СУЩЕСТВУЕТ ЛИ КИНОПЕРСПЕКТИВА

21 мая, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 21 мая-28 мая

Гримасой рынка стала совершенно абсурдная «рокировка», когда абсолютно серого режиссера чудодейственной силой внушения объявляют яркой фигурой украинского кино...

Гримасой рынка стала совершенно абсурдная «рокировка», когда абсолютно серого режиссера чудодейственной силой внушения объявляют яркой фигурой украинского кино. Доказательство? Госпремия им. Александра Довженко. Рынок есть рынок: покупается решительно все. Но впадать в отчаяние из-за таких прискорбных обстоятельств не стоит. Вопреки всему существуют ценностные ориентиры и - между нами говоря - кинематографисты твердо знают имена мастеров, как бы ни чудили маги новейшей эстетической аксеологии.

И не верьте, что кино умерло. Имя Ольги Самолевской - среди режиссеров неигрового кино с безупречной профессиональной репутацией. Она поставила ряд интересных, всегда неконъюнктурных фильмов. В условиях чрезвычайно неблагоприятных вышла за грань профессионального уровня как элементарного требования и стала творить индивидуальную стезю художественного постижения мира.

Пришло признание. Однако призы и дипломы не вскружили голову. Она не страдает звездной болезнью, хотя по характеру - в меру вздорна: кинорежиссура весьма и весьма трудная профессия, и только сильные личности выдерживают давление обстоятельств, которые всегда почему-то против художника. Оля фанатично предана искусству, и смысл ее жизни - работа. Она долго собирает материал, вживается в него. В период подготовки к съемке она фактически живет в материале, в образно-пластической стихии фильма как еще один, не видимый зрителю, герой. Зритель не может не почувствовать личностной заинтересованности режиссера, и попадает в плен искренности, эмоциональной одухотворенности. Помнится ее кинематографический дебют - фильм о Довженко. Сколько выспренности, фанерного пафоса уже опрокинуто на головы зрителей довженковской темы. Самолевская как настоящий философ взялась п о к а з а т ь поэтический строй души Довженко. И ей это удалось!

Оле все удается: работа с обездоленными детьми («Мне страшно рисовать маму» - так называется фильм, его без душевного волнения смотреть невозможно), ей доступны фильмы-притчи, например, о тупиковых ситуациях цивилизации: человечество с одинаковым энтузиазмом разрабатывает средства массового уничтожения и средства защиты людей во время и после войн.

Однако есть в кино Ольги Самолевской тема, близкая самому ее существу, - об искусстве. Дебют - фильм о Довженко - дал режиссеру толчок к освоению духовного пространства. В 1985 году режиссер ставит фильм о вундеркиндах, но не как сенсационную хронику. Оля стремилась за внешним эффектом умиления и праздника раскрыть природу детской одаренности, тревожась о том, что шумиха - ранняя слава - деформирует хрупкую, еще не сформировавшуюся личность. Молодая Оля Самолевская заглянула в святая святых искусства, и этот тонкий акт познания осуществила талантливо, что дало основание критике отметить ее личностную прописку в семье вундеркиндов.

Прошли годы, и нынешней высшей точкой познания темы стал видеофильм «Stabat Mater», отмеченный как лучший экспериментальный фильм «Золотой Пластиной» международного фестиваля в Монтекатини (Италия). Оля Самолевская нашла адекватный ключ к философским размышлениям фотохудожника с мировым именем, нашего соотечественника Евгения Павлова. Исключительно средствами образно-пластической изысканности Оля открыла мир его изобразительной культуры, сложной метафорики, модерной конфликтности и всепроникающей поэзии христианской любви. Зазвучал гармоничный дуэт двух поэтов.

Фильм «Stabat Mater» длится двенадцать минут, а работала над ним Оля два года. Работала в кустарных условиях, вкладывая душу и энтузиазм в дело престижа Украины. Возникает вопрос: почему бы государству не организовать финансирование работ своих мастеров.

За последние десять лет Оля Самолевская сделала всего три фильма. В общей сложности - 40 минут экранного времени. Эти фильмы знают европейские и заокеанские зрители. Однако к нашим зрителям их путь весьма тернист.

Полгода тому назад мне довелось общаться с известным режиссером Кшиштофом Занусси. Он рассказал, что в Варшаве билеты на хороший фильм стоят от 5 до 10 долларов, и за ними стоят длиннющие очереди. Для нас такое кажется невероятным! Мы просто выпали из цивилизованного поезда и оказались в плену виртуальной реальности телевизионного диктата: потчуют тебя прелестями типа «Stimorol» & «Tampax» и т.п. в перерывах между «мыльными операми», развлекательной индустрией и жареным политесом. Письма моих зарубежных корреспондентов по контрасту подчеркивают этот мрачный пейзаж. Патриарх украинской культурологии Юрий Шевелев в свои 90 лет не пропускает в Нью-Йорке ни одной значительной кинопремьеры и спрашивает, видел ли я... Американка Оксана Соловей, переводчик и автор интереснейших этюдов пилигримной литературы, буквально неделю тому назад прислала вырезку из газеты «Новое русское слово», представляющей Никиту Михалкова. Поразила приписка госпожи Оксаны: «Коли ж з'являться - нарешті! - наші українські Міхалкови???».

Отвечаю почти по Добролюбову: «Настоящий день Украины настанет, когда в коридорах власти появятся украинские Инсаровы, которые возродят Украину, ее культуру, кино - в частности».

У нас есть плеяда мастеров, которыми могла бы гордиться национальная кинематография любой страны. Имя Ольги Самолевской - в их ряду. Проблема, однако, в ином - дать им возможность снимать фильмы. Работать.

И тогда фильм о художнице Катерине Билокур, задуманный Ольгой, можно будет закончить не за пять лет, а за пять месяцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно