В чем "Сила", брат?

11 января, 2013, 19:50 Распечатать Выпуск №1, 11 января-18 января

В Украине готовят к прокату "самый дорогой" детский фильм

  В нашей стране решили восстановить некогда прерванную производственную линейку "детского кино". Госкино выделило Виктору Андриенко (актеру, телеведущему, режиссеру, продюсеру) 16 млн. грн. на детский художественный фильм "Иван Сила", в основе которого подлинная история знаменитого отечественного силача Ивана Фирцака (1899—1970). В.Андриенко активно работает в кино и на телевидении. Многие запомнили его по "Мамаду" и "Большой разнице". Но детский прокатный кинопроект — особая ответственность. Тем более что судьба главного героя изобилует яркими и драматическими эпизодами. В интервью ZN.UA В.Андриенко рассказал о предыстории создания фильма, а также поведал, почему не польстился на "московский рай", несмотря на рейтинговый успех "Большой разницы". 

— Виктор, от любого детского фильма чаще всего ждут чудес, морали… Какие задачи ставили перед собой вы, когда решили запустить детский украинский фильм, учитывая, что подобное кино уже давно не вызывает интереса у продюсеров и прокатчиков… 

— Я вырос на сказках А.Роу, А.Птушко, на фильмах Р.Быкова. Полюбил кино благодаря нашим великим киносказочникам. Однако наш фильм — не волшебная сказка. Это история о легендарном силаче Иване Фирцаке — нашем земляке, известном во всем мире. Правда, в Европе существует два музея, посвященных этому человеку, а вот у нас ни одного…  Мы сняли детско-юношеское кино. Ведь только на примере тех, кто что-то преодолел, создал себя сам и можно воспитать подрастающее поколение…  А в чудеса я сам поверил, когда все задуманное начало складываться, как пазл. К примеру, детали, которые я придумал для усиления эмоционального ряда, — оказались правдой. Я написал в сценарии: "Иван Фирцак поднимает машину". А потом выяснилось, что и такое было. Как-то по дороге в село машина с молоком застряла на обочине. Кротон (как называли Ивана земляки) один ее приподнял и вытолкал. Таких совпадений оказалось множество. К примеру, во время нашей работы в Черновцах съемочная группа оказалась без художника-постановщика. И вдруг выясняется: внучатый племянник героя — Борис Фирцак, выходец из одного с ним села Билки — профессиональный художник, выпускник Киевского института театра и кино им. Карпенко-Карого, имеющий уже немалый опыт работы. Все совпало вовремя: именно Борис воссоздавал для нашего фильма историческую атмосферу в родном селе. Вся этника была на нем. Но самое неожиданное совпадение и главная находка — украинский силач, сыгравший главного героя, — Дмитрий Халаджи. Он очень похож на прототипа своего киногероя.

— А как получилось, что Дмитрий Халаджи оказался в вашей картине?

— Нашли в американском цирке, где некогда работал прототип его героя. Но началось все с Интернета. Пришел Дима Филогенов и спросил: "А чего ты Халаджи не хочешь в свой фильм пригласить?". Спрашиваю: "Кто это?". "Финалист телевизионного шоу "Україна має таланти". Но мне это ни о чем не говорило. Тогда он показал фотографию Халаджи. Еще не зная его возможностей, я поразился — "Одно лицо!". Дальше было еще круче. Мы позвонили Диме в Чикаго и предложили сыграть Ивана Фирцака, он переспросил: "Ивана Силу? Знаю, у меня книжка о нем всегда в сумке лежит".  Дима приехал, и когда я его жене показал фотографию Фирцака, она вскрикнула: "Ой! Таким Дима был на свадьбе".  Только Халаджи об этом герое узнал раньше нас всех. Он до семи лет был инвалидом: в четыре года перевернул на себя пятилитровый чайник с кипятком. Врачи считали, вряд ли выживет — 35% тела было обожжено. Он мог лежать только в гамаке. Бабушка рассказывала ему о прадеде, который боролся на глазах у царской семьи с медведем в петербуржском цирке, читала былины про Илью Муромца. Дима слушал и считал, что он тоже пролежит 33 года, а потом встанет и начнет подвиги совершать. В шесть лет на руках выполз из хаты. Учился заново ходить — как Мюнхгаузен вытаскивал себя за волосы. Сначала спортом занимался, потом силовыми трюками. Начинал на чугунных утюгах. В 1985-м он прочитал статью об Иване Фирцаке… Она его заинтересовала и вдохновила.  Я не знал всего этого, но оказалось, что Дима исполняет множество трюков, которые без малого сто лет назад исполнял Иван Фирцак! Так что все трюки в фильме Дима делает сам. В частности он держит на себе арбу с восемью людьми. У него на груди силачи кувалдами разбивают огромный камень-валун, в то время как Дима лежит на гвоздях… 

— Виктор, вы ведь и сами поработали в кино каскадером… И видимо, эта деятельность тоже повлияла на выбор темы? 

— Снимать "каскадерские" сцены мне действительно помог опыт, приобретенный в работе с Давидом Черкасским. В неоконченном его фильме "Безумные макароны" я был вторым режиссером. Я такие сцены ставил! У меня дрались 80 человек, которые никогда в руках меч не держали. И все остались живы. 

— Вы сыграли сотни миниатюр без слов. А как относитесь к нынешнему "буму" вокруг немого кино? 

— Когда мы с Игорем Письменным делали "Тринадцатый километр" (2007 г.), думали, на каком языке его делать: украинском или русском? И решили: пусть будет без слов. Он долго стоял в фаворитах на американском сайте, был на 12, 13-м местах. А почему? Потому что всем ясно о чем.  И вот в Министерстве культуры увидели раскадровку к фильму "Иван Сила"… И тоже удивились: мол, а где диалоги, может, вы их пропустили? Диалоги вначале были задуманы, а потом я подумал: "А зачем они нужны?". Считаю, что текст в кино появляется по двум причинам, когда нужно что-то уточнить или когда думают, что зритель тупой. Тогда начинают объяснять действие, пересказывать.  К примеру, мне непонятен голливудский фильм "Красные огни". Собрали хороших актеров: Роберта Де Ниро, Киллиана Мерфи… Смотрю и удивляюсь: зачем они все время объясняют, что происходит в кадре? Это же нужно визуализацией делать! Мне больше нравятся фильмы Серджио Леоне, где долгие взгляды. Это я позже узнал, что под черновой вариант подложили музыку Энио Морриконе, и получилось настолько хорошо, что было жалко выбросить. Но мы смотрим на них, и не возникает вопроса "почему они там молчат?".

— Говорят, ничего нет сложнее в кино чем работа с детьми и животными… 

— Очень тяжело было работать с Леней Шевченко. Несмотря на то, что этот 13-летний мальчик уже имеет опыт работы в кино, в начале наших съемок он не сразу понял, чего от него добиваются. Я называл его "мальчик — двадцать дублей". К концу фильма Леня, что называется, "въехал" и делал все искренне.  В принципе зритель наших проблем не увидит. А за один кадр я просто благодарен Лене. Шикарный кадр, когда Миха (так зовут киногероя, роль которого исполняет Л.Шевченко) идет воровать у цыган коня. Я его настраивал: "Пойми, ты сейчас идешь менять свою жизнь: ты решился, ты — вор. После не сможешь вернуться в этот город — тебя зарежут". Он подошел к табору, оглянулся, никого ли нет, а вышло, как обернулся на свою прежнюю жизнь: идти или вернуться… И пошел вперед. Сыграл переживания одним кадром без остановки.  А от второго мальчика, Владислава Пинчука, которому тоже сейчас 13 лет, — мы все были в шоке. Он работал в два дубля: один основной, второй — технический. Я садился, объяснял задачу, и он точно исполнял ее. Даже когда ему свет перекрыли не с той стороны, как будто кто-то подошел слева, он реагировал точно. У него, как и у многих других, роль без слов. 

— Вы отсняли материал за три с половиной месяца. Сложные трюки, приключения. Воссоздали эпоху. Бюджет государственный, но отнюдь не голливудский. Допустим, Европу сняли в Черновцах… А на чем еще экономили? 

— Нам все помогали, начиная с первого съемочного дня в Черновцах. Мы случайно познакомились с людьми, которые привели нас в местный ресторан. Там на столах, на полочках я увидел настоящие исторические предметы и спросил: "А дадите нам для съемки?". Тут понеслось: "А хотите еще это и вот это?" и начали нам сносить реквизит — подлинные вещи из домов и сундуков. Бесплатно. Музей медицины предоставил уникальные штуки вплоть до поилок начала века. Потом оказалось, что в Черновцах сохранилась дореволюционная пожарная повозка с бочкой. В нее за последние полвека два раза запрягали лошадей: на празднование 600-летия города и для нашего фильма. Власть города всячески шла навстречу: предоставили и освободили для съемок памятник архитектуры — здание действующей мэрии. Кран пригнали в помощь… Пожарные, милиционеры отказывались от денег: "Это же детское кино, что это мы у детей забирать будем". У нас даже массовка работала практически бесплатно. Приезжали из Киева в Черновцы просто потому, что хотели сняться в кино. А Богдану Бенюку отдельное спасибо — сутки отработал бесплатно. Создал больше, чем было задумано в этом образе, — начало, переходы, финал. Была роль проходная, а стала запоминающаяся из-за того, что ее сыграл сильный актер. 

— Исторические костюмы предоставила студия имени Довженко?

— Нет, оказалось, что их дешевле заказывать на чешской студии "Баррандов", как и пять ретро-автомобилей привезти из исторического музея Варшавы. Поверьте, мы сопоставили цены. У нас на студии Довженко: пиджак — одна цена, комплект жилет, рубаха, брюки — другая цена. И так на каждую деталь — цена, цена, цена…А на "Баррандов" предлагается наряд полностью, с обувью и тростью. Нам 100 баррандовских костюмов обошлись в 3 тыс. евро. Без всяких, как у нас это принято, "дополнительных одолжений"… Кроме того, ни в Украине, ни в России не сохранился исторический костюм полицейского республики Чехии 20-х годов. Первое, что ассоциативно приходит на ум, — он сродни форме Швейка, но это не так: он зеленый в английском стиле. Выяснилось, что на студии нет ни одного котелка. Мы пытались заказать их нашим шляпникам, но они не справились. Посчитали, чем лишь бы что воссоздавать — лучше взять напрокат. 

— Виктор, вот закончится работа над "Иваном Силой"… И что потом? Возможно, снова уедете в Москву сниматься в "Большой разнице"? 

— Александр Цекало восемь раз меня туда звал. Но я постоянно отказывался. Когда вдруг согласился, сказал, что приеду, он уже не поверил, переспросил: "ТочнО?". Я приехал шесть лет назад, 15 ноября. Начал сниматься в "Дружной семейке", "Мамаду". Подбили рейтинги, оказалось — удачно. Цекало снова позвал. Тут уже я засомневался: "Саша, если ты мне это предлагаешь ради нашей дружбы (мы с 1982 года знакомы), не надо, я переживу". Он ответил: "Неужели ты думаешь, что после того, что ты сделал, не виден результат? Я хочу, чтобы ты с нами работал". С 2008-го я сидел уже в эфире постоянно. Но жить постоянно в Москве я не хотел бы. Там, если ты актер, то должен постоянно ходить на тусовки, покупать дорогую одежду. Эта суета не по мне. Да и отношениям я сначала удивлялся. В Москве люди так открыто, как у нас, не общаются. Когда я только приехал сниматься в "Большой разнице", началась клановость. Щукинское училище пошло отдельно дружить, цирковое отдельно, а я ни туда и ни сюда не подходил.  Я смотрел, настраивался и понимал, что должен быть не хуже их. Глупо об этом рассказывать, все есть в кадре, это не спрячешь на десятый план. Я столько ролей там переиграл, что теперь глупо говорить о какой-то моей одноплановости. К сожалению, в Киеве я это о себе слышал не раз.  Мы работаем в "Большой разнице" над ролью как для большого кино. Наверно, поэтому программа все же отличается от ширпотребовских шоу. Сейчас Саша Цекало планирует выпускать одну программу в месяц (раньше "Большая разница" выходила еженедельно). Наверно, это правильно. Пусть она будет более наполненной и пусть ее все ждут. Он говорит: "Мы гарнир, вы актеры, ваши скетчи — главные, а мы их только соединяем". Теперь мы живем, как организм единомышленников. Когда подолгу не видимся — скучаем, перезваниваемся. Часть "разницы" ушла, но человеческие отношения остались.  Москва мне много дала. После этого начались серьезные проекты и в Украине. Жаль только времени — мог бы сделать больше. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно