Женское счастье в сумерках Канн

31 мая, 2013, 19:35 Распечатать Выпуск №19, 31 мая-7 июня

Можно сколько угодно успокаивать себя, что не каждый год в мире снимают шедевры, или что известные режиссеры обеспечивают хотя бы стабильное качество. Однако относительно 66-го Каннского кинофестиваля следует признать: он получился не самым сильным. 

Стивен Спилберг объявил вердикт жюри 66-го Каннского кинофестиваля — и никаких признаков скандала или дискуссий. Фильм "Жизнь Адель" (в мировом прокате "Синий — самый теплый цвет") журналисты еще загодя определили среди фаворитов. Арбитры главного кинофорума мира также высоко оценили фильм о двух женщинах, где нет реверансов в сторону однополых страстей, а есть настоящая любовь и сугубо художественное измерение киноистории от режиссера Абтелатифа Кешиша. 

Можно сколько угодно успокаивать себя, что не каждый год в мире снимают шедевры, или что известные режиссеры обеспечивают хотя бы стабильное качество. Однако относительно 66-го Каннского кинофестиваля следует признать: он получился не самым сильным

Конечно, есть фильмы, которые интересно смотреть, но понятие "каннский уровень" в этом году здесь не совсем ходовое. 

Интересно и удивительно, что арт-директор Канн и (поговаривают) будущий президент фестиваля Тьери Фремо назвал козырем программы этого года ленту "Только Бог простит" Николаса Виндинга Рефна. 

Когда его предыдущая картина "Драйв" получила от жюри, возглавляемого Робертом Де Ниро, приз за лучшую режиссуру, это казалось досадным недоразумением (к решениям тогдашнего жюри вообще было много вопросов). 

Впрочем, мода на Рефна — одна из самых больших загадок, которую трудно разгадать. Но именно его фигура стала своего рода символом смены поколений в каннской "номенклатуре". 

Что же плохого в этой картине? Рефн зависает между двумя мирами: для боевика его картина весьма скучна, для арт-кино — бессмысленна. Архаический киноязык, многозначительные паузы, ни одного, даже малейшего намека на актерское мастерство и т.д. 

Спросите — а зачем же так много говорить об одном из самых слабых фильмов конкурсной программы? Как раз потому, что самой большой сенсацией нынешних Канн и стало заявление Жиля Жакоба, что в 2015 г. он оставляет должность президента фестиваля!

Стал ли шаг назад, по сравнению с блестящим прошлым годом, признаком началом упадка Канн? Или же просто киногод был неурожайным? 

На эти вопросы может ответить только время. А вот историческое решение каннского жюри, которое возглавлял Стивен Спилберг, можно назвать одной из самых больших удач нынешнего форума. Отметив практически все фильмы, так или иначе достойные внимания, режиссер "Инопланетянина" все-таки сумел повернуть дело в нужное русло. И сделал это так, что обидного осадка после объявления победителей ни у кого не осталось. 

Итак, о победителях. Лента Абдулатифа Кешиша "Жизнь Адели" (Золотая пальмовая ветвь) сначала будто и не вызвала большого ажиотажа. Однако буквально час за часом она выбилась в фавориты каннского главного конкурса, и в кулуарах феста о ее награждении говорили уже почти как о свершившемся факте. 

Понятно, история лесбийской любви, да еще и с 15-минутной эротической сценой, для "некоторых" затмила остальные художественные достоинства картины. Хотя фильм, прежде всего, — о любви. Просто о любви. О взрослении, о поиске своего пути в сумасшедшем современном мире. Наверное, это прозвучит немного банально, но Кешиш, прославившийся картиной "Кус-кус и барабулька", владеет важным для режиссера даром — в маленькой истории, в жизни одной Адели увидеть Вселенную. 

Статическая камера, невозмутимо наблюдающая за главной героиней, уже не является революционным приемом в мировом кино (именно это, а также конъюнктурность темы, ставят в укор режиссеру!), но здесь этот прием срабатывает на полную. Срабатывает и покоряет. Поднимает работу Кешиша к уровню настоящего — высокого — искусства.

В международный прокат картина выйдет под названием "Синий — самый теплый цвет". Попадет ли она в украинский прокат? Пока не известно. Ведь нашей любимой комиссии "по вопросам морали" там явно есть где разгуляться. Хотя эротический эпатаж существует в фильме только на первом плане. А за ним — и второй, и третий. Но это уже зависит от того, "как" считывать.

Кешиш, настоящий триумфатор Лазурного берега, родился в Тунисе, вырос в Ницце, неподалеку Канн. Снимает свое кино преимущественно во Франции, объединяя внутренний драйв новых кинематографических стран с французской изысканностью построения кадра. 

Итак, Спилберг и его коллеги в жюри оказались на настоящей художественной высоте. 

Более противоречивым кажется Гран-при (вторая по значению награда), который получили братья Коэны за свою ленту "Внутри Льюэна Дэвиса". Фильм рассказывает историю фолк-музыканта, пытающегося получить не так славу, как просто возможность работать. Музыканта Коэны придумали, но прототип у него реальный. Это Дэйв ван Ронк. И обложка пластинки "Внутри Льюэна Дэвиса", которую показывают в фильме, срисована с пластинки "Внутри Дэйва ван Ронка". Именно Ронк разнес по миру народную балладу "The House Of The Rising Sun". Однако в фильме об этом — ни слова. 

У ленты, наверное, самая стройная из всех конкурсных конструкция, изысканная композиция в форме рондо, где не видно ничего лишнего. Нет и коэновского черного юмора. Впрочем, и картина — не триллер, а история фолк-музыканта. Снимали известные братья в своей жизни и проекты получше, как, в частности, "Бартон Финк", принесший им "Золотую пальмовую ветвь". Тем не менее, блестящее братское режиссерское мастерство полностью оправдывает Гран-при.

В этом году Каннский фестиваль получился немного нервным. Не только из-за относительно слабого конкурса (меньше драйва — больше усталости), но и из-за многочисленных скандалов, плохой погоды и еще большего, чем всегда, скопления людей. Профессиональная охранная фирма, заменившая на входе во Дворец фестивалей звучную охрану после ограбления Chopard, так тщательно пересматривала "сумки" гостей и участников фестиваля, что, прежде чем зайти вовнутрь (и отнюдь не Льюэна Дэвиса, а просто во дворец!) нужно было выстоять предлинную очередь. 

На пресс-конференции с участием голливудских звезд журналисты вообще попадали как на баррикады! А вот каннские звезды авторского кино отвечали на вопросы в полупустом зале, что как-то довольно четко означало уклон фестиваля в сторону гламура. Интересно, что в последний день фестиваля, когда с журналистами встречались Орландо Блум и Форест Вайтакер, людей на пресс-конференции почти не было. Так что в нынешних Каннах даже интерес к звездному блеску стал каким-то не настоящим, а ситуативным. 

Тем не менее, в самом конце фестиваля все же удалось поставить жирную точку. Чествовали Алена Делона. Секс-идол 60—70-х представил отреставрированную ленту Рене Клемана "На ярком солнце". Эта работа, как и фильмы Лукино Висконти, стала определяющей для карьеры Делона. Сам актер, как пародия на себя самого в роли Юлия Цезаря, собрал на фестивале больше всего почитателей. С ним могли посоперничать только Леонардо Ди Каприо и Майкл Дуглас. 

Из казусов Канн — недооцененная работа Романа Поланского "Венера в мехах". Эта лента стала его полной реабилитацией как великого режиссера. 

Поэтому о "сумерках" Канн, о чем говорили гости и участники в течение всего феста, говорить, наверное, все же рановато.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно