«МОЙСЕЙ»: В ВЫСОКОЙ МУЗЫКЕ ВЫСОКИЙ ДУХ?

6 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 6 июля-13 июля

Более года назад Львовский театр оперы и балета им. Соломии Крушельницкой объявил о постановке к своему 100-летнему юбилею оперы «Моисей»...

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Более года назад Львовский театр оперы и балета им. Соломии Крушельницкой объявил о постановке к своему 100-летнему юбилею оперы «Моисей». О ней говорилось и писалось немало. Как и о том, что финансовое обеспечение взял на себя Папа Римский Иоанн Павел II, таким образом впервые в истории Ватикана поддержав светский проект.

Но премьера все откладывалась. Ходили слухи, что композитору Мирославу Скорику «что-то не пишется», да и неизвесно, увидим ли мы вообще «Моисея» на сцене… И вот когда закрутилась «карусель» в связи с приездом в Украину Папы Римского, Львов облетела весть: «В оперном планируется премьера «Моисея»…

 

Сценическая постановка оперы заняла рекордно короткое время — всего три недели, хотя в спектакле занято 240 актеров: солисты, огромный хор, усиленный детским хором средней специальной музыкальной школы им.С.Крушельницкой, полный состав балетной труппы. Привлекли даже настоящую стриптизерку (в сцене падения нравов), появившуюся буквально на минуту-другую и не слишком шокировавшую публику.

Но главное в опере — все-таки музыка, что бы ни говорили недоброжелатели Скорика. К такой музыке невозможно быть равнодушным. Многие не ожидали, что композитор выплеснет мелодию такого накала — пронзительно-трагическую и возвышенную, яркую и мелодичную, нередко с «вкраплением» национальных еврейских и других мотивов. В чем, собственно, и обвиняют Скорика. Мол, композитор, не мудрствуя лукаво, шел самой короткой дорогой к слушателю, выбирая простые мелодично-ритмические обороты и используя общеизвестные приемы компоновки, узнаваемые в трех шагах. Однако большинство музыкантов и музыковедов с энтузиазмом восприняли новую украинскую оперу (либретто по одноименной поэме Ивана Франко написал тот же Мирослав Скорик в соавторстве с львовским поэтом Богданом Стельмахом).

Сам же композитор в оценке своей работы был скромен и лаконичен: «Для меня это была большая честь. Написать оперу, тем более с глубокими философскими идеями, на библейской основе, непросто, это действительно огромный труд. Так как в целом опера — жанр демократический, то и музыка в ней, несмотря ни на что, должна быть интересна слушателю. Поэтому нужно было найти какое-то объединяющее зерно, синтезировать все. Стиль произведения диктовали сюжет и музыкальные тенденции сегодняшнего дня. Ведь опера создавалась в начале XXI века…»

Первая официальная премьера «Моисея» состоялась 23 июня (затем было еще три премьерных дня), но спектакль уже до того смогли посмотреть (на двух сдачах — художественному совету театра и представителям церквей) более двух тысяч львовян. Кстати, несмотря на плотный график визита, Папа Римский все же выкроил минутку для встречи с коллективом Львовского оперного. В ходе подготовки «Моисея» его создатели не раз обращались за консультациями к священнослужителям. А режиссер-постановщик Збигнев Хшановский (Польша) перед сценической постановкой оперы побывал на святой земле, чтобы увидеть древние города, проникнуться духом этой страны и ее народа.

— В спектакле от режиссера требовалось не только высокое профессиональное мастерство, — говорит директор Львовской оперы Тадей Эдер, — но, поскольку мы взялись за серьезную религиозную тематику, объединяющим источником должна была стать вера — не абстрактная, а конкретная, последовательная (к слову, на этапе замысла оперы в качестве режиссера-постановщика обсуждались кандидатуры Романа Виктюка, Сергея Данченко, Федора Стригуна и других украинских театральных режиссеров.

Понятно, что воплотить на сцене библейский сюжет, касающийся лишь одного эпизода древней истории, да так, чтобы это было интересно, ярко и смотрибельно, не так уж и просто. Режиссер-постановщик Збигнев Хшановский создавал зрительные образы, картины, аллегории, которые бы органично наполняли и раскрывали содержание и ложились на музыку. Однако, на мой субъективный взгляд непрофессионального критика, режиссерское воплощение идеи и сюжета спектакля все же проигрывает музыкальной основе. Все, что происходит на сцене, более однообразно, менее эмоционально и динамично, чем в музыке.

Как и во всех оперных и балетных спектаклях Львовского театра, в «Моисее» мы вновь увидели блистательную сценографию, созданную замечательными театральными художниками, заслуженными художниками Украины братьями Тадеем и Михаилом Рындзаками. На огромном заднике — выжженная под палящим солнцем пустыня, сыпучие пески, камни. И на их фоне изможденные 40-летним скитанием по голой и неприветливой земле люди, одетые в холщовые одеянья. Порой казалось, что песчано-каменные холмы действительно двигаются, перемещаются, «плывут». Мираж, создающийся от множества одинаковых фигур на полотне, усилен «игрой со светом», другими эффектами. И это тоже образ, быть может, один из главных, постоянно держащий зрителя в атмосфере безысходности, тяжести, монотонности и однообразия жизни странников. И лишь в самом конце действа этот желто-коричневый фон пустыни, медленно сползающий вниз, заменяется другим. Вначале появляется огромное (во всю высоту и ширину задника) сине-голубое небо, излучающее свет, тепло, а затем, как на верхушке глобуса, в самом низу мы видим кусочек Земли обетованной — зеленой, ожившей, оттаявшей от бед и невзгод.

Моисей (его роль исполнял Александр Громыш, заслуженный артист Украины) превзошел всех. Это настоящий Моисей, лучшего во Львове не найти — таким было единодушное мнение и любителей, и профессионалов. Он настолько вошел в образ, прочувствовал его, что даже отказался от парика и других театральных условностей. Отрастил волосы и бороду, чтобы все было естественно даже внешне. Кроме того, Громыш — единственный актер в спектакле, не имеющий дублеров. Его бас — уникален. Поэтому все четыре премьерных дня подряд он бессменно выходил на сцену.

— Это настоящий актерский подвиг, — сказал Тадей Эдер. — Самых высоких похвал заслуживают все актеры, особенно солисты: народные артисты Украины И. Кушплер и С. Степан, заслуженные артисты — Н. Свобода, В. Дудар, а также и другие исполнители ведущих партий — В. Кривко, О. Данильчук, С. Мамчур, О. Лихач, А. Бенюк. С огромной отдачей работали хор, оркестр, балетная труппа, несмотря на то, что сроки постановки были сжаты, а произведение достаточно сложное. Но такие экстремальные условия доказали, что потенциал театра достаточно высок. Нам по силам воплощать такие грандиозные проекты, как этот, включавший в себя не только подготовку к опере, ее создание и постановку, но и выпуск аудиокассеты из лучших оперных фрагментов (ее вместе с билетом получил на премьере каждый зритель), создание видеофильма и выпуск CD-диска, рекламно-информационное обеспечение спектакля, подготовка буклетов, книг и многое другое. Сейчас речь идет об организации гастролей с оперой «Моисей» в Киеве и по Восточной Украине, а дальше, быть может, и за рубеж, ведь это та опера, которая сможет достойно представлять оперное искусство Украины на мировом уровне. «Моисей» — современная опера уже нового, третьего тысячелетия, причем опера украинская, национальная. Ее создатели живут рядом с нами, сейчас. А Мирославу Скорику удалось самое главное: объединить высокую музыку и высокий дух.

…Между тем новая опера «Моисей» — не единственная премьера театра в нынешнем сезоне. Уже перед самым его закрытием (13—15 июля) львовяне и гости города смогут «окунуться» в удивительный мир музыки в опере «Травиата». Поставил ее уже хорошо известный и во Львове, и в Украине итальянский оперный режиссер Джузеппе Вишилия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно