"Мне голос был". Забытые кумиры украинской оперы

27 декабря, 2013, 19:20 Распечатать Выпуск №49, 27 декабря-17 января

Их голоса боготворили современники, на оперные постановки с их участием в свое время невозможно было попасть. Но с течением времени от этих великих голосов в памяти избранных остаются лишь отголоски. 

Их звезды вспыхнули на оперном олимпе Украины в разное время, но в общем-то, в одну эпоху (разница в возрасте — примерно 20 лет). Их голоса боготворили современники, на оперные постановки с их участием в свое время невозможно было попасть. Но с течением времени от этих великих голосов в памяти избранных остаются лишь отголоски. Сегодня мало кто расскажет о триумфе, сопровождавшем на сцене киевской оперы певицу Александру Жилу, об успехах на этой же сцене, сопутствовавших Николаю Частию. Рассказ об этих двух замечательных исполнителях, может быть, хоть частично реабилитирует их голоса в нашу эпоху беспамятства. 

Преемница Петрусенко

Александра Жила родилась 4 мая 1924 года на Сумщине в бедной крестьянской семье. Отец — сельский кузнец, и мать — рядовая колхозница, всю жизнь проработали в колхозе, зарабатывая на хлеб тяжелым трудом. В семье, кроме Олеси, как называли ее родные и односельчане, еще были два брата — один из них погиб на фронте, другой вернулся с войны инвалидом. Девочка с ранних лет мечтала стать врачом и после семилетки поступила в медицинскую школу в Харькове, чтобы по окончании продолжить обучение в мединституте.

Днем Олеся посещала занятия и была в числе успешных учениц, а вечером спешила на репетиции хорового кружка, пела в вокальном ансамбле самодеятельной капеллы бандуристов при Харьковском тракторном заводе. Увлечение пением в то время было естественной потребностью ее музыкальной натуры. Но стать певицей она даже не помышляла. 

Хотя… кто знает, может, в душе юной певуньи на подсознательном уровне и зрела мечта об этой профессии.

В медшколе Олеся проучилась два года, когда началась Великая Отечественная война. В первые же дни фашистского нашествия она явилась в военкомат с просьбой направить ее медсестрой на фронт. И вскоре была определена в прифронтовой госпиталь под Харьковом. В такой обстановке началась "карьера" будущей артистки.

Медсестры не только помогали раненым переносить физические страдания, но и поддерживали их морально. А такие, как Олеся Жила, утешали еще и песней. 

Но вот закончилось военное лихолетье. И Олеся снова дома, она — активная участница художественной самодеятельности и в составе агиткультбригады разъезжает по селам и райцентрам Сумщины с концертами. 

Ее чудесный голос звучит в сельских клубах, домах культуры, на полевых станах. И не раз, бывало, односельчане, восхищаясь пением Олеси, говорили ее матери: "У тебя, Федоровна, не дочь, а настоящий соловей. Артисткой бы ей быть!" А мама, женщина набожная, отвечала: "На все воля Божья"…

В послевоенные годы практиковались смотры художественной самодеятельности. В 1947 г. на областном смотре, в котором принимала участие Александра, члены жюри единодушно присудили ей первое место и рекомендовали на республиканский смотр молодых талантов.

И вот стоит она на на сцене Киевского оперного театра — высокая, стройная, красивая. Заметно волнуется. Ей предстоит петь перед почтенным жюри. За столом — М.Литвиненко-Вольгемут, И.Паторжинский, З.Гайдай, седовласые профессора консерватории. 

Олеся спела две арии из оперы "Запорожец за Дунаем". В антракте к ней подошла Мария Ивановна Литвиненко-Вольгемут и сказала: "Твое место на оперной сцене. Ждем тебя в консерватории". 

И девушка последовала совету знаменитой певицы.

Так селянка с феноменальными вокальными данными стала студенткой Киевской консерватории им. П.Чайковского. 

Началось время труда и творческих поисков под руководством педагога М.Снаги-Паторжинской.

Однажды на консерваторском концерте присутствовала писательница Ванда Василевская. Послушав Александру, она оценила ее голос и пригласила к себе домой. 

Вскоре они подружились. Во многом благодаря заботам Ванды Львовны начинающая певица смогла продолжать учебу.

Послевоенные годы были голодными, и Василевская поддерживала бедную студентку, причем не только морально, но и материально. 

Уже на втором курсе Александра пела партию Наталки в опере "Наталка Полтавка" Н.Лысенко в Оперной студии при консерватории, а к государственному экзамену подготовила партию Одарки из "Запорожца за Дунаем" С.Гулака-Артемовского. Кстати, в этой же роли состоялся и ее дебют на сцене Киевского оперного театра в паре со знаменитым певцом И.Паторжинским, исполнявшим партию Карася.

Памятным для молодой артистки стал 1953 год. Ей в числе лучших поручили выступить на IV Всемирном фестивале молодежи и студентов в Бухаресте. Тогда же она получила приглашение на работу в Киевский театр оперы и балета. Там репертуар молодой певицы расширился: Гелена в "Богдане Хмельницком" К.Данькевича (Александра одна из первых исполнила эту партию), Дидона в "Энеиде" Н.Лысенко, Катерина в одноименной опере Н.Аркаса, Люба в "Заре над Двиной" Ю.Мейтуса, Надежда в "Аскольдовой могиле" А.Верстовского, Горислава в "Руслане и Людмиле" М.Глинки, заглавная партия в "Аиде" и Амелия в "Бале-маскараде" Дж.Верди… А ее коронными, как и прежде, оставались партии Одарки и Наталки, всегда сопровождаемые неизменным успехом.

Более 20 вокальных партий исполняла Александра Жила на сцене столичной оперы. Исполняла блестяще. 

Говорят, что когда в 1957 г. А.Жила спела партию Аиды на сцене Большого театра Союза ССР, публика устроила ей овацию. О голосе и сценическом даровании певицы восторженно отзывались И.Козловский, С.Лемешев, Н.Обухова, М.Максакова, М.Рейзен. Они еще помнили триумфальные выступления в Москве в 1936 г. прославленной Оксаны Петрусенко и считали Александру Жилу ее достойной преемницей.

За заслуги в вокально-исполнительском искусстве Александре Жиле в 1957 г. было присвоено звание заслуженной артистки УССР.

Ее концертный репертуар включал оперные арии, романсы украинских и русских композиторов-классиков, народные песни и произведения советских авторов. Она потрясающе пела знаменитую песню Д.Покрасса и В.Лебедева-Кумача "Україно моя, Україно". Впервые, еще в 1939 г., ее исполнила Оксана Петрусенко, и после того мало кто из профессиональных певцов решался включать произведение в свой репертуар — считалось, что спеть лучше, чем Петрусенко, невозможно. А Жила исполняла эту песню в концертах. Да как! Под стать самой Петрусенко. Многие даже считали, что голос Александры очень напоминает голос ее знаменитой предшественницы — та же мощь, непреодолимая лавина звука, и даже тембры похожи. 

Когда певице говорили об этом, она отвечала: "Конечно, лестно слышать, что я "вторая Петрусенко", но мне все же хотелось бы оставаться собой". 

Певица много гастролировала, ее популярность росла. 

Но коварная болезнь настигла ее в самом расцвете славы. Маятник жизни качнулся влево. И… остановился. Артистки не стало 6 апреля 1978 г.

Сегодня ее знают немногие. В музыкальных фондах Украинского радио есть всего несколько магнитофонных записей. Каждая из них теперь — уникальна. Поэтому надо сделать все, чтобы предотвратить их возможное размагничивание, перенести на современные цифровые носители и сохранить для потомков.

Бульба и Мефистофель:
в один голос

Николай Андреевич Частий родился 7 апреля 1905 г. в семье фельдшера в уездном городке Валки Харьковской губернии. 

Семья была весьма обеспеченной, ведь отец, кроме работы в больнице, принимал больных еще и частным образом. Кроме того, он приобрел несколько десятин леса, дававших семье значительный доход (кстати, тот лес в Валках до сих пор называют "частиивским"). Но преждевременная смерть отца внесла в размеренную жизнь семьи свои коррективы.

В 1924 г. Николай окончил профессионально-техническое училище и устроился слесарем на Новоивановский сахарный завод, затем стал помощником машиниста. Организовал хоровой, музыкальный и драматический кружки и сам активно участвовал в художественной самодеятельности. 

Разглядев в юноше вокальные и актерские способности, заводская парторганизация и комитет профсоюза дали ему рекомендацию для поступления в музыкальный техникум при Харьковском музыкально-драматическом институте. После успешной сдачи экзаменов Частий оказался в классе профессора Н.Чемезова. 

В 1929 г. студента третьего курса Николая пригласили на сцену Харьковского оперного театра, где и началась его карьера певца. Тогда там всходили многие впоследствии прославившиеся звезды — М.Литвиненко-Вольгемут, И.Паторжин- ский, М.Гришко, В.Гужова, Н.Середа, М.Сокил, В.Дидковский, В.Будневич и др. Николай Частий был достойным партнером этих замечательных мастеров вокала.

Через год после того, как Киев стал столицей Украины, Н.Частий получил приглашение на работу в Киевскую оперу, где выступал до начала войны. В 1935 г. певец принимал участие во Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей в Москве и стал его лауреатом, получив третью премию. 

В I Декаде украинского искусства, состоявшейся в Москве в 1936 г., певец был занят во всех трех операх, привезенных театром в Белокаменную. В "Наталке Полтавке" он исполнял партию Выборного, в "Запорожце за Дунаем" — Султана, в "Снегурочке" — Мороза. Сразу после Декады его удостоили звания заслуженного артиста УССР. А в 1941 г. Николаю Частию присвоили звание народного артиста Украинской ССР.

В годы Великой Отечественной войны Николай Андреевич пел на сцене оперного театра Тбилиси, где с группой артистов находился в эвакуации. 

Певец дал много сольных концертов, в которых исполнял как оперные арии, так и народные песни и романсы. Рецензенты отмечали его вокальное мастерство, особенно акцентируя, что певец популяризирует искусство украинского народа на земле солнечной Грузии.

В 1944 г. Н.Частий возвратился в Киев, где продолжил певческую и общественную деятельность. На заводе "Ленiнська кузня" он организовал вокальную студию. Принимал участие в шефских концертах. С сольными выступлениями исколесил весь Советский Союз. В 1944 г. снялся в фильме "Щит Джургая" и в 1950 г. был удостоен за эту работу Сталинской премии.

Безусловно, в историю отечественного искусства Николай Частий вошел прежде всего как высокоодаренный оперный певец. На сценах Харькова, Киева и Тбилиси спел сорок партий в операх украинской, русской и западноевропейской классики, создал целую галерею высокохудожественных образов. Вот лучшие из них: Тарас в "Тарасе Бульбе" и Выборный в "Наталке Полтавке" Н.Лысенко, Кривонос в "Богдане Хмельницком" К.Данькевича, Иван Сусанин в одноименном произведении М.Глинки, Мельник в "Русалке" А.Даргомыжского, Кочубей в "Мазепе" и Гремин в "Евгении Онегине" П.Чайковского, Кончак в "Князе Игоре" А.Бородина, Мефистофель в "Фаусте" Ш.Гуно, Рамфис в "Аиде" Дж.Верди, Кецал в "Проданной невесте" Б.Сметаны… 

Концертмейстер Киевского оперного театра Н.Скоробагатько вспоминала: "Мастерство Частия было многогранным, на сцене он создавал прекрасные, порой совершенно противоположные характеры. Этому способствовали выразительные нюансы его пения, умение убедительно раскрыть образ человека с присущими ему изменениями душевного состояния. Исполняя ту или иную партию, певец демонстрировал весь диапазон своего голоса и виртуозную технику. Всегда поражало совершенное владение разнообразием тембральных красок и безупречно четкая дикция". 

Нина Ивановна утверждала, что лучшей дикции, чем у Частия, в Киевской опере не было ни у кого. Какие бы образы ни создавал на сцене артист, он делал это чрезвычайно правдиво и убедительно.

К сожалению, грамзаписи 1930–40 годов сохранили голос певца только в украинских народных песнях. Оперный и камерный репертуар Н.Частия, к сожалению, на пластинки не записан. Хотя известно, что в музыкальных фондах Украинского радио такие произведения имеются в магнитофонной записи. 

В жизни, как вспоминали современники и коллеги Николая Андреевича по театру В.Борищенко, П.Белинник, Н.Скоробагатько, он был доброжелательным, неконфликтным человеком. Без намека на "премьерство".

Какая-то ирония судьбы: прекрасный артист, а современное поколение даже имени его не знает. 

Ни при жизни певца, ни после смерти (артиста не стало в 1962 г.) не была выпущена ни одна его долгоиграющая пластинка. Правда, Всесоюзная студия грамзаписи "Мелодия" планировала издание в 1990 г., но диск так и не вышел. Объяснять почему нет надобности: в то время было не до пластинок…

Теперь записи певца по Национальному радио не звучат, творчеству артиста не посвящен ни один телефильм, его имя отсутствует в газетных и журнальных публикациях (за исключением прекрасного очерка В.Гамана в журнале "Віче"), так и не вышел компакт-диск с записью его голоса. 

В 100-летний юбилей народного артиста о нем даже не вспомнили.

И это при том, что имя Николая Частия стоит в одном ряду с выдающимися певцами, корифеями оперной сцены, такими как М.Донец, М.Литвиненко-Вольгемут, З.Гайдай, О.Петрусенко, М.Гришко, Б.Гмыря, Л.Руденко. Но если эти артисты знакомы современным киевлянам хотя бы по названиям улиц, то Николай Андреевич оказался в числе забытых. Мне кажется, в Харькове или Киеве должна появиться улица имени Николая Частия. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно