно!»

Памятник павшим воинам-буковинцам 41-го пехотного полка, сооруженный в 1901 году на средства городской общины, был тайно снесен декабрьской ночью 1949 года. Тогда же одноименную гостиницу «Черный орел» быстренько переименовали в «Верховину». Рьяно выполняя хрущевское распоряжение, новая власть заодно убрала с черновицких домов изображения всех птиц (чудом уцелел каменный сокол, кстати, древний геральдический символ Буковины, на старинном, так называемом «египетском», доме). Посбивали даже грифонов (тоже ведь с крыльями!), охранявших вход в едва ли не самое красивое здание в центральной части города — Шпаркасы (так австрийцы называли сберегательный банк).

Как выглядели те грифоны, уже никто в Черновцах, пожалуй, не помнит. Но архитектору Ирине Коротун, долгое время возглавлявшей отдел историко-культурной заповедной территории города при управлении градостроительства и архитектуры, посчастливилось обнаружить в архивных хранилищах строительные чертежи. среди них нашлись и графические изображения крылатых существ. Исполняющим госзаказ реставраторам, которые сейчас обновляют это сооружение, добавилось работы. Теперь они будут воссоздавать еще и образы мифических охранников дома, в котором в настоящее время находится Черновицкий художественный музей.

Его реставрация — не первая в городе попытка вернуть первозданный вид зданиям, принадлежащим к золотому фонду Черновцов и охраняемым законом о сохранении архитектурных памятников. До этого были городская ратуша, областной филиал Национального банка. Как откровенно говорят банкиры, легче и дешевле было вообще снести дом и построить новый, чем реставрировать 200-летнюю, пускай и удивительно красивую, древность. Но есть неписаный закон ответственности поколений, в частности, и по сохранению архитектурных шедевров.

Реставрация художественного музея стоит два миллиона гривен. Более трети из них освоено еще в прошлом году, и с тех пор новых поступлений из госбюджета, финансирующего реставрацию бывшей Шпаркасы, не было. Но работы не прекращаются. Строители решили работать в долг (им, в конце концов, к этому не привыкать), как и реставраторы.

— Уже закончили всю фасадную лепку, — говорит руководитель реставрационной бригады Василий Кравчук. — Эти рельефные украшения мы делали только из природных материалов — гашеная известь и песок, с применением древних византийских технологий лепки, которые использовали и австрийские мастера, сооружая Шпаркасу. Между прочим, песок мы брали, как и они, из Залищицкого карьера. Теперь очередь за восстановлением скульптурных изображений, с которыми время и ветер сыграли злую шутку. Этот ответственный участок реставрационных работ — за известным буковинским скульптором Николаем Лисакивским.

Город, замешанный на яйцах и крови

Василий Кравчук — коренной черновчанин, до умопомрачения влюбленный в старые Черновцы. Когда пришлось выбирать профессию, колебаний не было — реставратор. Секреты ремесла искал в старинных каталогах, учился у старых мастеров, перенимая их богатый и уникальный опыт из рук в руки.

— Важно не только технически повторить работу мастеров прошлого, — рассказывает пан Кравчук, — но и выполнить ее на том же материале. Черновцы строились в основном по технологии Шао-Ляо, пришедшей из седой старины и предполагающей такие компоненты, как высококачественная известь, песок, а для крепости раствора — бычью кровь. По другим, тоже древним, строительным рецептам, в известь добавлялись куриные или гусиные яйца. Органический белок связывал раствор навеки. Кроме прочности он давал домам возможность «дышать». Для покраски фасадов также использовали исключительно природные красители. Поэтому краски в течение двух веков не теряют сочность цветов, в отличие от современных синтетических, которые через год-два уже не узнать. Жаль, что сейчас, выполняя ремонтные работы, строители практически не придерживаются требований закона, который предписывает использовать для памятников истории, культуры и архитектуры природные аутентичные материалы. Это не прихоть, а необходимость, поскольку подобные растворы, краски намного более долговечны, надежны и, наконец, более комфортны для проживания.

С серьезной проблемой использования во время строительных и реставрационных работ необходимых материалов столкнулись в свое время и австрийские реставраторы из города Грац, принимавшие участие в первом Международном украинско-австрийском практическом семинаре по вопросам реставрации и охраны памятников архитектуры, состоявшемся недавно в Черновцах на базе Художественного музея.

— Часто случается, что аннотации на упаковках строительных смесей абсолютно не соответствуют их истинному качеству, что, к сожалению, обнаруживается только со временем, — говорит мастер-реставратор из Граца Йоган Вайсенбах, который специализируется на малярных работах. — Это результат недобросовестной рекламы и экономического лобби в пользу определенных фирм-производителей, стремящихся протолкнуть на рынок свой товар. Но поскольку реставрация архитектурных памятников — дело слишком ответственное, специальным законом, действующим в нашем городе, предусмотрены и такие архиважные моменты, как выбор материала. Синтетические современные смеси, нарушающие гидроизоляцию домов, от чего они быстро портятся, мы стараемся вообще не применять.

Патина на черепице и законах

Главное, что не уставали подчеркивать австрийские специалисты в беседах со своими черновицкими коллегами, — это настойчивая просьба не повторять их ошибок.

— Черновцы, к нашему огромному удивлению и восторгу, прекрасно сохранили свою неповторимую аутентичность, — уверяет Фридрих Бювье, начальник управления охраны памятников архитектуры Федеральной земли Штаемарк, советник Двора, дипломированный инженер города Грац (именно так, несколько экзотично, звучат в дословном переводе чиновничьи титулы господина Бювье). — Теперь главное — все это сохранить разумными и грамотными ремонтно-реставрационными работами. К сожалению, мы взялись за сохранение своего архитектурного наследия несколько поздновато, когда довольно значительная часть древностей в Граце уже была уничтожена. Особенно это касается старинных деревянных оконных рам, которые формируют образ дома. Замена их современными металлопластиковыми обезображивала унификацией лицо города. Повальное увлечение современными строительными материалами и конструкциями привело к тому, что в нашем городе, как, в принципе, и во всей Австрии, не осталось высококвалифицированных столяров, способных изготовить высокохудожественную оконную раму. Еще одна важная проблема, с которой мы столкнулись и которая уже назревает у вас в Черновцах, — это перестройка чердаков для получения дополнительной площади, которой в центре города всегда не хватает. Для Граца это могло обернуться непоправимым бедствием — потерей его уникального крышевого ландшафта, благодаря которому он вошел в список ЮНЕСКО лучших городов мира. Похожий ландшафт и у Черновцов. Его создают, с одной стороны, расположение города на семи холмах, с другой — старинная красная черепица на крышах, которую сегодня уже не так часто увидишь.

Разрешать эту и множество прочих проблем территориальной общине Граца помогает специальный закон об охране архитектурного наследия, принятый на местном уровне, и множество подзаконных актов, регулирующих отношения государства, под защитой которого находится это наследие, и владельцев домов. Кроме того, есть еще городская комиссия по охране Граца с очень большими полномочиями. Любые ремонтные работы, перепланировка, изменение интерьеров в обязательном порядке согласуются с этой комиссией и муниципальным управлением охраны памятников архитектуры. Принятие этого закона и его строгое соблюдение (а австрийцы, в отличие от украинцев, отличаются большой законопослушностью) за довольно короткий срок дали настолько впечатляющие результаты, что сегодня архитекторов Граца беспокоит вопрос: оставлять или нет на столетней черепице зеленоватую патину, которая, по мнению многих, не только не портит город, а наоборот — придает его домам достоинство и благородство. Кроме того, единодушно заявляли австрийцы, старая черепица намного лучше современной.

«Какая патина? Какие оконные рамы, если отсыревают цоколи, растрескиваются фундаменты и несущие конструкции домов?» — перешептывались на семинаре черновицкие архитекторы. Но все соглашались с тем, что проблемы сохранения архитектурного наследия необходимо разрешать в комплексе, обращая внимание одновременно и на подвалы, и на чердаки, и на фасадные украшения. Жаль только, что закон, так успешно действующий в Граце и который не менее успешно мог бы действовать в Черновцах, до сих пор переводится на украинский где-то в черновицких управленческих кабинетах, хотя австрийцы давно передали его нам для обмена опытом. Поэтому призыв специалистов из Граца учиться на их достижениях и не повторять их ошибок остается для Черновцов лишь призывом. А сам приезд австрийских архитекторов — хорошо обставленной пиар-кампанией с незначительным практическим результатом.

Мастерства черновицким реставраторам не занимать, и чему-то новому украинско-австрийский международный семинар их не научил. Проблема реставрации Черновцов — не в квалификации специалистов (она достаточно высока), а в надлежащей организации их труда. В Черновцах, как ни странно, нет и никогда не было своих реставрационных мастерских. Когда-то существовал филиал каменец-подольских, но давно исчез. Поэтому черновицкие реставраторы, как киплинговские коты, гуляют сами по себе частными предпринимателями, пока их не пригласит на временную работу какой-нибудь подрядчик. Между тем в Австрии, в частности в Граце, развита сеть государственных реставрационных фирм, подчиненных федеральным управлениям охраны памятников истории или непосредственно Австрийскому государственному реставрационному управлению. В них, разумеется, работают лучшие специалисты, поскольку самые ответственные задачи поручают именно государственным мастерским. И, несомненно, только они были бы допущены к объекту уровня бывшей Шпаркасы — шедевра гениального австрийского архитектора Губерта Гесснера, ученика профессора Венской архитектурной академии Отто Вагнера.

Несколько дней, пока продолжался семинар, австрийские реставраторы работали в мастер-классах по восстановлению фрагментов Черновицкого художественного музея. В результате на его воротах засверкала позолоченная барельефная доска с изображением пчелы — символа Шпаркасы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно