Мирослав СКОРИК: «ПРИЯТНО, ЧТО МОЯ МУЗЫКА ЗВУЧИТ»

3 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 3 ноября-10 ноября

Этот человек в представлении не нуждается. Поколение 60-х знает его популярные эстрадные песни, музыку к кинофильму «Тени забытых предков»...

Этот человек в представлении не нуждается. Поколение 60-х знает его популярные эстрадные песни, музыку к кинофильму «Тени забытых предков». Его «Мелодия» стала настоящим инструментальным шлягером. А для музыкального мира Мирослав Скорик — классик украинской музыки, композитор универсального дарования.

Мирослав Михайлович нехотя вспоминает свое детство. В годы сталинских репрессий его семья, как и многие другие, была выслана в Сибирь, в далекий шахтерский город Анджеросуджинск.

— Наверное, по каждой семье Советского Союза прошлась тоталитарная система. У кого ни спросишь — каждый был или унижен, или репрессирован. Мои родители были просто интеллигентные люди, их выслали из Львова без всяких причин. Совершенно непонятно, чем руководствовались. Высылалась в основном интеллигенция из западных областей Украины. То же самое происходило и в Эстонии, Латвии, Литве. И в России тоже, кстати.

— Вспоминается другой факт вашей биографии, наверное, памятный для вас. Это — творческое общение с Сергеем Параджановым...

— Да, я работал с ним, было много интересного. Он был очень непростой человек, экстравагантный, а как режиссер — феноменальный, гениальный мастер. Но его судьба сложилась трагически. Я против того, чтобы делать из него икону. Могу рассказать одну забавную историю о нем. Параджанов имел очень хороший глаз на антикварные вещи. У него была большая коллекция. Однажды друзья попросили его: «Сережа! Знаешь, в Киеве одна старушка продает мебель. Ты можешь посмотреть и сказать нам, покупать или нет». Он согласился. Пришел к старушке, посмотрел — и говорит: «Вот это?! Да вы что, с ума сошли? Тут же нечего смотреть!» На следующий день друзья приходят к старушке — а мебели уже нет. Вот такая история.

— Скажите, Мирослав Михайлович, возникают ли сейчас подобные предложения — написание музыки к кинофильмам, к сериалам, или теперь работу композитора в этой сфере заменяет компьютер?

— Во-первых, весь кинематограф замер. Во-вторых, все, как всегда, упирается в финансы. Сейчас, действительно, все гораздо легче сделать на компьютере. Для этого не обязательно иметь оркестр, исполнителей. Так что предложений нет, как нет и самих кинофильмов.

— Кинофильмов действительно нет. Зато сейчас пышным цветом расцветает отечественная эстрада. Я знаю, что вы когда-то руководили эстрадным ансамблем, написали много замечательных эстрадных песен. Как вы относитесь к современной украинской поп-музыке?

— Да, я и сейчас иногда пишу песни. О современной эстрадной музыке в Украине, к сожалению, я очень невысокого мнения. Не могу назвать практически ни одного эстрадного композитора, который был бы мне интересен. Более того, сейчас песни пишут в основном сами исполнители. Все-таки раньше было четкое разделение: композитор писал музыку — исполнитель исполнял. Ведь не каждый певец может быть композитором. Их песни довольно примитивны, очень быстро уходят в небытие.

— Поп-музыка — это, прежде всего, средство зарабатывания денег. Можно ли сказать то же самое о современном академическом творчестве?

— Это не то что не зарабатывание денег — а даже не средство к существованию. Это очень большая проблема. Во всем мире композиторы в принципе не могут прожить на средства от творчества. Им приходится заниматься бизнесом. Хотя за рубежом есть организации, занимающиеся защитой авторских прав.

— А в Украине?

— К сожалению, Украина в этом смысле очень отсталая страна. Здесь я ничего не получаю за исполнение моих произведений. А в других странах — получаю. Допустим, за год из 40 стран мира я получаю 0 за исполнение в концертах моих произведений. Мне очень приятно, что многие мои произведения живут в мире. Вот, к примеру, в этом году на фестивале «Киев Музик Фест» исполнялось несколько моих сочинений. Прозвучала Партита №7 для духового квинтета, которую я недавно написал. Ее премьерное исполнение было в Америке. Также исполнялась соната для скрипки и фортепиано, которую я написал в 1965 году. Сейчас я пишу для двух фортепиано, для фортепиано в четыре руки разные экстравагантные пьесы, танцы. Мне очень приятно, что моя музыка звучит!

— А что вы вообще можете сказать о нынешнем «Киев Музик Фест»?

— Фестиваль подарил нам много разнообразных концертов. Одни произведения лучше, другие — хуже. Но главное, что фестиваль существует. За это надо сказать спасибо Союзу композиторов и дирекции фестиваля, которые каждый год совершают героические поступки, организовывая очередной Фест.

Кроме того, Фест в какой-то мере способствует известности украинской музыки в мире. Ведь Украине очень трудно пробиться на мировую арену, потому что нас мало знают. А такие фестивали делают большое дело. Сюда приезжают гости из разных стран. Но, к сожалению, этого недостаточно. Отдача не такая интенсивная, как хотелось бы. Над этим надо работать. Но все упирается, как обычно, в финансовый вопрос.

— Как вы оцениваете состояние украинской академической музыки последних лет?

— За последние 30 лет в Украине появилось очень много ярких композиторов, которые пишут очень интересную музыку. Приятно, что сейчас у нас нет деления на левых и правых. Хотя иногда искусственно поднимается шум: «эти — авангардисты, а те — не авангардисты!». Ерунда! Просто сейчас каждый может писать так, как он хочет, выражать свое мнение. А уж судить будет публика. И критики, что иногда не совсем желательно, потому что не всегда критики что-то понимают. Но это было во все времена.

— Вы отрицательно относитесь к критике?

— Критиковать можно и нужно. Но критика должна быть профессиональной. Я недавно прочитал статью в журнале «Сучасність» (№6, 2000 г.) под названием «Протистояння». Все факты в ней выдернуты из контекста, соответственно препарированы и соответственно преподнесены. Критик Е.Зинькевич, написавшая статью, совершенно не представляет ситуацию, время. Она не критикой занимается, а делает сенсацию. Это глубоко неблагодарное занятие и непрофессиональный подход к истории. Вообще есть какая-то тенденция поссорить композиторов, одних выделить, противопоставить другим. Одни белые, другие — черные. Так в жизни не бывает. Задача критика — понять эпоху, а не выдергивать факты для сведения счетов.

— Прошедший фестиваль дал широкое поле деятельности как раз для критиков. Как вы оцениваете освещение его в прессе?

— В тех публикациях, которые вышли во время фестиваля, встречались такие «ляпсусы»!.. Это — критика низкого уровня: предоставляется неточная информация, подтасовываются факты. А объективности нет. Конечно, можно вообще не делать фестивалей. Но кому от этого будет лучше?

Вопрос риторический. Во всяком случае маэстро Скорик ответ на него знает не понаслышке: он является одним из устроителей международного музыкального фестиваля «Контрасты», проходящего ежегодно во Львове. Именно туда он и направился через два часа после нашей беседы. Несмотря на очень напряженный жизненный ритм, композитор продолжает активные творческие поиски. Сейчас Мирослав Михайлович работает над новой оперой «Моисей», премьера которой планируется на закрытие сезона Львовского оперного театра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно