СМЕРТЬ В БУНКЕРЕ, ИЛИ ХУДОЖНИКИ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ! - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

СМЕРТЬ В БУНКЕРЕ, ИЛИ ХУДОЖНИКИ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

17 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Девяносто два художника из разных стран решили познакомить со своим искусством крупнейший культурный центр Европы Берлин...

Девяносто два художника из разных стран решили познакомить со своим искусством крупнейший культурный центр Европы Берлин. Из экономических соображений, а также намерения несколько эпатировать публику они разместили выставку в бывшем бункере. (В немецкой столице для культурных акций уже давно используют нетрадиционные помещения — бывшие фабрики, внутренние дворы-колодцы брошенных домов, но такого еще не было.) Подземелье, а также гуляющие в его лабиринтах потоки прохладного воздуха, возможно, послужили поводом для темы выставки «Смерть — 2001». К тому же, ее организаторам показалось, что этот девиз в международных акциях еще не затрагивался.

Супруги Romer (немец Торстен и русская Нина) уже много лет в центре европейской тусовки художников. Они надеются, что объединенными усилиями людей искусства, этакого «всемирного» братства, мир можно изменить к лучшему. А данную выставку рассматривали и как явление интернационального творческого единения, и как жест помощи молодым, у которых нет средств выставиться. Тема смерти породила живопись, скульптуру и инсталляции, в основном, авангардного толка. Были традиционные работы, изображавшие смерть буквально. Например, срез земли, на которой растут цветочки и бегают веселые ребятишки, а под ними лежит, судя по всему, совсем недавно умерший скорчившийся несчастный ребенок. Выразительно прозвучала инсталляция, где вокруг пространства с усыпальницей в центре мерно колышутся прозрачные полотна из марли с силуэтами людей, как бы уходящих из земной жизни в потусторонний мир. Щемящей нотой грусти полна хорошо сделанная картина российской художницы Артамоновой «Последний день на Земле», где у темноты выхвачен кусок пространства, еще освещенный фонарем, с группкой собравшихся подле него людей. Очень жизнерадостно была представлена г-жа Смерть в различных головных уборах — размалеванные черепа в убранствах индейцев и африканцев с перьями, полинезийцев, европейцев неожиданно радовали глаз. Размещением художница, вероятно, призывала к философским раздумьям — цепь черепов была выставлена на полке вдоль стены, по обе стороны которой размешались зеркала. Таким образом, эта цепь становилась бесконечной и безграничной, как сама Смерть. В общем, трудно утверждать, что эти 92 художника и художницы придумали ну что-то очень новое — в сюжете ли, выразительных средствах, материале. Да и нелегко сейчас найти нечто оригинальное. Вот куда, к примеру, привели эти поиски берлинского художника Мартина фон Островского. К 300-летию Пруссии он выставил в галерее «Movin Art Galery» серию традиционных портретов известных деятелей — от Фридриха Великого до Гельмута Коля, но написал-то их чем? Ни за что не догадаетесь! В качестве краски фон Островский использовал собственные экскременты, вполне напоминающие сепию, но побеспокоился при этом, чтобы «краски» не благоухали (берлинцы прославились издавна ерничеством и насмешливостью)...

Свои игры со Смертью уже несколько лет ведет немецкий профессор Гюнтер Либхен (по жене фон Хагенс). По профессии вовсе не художник, а медик, он также заявил свои права на участие в выставочном и художественном процессе. В центре его работ традиционный образ искусства — Человек, но представленный весьма специфически — после смерти. Хагенс изобрел особый способ препарировать и консервировать и отдельные органы, и человеческие тела, которые назвал собственным термином «пластинаты» и которые сохраняют некоторую «живость». Увлечение занятиями в анатомичке в студенческие годы стало делом жизни: фон Хагенс разработал уникальнейший метод консервации человеческой плоти и основал целый Институт пластинации в Хайдельберге. (Производство одного пластината обходится в 60 тыс. DM и проходит в течение полугода.) Профессор настолько пленен красою Смерти, что со временем решил устраивать выставки пластинатов, где умершие представлены не как мумии, а как скульптуры. Вот покойный фехтовальщик с рапирой в руке, а вот человек-пластинат верхом на коне-пластинате, а в вытянутой вперед бывшей руке он на ладони держит маленький мозг лошади, в то время как просматривается его большой — таким образом демонстрируется превосходство человека над животным миром. А вот женщина-пластинат прилегла отдохнуть после смертельной попытки родить — с так и не родившимся восьмимесячным ребенком во чреве... Профессор любуется сам и призывает нас полюбоваться целым миром скрытых от наших глаз под кожей сложнейших систем человеческого организма. Вот почему он и устраивает выставки, которые побывали не только в немецких городах, но и Вене, Цюрихе, Токио. Профессор также назидает — человек должен знать свое тело и свою связь с природой. К тому же следует прекратить вести нездоровый образ жизни. Рядом с бывшими здоровыми органами он выставил больные, к примеру, печень алкоголика, пораженную циррозом, или легкие курильщика. Несмотря на его благие намерения (которые, кстати, приносят «автору» большой доход), церковь не прощает фон Хагенсу поругания таинства Смерти и время от времени устраивает траурные церемонии по усопшим. К скандальной славе мэтра добавился сюжетик, описанный в прессе, где его обвиняли в скупке по дешевке умерших российских бомжей, якобы опознанных посетителями по характерным надписям на татуировках у пластинатов. Профессору удалось отбиться от этих нападок. Себя он тоже завещал коллегам. Преданные обогатившиеся воспитанники-последователи обещали так обработать своего благодетеля, что его пластинат будет храниться не менее 50 тыс. лет. Эта выставка не из легких. Это вам не робкие иллюстрации Смерти в берлинском бункере. Недаром посетителям с детьми на выставке в Берлине предлагают гигиенические пакеты. Тем не менее фон Хагенс вмешался в выставочный процесс Европы и сказал по-своему новое слово в «искусстве».

Возвращаясь к теме стремления художников разных стран объединять свои усилия, отметим, что это характерно не только для приватных инициатив отдельных людей, но вызвало к жизни хорошо организованные структуры, европейские колонии художников. Уже достаточно давно в Берлине в здании бывшей больницы при монастыре «Betania» часть помещений выделена для мастерских и выставочных залов художников разных стран, которых приглашают для творческой работы на определенный период и поддерживают стипендиями. Недавно в Чехии в бывшем городе страданий и Смерти Терезине, где в годы Второй мировой войны было еврейское гетто и лагерь уничтожения людей, молодые чешские энтузиасты художники по стеклу Петр Лавра и Илона Станкова получили в свое распоряжение от отцов города целую крепость на 99 лет. Собственными силами с единомышленниками они отремонтировали помещение бывших армейских казарм и организовали там колонию художников разных стран, Центр творчества Middle European Colony of Contemporary Arts. Здесь архитекторы, стеклодувы, фотографы, режиссеры, актеры, дизайнеры, социологи могут жить, работать, разрабатывать и представлять свои проекты, участвовать в Workshop. Здесь уже побывали представители Германии, Швеции, Италии, Израиля, Австрии, Англии, Норвегии. Многие энтузиасты помогают менять облик Терезина и способствуют его новой славе, чтобы из памяти поколений ушли страшные страницы его истории.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно