Мальчик, который все-таки выжил

23 августа, 2007, 13:36 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

Ожидание последней книги Поттерианы Harry Potter and Deathly Hallows было доведено до грани истерии. Утечка инфо...

Ожидание последней книги Поттерианы Harry Potter and Deathly Hallows было доведено до грани истерии. Утечка информации, спойлеры, фанфики, которые кто-то принял за настоящую книгу, а в самом финале еще и излишнее усердие почты США, которая доставила книги-почтой на пару дней раньше релиза и таким образом обеспечила интернет-сообщество текстом. Букмекерские конторы под конец отказывались принимать ставки на то, выживет ли юный волшебник. И уже на следующий день после официального выхода в свет последнего романа о Гарри Поттере СМИ — в том числе отечественные — запестрели краткими пересказами «чем все закончилось» (за ночь прочитали 600 страниц на английском?) и списком убитых. Так выжил или нет? Выжил? А на ком женился? Интернет тут же наводнили любительские переводы на разнообразные языки. Кого-то схватили и кинули в кутузку за распространение собст­венного перевода через Сеть, пока издательство — законный дер­жатель прав — только собирается... За него вступилась сама Джоан Роулинг — и его отпустили. Его бы и так отпустили, конечно, но... Сама Джоан Роулинг, эта Золушка современной литературы! Далее в который раз повторяется легенда о молодой учительнице, которая была бедна как цер­ковная мышь, уволилась с работы для того, чтобы было время писать книгу, при том, что все доброжелатели уверяли ее, что разбогатеть на детской книге нельзя. Трудно в этом маркетинговом омуте разобраться, что срежессировано, а что стихийно. Да и зачем? Книгу ждали. Этого достаточно.

«Эпическую сказку» критики уже отнесли к жанру романа «возмужания». Хотя Роулинг очень-очень всех просила в своих многочисленных интервью не ставить Гарри на одну доску с героями Диккенса, Питером Пеном и прочими «мальчиками периода становления». Наверное, это просто скромность... Но последняя книга Поттерианы в лучших традициях жанра заканчивается вместе с дет­ством героя. Послед­ний роман серии обрамлен прощаниями. Во второй главе юный Поттер, собираясь в опасное путешествие-бегство, связанное с тем, что ему вот-вот стукнет «взрослых» 18, перебирает вещи. Навсегда отделяя цветные крохи и осколки детства от мира, в котором отныне придется жить. Мира, в котором придется полагаться только на собственную голову и пару-тройку друзей, а не на всемогущих учителей-волшебников за каменной стеной магической школы. Хотя многие из защитников — включая и приличный кусок стены — до конца книги не доживут. Может, туда им и дорога — зачем они повзрослевшему мальчику?

Второе прощание — в эпилоге. Прощание Поттера с собст­венными детьми, которые уезжают учиться в Хогвартс. В этой символической рамке-прощании разворачиваются невеселые события последнего романа о Гарри Поттере — и вполне логично, что он стал книгой-точкой. Все сюжетные линии сходятся в кульминации, все, что может и должно произойти, происходит. Тайны раскрываются. Друзья наконец четко отделены от врагов, и никакой неясности больше нет между ними. Поэтому начинать знакомство с циклом с этой книги совершенно не стоит — придется выслушать ответы на вопросы, о которых неподготовленный читатель понятия не имеет. По­пыт­ки автора дать пояснения для неофитов ремарками в тексте назвать успешными трудно — новичкам они мало чем помогут, а последовательного читателя раздражают.

Основное время герои книги Harry Potter and Deathly Hallows проводят в поиске «иголки, яйца и утки», в которых прячется смерть Волдеморта. Разумеется, в детективную линию всенепременно вплетаются мелодрама и боевик. В отличие от предыдущих книг все внимание автора сконцентрировано исключительно на трех главных героях. Друзья — кто в тюрьме, кто в могиле. Всех прочих выгоняют из логова и загоняют как дичь. Блес­тящие образы предыдущих частей — Хагрид, близнецы Уизли, члены Ордена Феникса — не больше, чем декорации, которых луч прожектора, направленный на героическую троицу Гарри, Рон, Гермиона, эпизодически выхватывает из тьмы на втором пла­не — главным образом для того, чтобы зафиксировать гибель.

Впрочем, погоня удалась на славу — на ее фоне все-таки удалось прописать не только события и диалоги, но и очертить более-менее правдоподобные психологические состояния героев, их мотивацию и ожидания.

Иначе вышло с развязкой сюжетных линий, которые тянулись и переплетались с самого начала цикла. Складывается впечатление, что, собрав все «хвосты», несогласования и темные места сюжета, Роулинг решила не морочить себе голову с их логичным развитием и финалом, а просто взять и коротко «пояснить на пальцах», кто добрый, а кто злой и почему так, а не иначе. Так, жертвой простоты пал Северус Снейп. Глава «Сказка Принца», которую по-доброму по-телевизионному следовало бы назвать «Вечер воспоминаний с Северусом Снейпом», подает читателю объяснения всех-всех его доселе непонятных поступков в одном флаконе. В клипах — для краткости и вящей ясности. Те, кто любит прямоту и простые объяснения, будет доволен.

Единственное «темное пятно», которое не вылезло наружу в «посиделках со Снейпом» — почему у Волдеморта так ничего и не вышло с волшебными палочками, — было столь же просто и прямолинейно освещено в последней главе. Дальше тянуть уже просто было нельзя — юный волшебник и его антагонист стоят друг против друга и finita. Самое время объяснить читателю, что не так с палочками. И Гарри объясняет недобитому Волдеморту, но громко, чтобы все, в том числе мы с вами, услышали.

Возможно, простота развязок — уступка автора юной аудитории, которая может и не оценить этакой шекспировской нотки. Но баланс читабельности между детской и взрослой аудиторией до сих пор был сильной стороной Поттерианы. Жаль, что в последней книге от него отказались. Или это просто усталость?

Развязка главной сюжетной линии, то есть гибель Волдеморта, вышла довольно предсказуемой. Зло наказало само себя и пало от собственных чар. Это, разумеется, приятнее, чем гибель зла под крепкими кулаками добра. Трагические кончины положительных героев прошли пунктиром. И, наверное, хорошо, что автор удерживает нас от длительных всхлипов над каждым телом — их вполне достаточно, чтобы превратить читателя в Плаксу Миртл. Страх, боль и горе нелепой смерти прорывается только раз — над могилой (кого бы вы подумали?) эльфа Добби. И сцена получилась, как ни странно, очень искренней.

Книга, к счастью, до конца осталась детской — добро победило зло. И добро это носило имя «любовь». А значит, логично последовали свадьбы и дети. В эпилоге дети героев отправляются в Хогвартс. И можно не сомневаться, что Джеймс Поттер учится на Гриффиндоре. Что туда же Сортировочная шляпа определит первокурсницу Рози Уизли — дочь Гермионы и Рона и, когда придет время, маленькую пока Лили Поттер. Что Скорпиус Малфой всенепременно попадет на свой вожделенный Слизерин и с Рози у него, соответственно, будут не самые простые отношения. А Альбус-Северус Поттер... Гм, с ним шляпа, пожалуй, поморочится. Но не все ли равно, если «слизеринская» часть имени мальчика принадлежала тоже вполне благородному герою? Сын Тонкс и Люпина тоже где-то здесь, на перроне, провожает дочь Билла и Флер Уизли. В общем, с детьми, любовью и семейным счастьем все ОК. Что, наверное, должно выглядеть как достойное вознаграждение победителям. Вообще эпилог автор могла бы подписать посвящением самой себе: жизнь продолжается даже после того, как дети выросли...

Параллельная написанию книги съемка фильма наложила на текст отпечаток: последняя книга Поттерианы по-своему кинематографична. Если первые книги цикла оставляли ощущение, что из этого мог бы получиться неплохой сценарий, то «ДХ», собственно, оставляют ощущение уже вполне готового сценария. Может, Роулинг не осталась в восторге от сценарного решения последнего фильма «Гарри Поттер и Орден Феникса» и решила показать этим киношникам, как надо? Впрочем, это не пошло на пользу читабельности.

При желании в книгах Роулинг можно найти массу «интеллектуальных заимствований» — с мировой литературой вообще и с фэнтези в частности от «отца-основателя» Толкиена до Терри Пратчета и Дайаны Джонс. Но что выделяет именно Поттериану из довольно однообразного мейнстрима, так это колоритные и притом абсолютно правдоподобные персонажи. Может, поэтому у большинства читателей стратегия прочтения каждого следующего романа строилась не по принципу «что же там дальше будет», а по принципу «как там мой любимый...» Сила Джоан Роулинг оказалась в том, что она писала о хорошо известном ей материале — о школе. Поэтому учителя Хогвартса в большинстве своем — образы довольно выпуклые, в некоторых случаях до неприличия. Ну как можно было так ненавидеть своего школьного учителя по химии? Также следует отметить своего рода авторскую честность в изображении детских образов. Ученики Хогвартса — неидеализированные дети, четко поделенные на «бяки» и «цацы». «Положи­тельные гриффиндорцы» такие же жестокие дети и трудные подрост­ки, как «эгоистичные слизеринцы». И всем им периодически хочется как следует по шее накостылять...

Что же вынесет из этой долгой-долгой сказки подросшее за это время «самое читающее Гарри Поттера» поколение? То, что из мальчишек, имеющих похожие судьбы, вырастают мужчины, которые оказываются по разные стороны баррикады, на которой решаются судьбы мира. Что любовь сильнее смерти, а может, и жизни. Что неважно, на какой факультет тебя распределили в школе и даже в жизни, если ты имеешь что-то самое главное в сердце.

Можно ли говорить о «мире Роулинг», как мы привыкли говорить о «мире Толкиена»? Сколько еще «Гарри Поттер» будет популярен, сколько в него будут играть? Скептические критики дают этой книге от силы 10 лет относительной популярности, учитывая «подогрев» со стороны кинематографа. Надо сказать, Роулинг старалась сделать целостный мир и адаптировать его под детский. Много-много страниц, посвященных школьному быту, детским увлечениям, список волшебных существ и магических заклинаний. Даже, пускай отрывочные, рецепты зелий. Все эти длинноты, часто отвлекающие читателя от «экшена», можно оправдать только попыткой создать по возможности достоверную картину мира. Судя по тому, что теперь дети охотно играют в Хогвартс, а те, что постарше и лучше знают буквы, дописывают, что, по их мнению, не дописала Роулинг, развивая свои собственные сюжеты из жизни полюбившихся персонажей, попытки не пропали втуне. Оно и понятно: грустно, согласитесь, жить магглом среди магглов, когда рядом существует такой волшебный мир, где от тебя, от твоего поступка и выбора так много зависит. Роулинг и Поттериану неоднократно упрекали в подпитывании эскапистских настроений у подрастающего поколения.

Но ведь любая хорошая сказка — это Гаммельнский крысолов. В том смысле, что она так или иначе забирает детей в какие-то другие миры. В те миры, где ему проще и доступнее можно показать, что каждая жизнь человеческая, каждый человек — это поле боя. Что в этих битвах есть лишь небольшие передышки. И что ты не исключение — ты тоже всю жизнь будешь полем боя между добром и злом. И только в детстве — и больше никогда — ты можешь получить прививку, метку на душе, которая не даст тебе никогда в жизни, нигде в этом конформистском маггловском мире перепутать одно с другим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно