Темная сторона сказки

27 мая, 2005, 00:00 Распечатать

Очередная «киноэпопея всех времен и народов» окончена. Зрители бьются в конвульсиях радости. Критики шипят и испаряются...

Очередная «киноэпопея всех времен и народов» окончена. Зрители бьются в конвульсиях радости. Критики шипят и испаряются. На «родине героя» организовываются «комитеты по борьбе». В общем, вот он, успех. Экий все-таки интриган, этот Лукас! Растянул свой триумф на тридцать с лишком лет, воспитал за это время несколько поколений фанов и в конце ловко соригинальничал, поставив точку в середине. «Звездные войны» стали самым долгоиграющим проектом-блокбастером. Но вот завершен и он — третьим эпизодом «Месть ситхов», который должен был стать ключевым для целого проекта, так как именно в нем родились герои давно любимых нами 4—6 эпизодов — Дарт Вейдер, Люк Скайуокер, принцесса Лея. От этого эпизода после пространного первого и совершенно невнятного второго мы ждали, наконец, объяснений.

Да, на первые эпизоды брюзжали — в первую очередь, фаны со стажем. Дух, понимаете, не тот. Сказочность пропала. Если три последних эпизода, снятых тридцать лет назад, были несовершенны по техническим показателям, но так любимы, то это за счет того, что они органично объединили в себе сказку и научно-технический прогресс. Новые эпизоды проигрывают в первую очередь именно по этому показателю. Прекрасная по сути борьба добра со злом — за свободу против империи и тирании — затуманивается сложными политэкономическими схемами: Торговая федерация, Сенат, война за зоны влияния, государственный переворот и апофегей — новый тиран физически уничтожает зал Сената, швыряя ложами в Великого магистра Ордена джедаев — последнего защитника демократии. До чего символично.

В третьем эпизоде избыток символичного. Если в последних трех эпизодах Люк и Дарт Вейдер «обменялись» отрубленными руками, то в первых трех из отрубленных рук можно сложить небольшой курган. Окончательно ввержение героя во тьму должно было всенепременно предваряться ввержением в геенну огненную. Перед чем герой просто обязан пафосно произнести «кто не со мной, тот против меня», что немедленно было подхвачено и раструблено как «личный выпад против Буша и его политики» — оказывается, незадачливый президент что-то такое сказал во времена создания антииракской коалиции — в связи с чем фильм уже прослыл «антибушевским» и «антиамериканским». Пиар хоть куда. И кто теперь вспомнит, что фраза эта принадлежит не столько Бушу, сколько Христу? Одно непонятно — где приказ об уничтожении джедаев потерял еще одну шестерку — почему «66», а не «666»? Впрочем, намек такой прозрачный, а публика уже так привыкла к символам.

И все-таки «Месть ситхов» выглядит несколько выигрышнее по сравнению с двумя предыдущими фильмами эпопеи — тут все-таки речь идет в первую очередь о духовной эволюции героя, хоть и вписывается она старательно в политический контекст. Но режиссер оказался заложником собственного замысла и задача перед ним стояла непростая. Надо было развернуть перед зрителем полномасштабную социально-политическую драму перехода от республики к империи, и не менее сложную драму обращения неплохого в общем-то юноши от света к тьме. И сделать это не в ущерб всему тому, из-за чего фанатеют фаны и приходят на этот фильм толпы не фанов — полетам, космическим боям, технике всех видов, пейзажам невообразимых планет и, разумеется, поединкам на световых мечах, чем больше тем лучше. И вложить все это, соответственно, в два-два с половиной часа — больше было бы немилосердно по отношению к зрителю. Все могло бы получиться очень красиво и трогательно — во всяком случае, так было задумано: история молодого человека, теряющего голову от любви и страха потери, мечущегося между стерильной буддийской добродетелью, заключенной в формуле «непривязанности» (хорошенькая формула для влюбленного мальчишки) и тьмой, обещающей огромные блага, но за очень большие жертвы. И антуражик подходящий — вокруг мальчишки ни одного толкового наставника. Все как один занимаются войной, демократией и прочими насущными вещами.

Хуже всего вышло с диалогами, хотя только на них в этом насыщенном экшене и была вся надежда. Но получились они столь же неправдоподобными, сколь бессодержательными. А уж сыграно-то! Особенно беседы двух влюбленных, отчетливо отдающие мексиканским телесериалом, пока не заходит речь о демократии, верности республике и прочих высоких вещах — такого вы даже в мексиканских телесериалах не услышите. Постарались и с дубляжом: Оби-Ван и Скайуокер в ходе батальных сцен, кося вражин направо и налево, переговариваются приторными голосками телепроповедников. Причем тембр и высота голоса актеров, озвучивавших эти роли, подобраны настолько «талантливо», что в определенный момент начинает казаться, что это некто за кадром разговаривает сам с собой. С порядком слов в предложении тоже произошло что-то фатальное. Понятно, что магистр Йода, несмотря на многочисленные таланты, так и не овладел в совершенстве языком межпланетного общения и у него «слов нарушенный порядок признаком исключительным является». А что случилось с Падме и Скайуокером? От любви обалдели? Или все-таки «русификаторы» постарались?

Зато как хороша графика! Вот зачем мы ходим на подобные фильмы. И вот зачем мы берем с собой поп-корн — чтобы в случае особо удачной авиасимуляции не бежать к выходу, оттаптывая ноги соседям, а тихонько воспользоваться опустевшим стаканчиком. Третий эпизод «Звездных войн» поднял стандарты «космического экшена» на порядок. Большая часть пейзажей, равно как и немалый процент персонажей, цифровые от начала до конца. Притом у виртуальных героев движения, пропорции и общая правдоподобность действительно высоки. Правда, цитаты из компьютерных игр... Сложно сказать, то ли режиссер намеренно обратился к «любимым играм детства», то ли аниматоры делали то, что для них привычно, но получилось хоть и «на любителя», но довольно симпатично. Имеется в виду любитель технического совершенства, разумеется. А если с точки зрения высокого вкуса... Местами все так масштабно и насыщенно, что аж вульгарно. Если уж космическая баталия — то непременно с линкорами и пушками, а если драматический поединок между учителем и учеником, то не в какой-нибудь горящей лачуге, а чтобы вся планета при этом пылала. Впрочем, такой это жанр. И что характерно, бюджет фильма не так уж велик — каких-нибудь 115 миллионов. Остается предполагать, что сэкономил Лукас на актерах. Цифровой магистр Йода (также как Горлум у Джексона) ничуть не проигрывает на экране живым актерам, а стоит несколько дешевле, а с развитием высоких технологий цена подобных «звезд» станет еще ниже. Как бы некоторые без работы не остались...

Да, к актерам режиссер не проявил столько интереса и внимания, сколько к спецэффектам. Лукас, сумевший тридцать лет назад состряпать на колене звездолетики, бластеры и прочие причиндалы, так увлекся новыми возможностями технологий, что за этими цацками о человеке забыл. Фактически, он так и не вылепил ни одного толкового образа — все сведены к невнятной схеме, несмотря на то, что актеры подобрались не самые худшие. Оби-Ван Каноби (Эван Мак-Грегор) то беспечно посмеивается в самый неподходящий момент, то срывается на высокопарности, также несколько неуместные. Глядя на камнеликого магистра Винду (Сэмюел Л.Джексон), понимаешь, что гвозди бы делать из этих людей — больше они ни на что не годятся. Прекрасная Падме (Натали Портман) утонула в слезливой сентиментальности. Сказать по правде, на этом фоне Анакин Скайуокер (Хэйден Кристенсен) выглядел довольно внушительно со своими скромными зачатками актерского мастерства. Вспоминая, до чего бледной была его игра в предыдущем эпизоде, начинаешь подозревать, что в «Войне ситхов» режиссер специально свел игру прочих актеров к пиано, чтобы образ Анакина, наконец, прозвучал.

Приятно, что у исполнителя роли Анакина Скайуокера по сравнению с предыдущим эпизодом появилась хоть какая-то актерская игра. Но как ни старались авторы, его моральная драма выглядела довольно схематично и малоубедительно. Нет, страшные сны о матери и жене — это натурально. И обида на начальство, помноженная на мальчишеское честолюбие. А вот щенячья преданность молодого, но уже довольно опытного рубаки свежеспасенному Палпатину — не слишком. А уж «пожирание младенцев», в смысле резня юнлингов в Храме джедаев... Все-таки пацана много лет «школили» в своих традициях четкого разделения добра и зла в Ордене джедаев. И тут он в считанные часы после парочки туманных диалогов и еще более туманного сновидения преображается в такого конченого злодея.

А вообще подгнило что-то в Ордене джедаев. О чем авторы фильма, разумеется, предпочли промолчать. Можно подумать, что за тысячу лет своего существования орден впервые столкнулся с человеком, рвущимся к власти, и так растерялся, что не сумел его ни распознать, ни остановить. Что орден суперменов в течение суток сумели расстрелять и вырезать простые солдаты. Наконец, что орден впервые столкнулся в своих рядах с влюбленным мальчишкой или с мальчишеским честолюбием и опять-таки не сумел ни распознать, ни принять меры. А самому мудрому Йоде впервые лет за десять пришла в голову довольно тривиальная мысль, что даже самое ясное пророчество может быть превратно истолковано. Да что там, ни один мудрец-джедай так и не сумел объяснить половозрелому сопляку разницу между любовью и эгоизмом обладания, заключенным в формуле «я не могу без нее». Да и где им, поглощенным политикой и ревностной охраной своих незыблемых устоев, в человеческих чувствах копаться! В общем, выражаясь языком советской исторической науки, прославленный Орден джедаев переживал глубокий внутренний кризис. Равно как и общество, в котором сенатор, как какая-нибудь певичка мюзик-холла, боится, что рождение ребенка разрушит ее карьеру, а медика, объясняющего летальный исход тем, что «пациентка не хочет жить», не увольняют без жалости и выходного пособия.

Сюжетных натяжек, необходимых, чтобы связать воедино первую и вторую половины эпопеи, более чем достаточно. Но так или иначе, эпопея закончена, Дж.Лукас может почивать на лаврах и не обращать внимания на многочисленных критиков и критиканов. Правда, зритель — человек неблагодарный. Не успел фильм выйти на широкий экран, а Интернет уже полнится жалобами «обманутых клиентов» на то, что авторы фильма так и не дали им возможности как следует разобраться в философских воззрениях джедаев и тем более ситхов. Что тут скажешь... Представляете, в те же два с половиной часа впихнуть еще и философские воззрения? Но какой прекрасный повод взяться за телесериал...

А вообще фаны и сами могли бы подсуетиться и восполнить упущенное. Как попытались это сделать авторы 40-минутной ленты «Star Wars: Revelations» («Звездные войны: Откровение»). Этот фильм, увидевший свет незадолго до мировой премьеры «Мести ситхов», полностью создан энтузиастами. Инициатором и вдохновителем стал Шейн Феликс, которому удалось сплотить единомышленников из разных стран, создавших в свободное от работы время одну из масштабнейших киноработ в истории любительского кино. Бюджет фильма — 20 тысяч долларов, честно заработанных и столь же честно потраченных самим режиссером. Дабы не заниматься с авторскими правами, принадлежащими, разумеется, Lucasfilm, автор сделал свое творение достоянием общественности совершенно безвозмездно (то есть даром). Чтобы ознакомиться с фильмом вам нужны две вещи — хотя бы приблизительное знание английского и хорошее Интернет-соединение. Если все это у вас есть, идите на http://www.panicstruckpro.com/revelations и скачайте абсолютно законно и легально копию фильма. Игра актеров-любителей после игры актеров-профессионалов в «Мести ситхов» не слишком вас покоробит. Равно как не покажутся убогими компьютерная графика и спецэффекты. Но самое главное, на вас повеет духом тех, самых первых (вернее, теперь последних) «Звездных войн».

Авторы благодарны дирекции киевского кинотеатра «Жовтень» за приятный просмотр в уютном зале.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно