КОЕ-ЧТО О СЧАСТЬЕ В СУДЬБЕ МАРИНЫ ГЕРАСИМЕНКО

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

19 апреля в Национальном театре им. И.Франко состоялся бенефисный спектакль «Суета» с участием народной артистки Украины Марины Герасименко, отметившей таким образом свой юбилей...

Марина Герасименко с внуком
Марина Герасименко с внуком

19 апреля в Национальном театре им. И.Франко состоялся бенефисный спектакль «Суета» с участием народной артистки Украины Марины Герасименко, отметившей таким образом свой юбилей. Круглые даты — это возможность сделать какую-то паузу в жизненном беге, оглянуться назад, подытожить уже пройденное, вспомнить хорошее и плохое, грустное и счастливое...

У Марины Герасименко, по ее собственному убеждению, судьба обычная. Как все, училась в школе, поступила в театральный институт, закончила его, пришла в театр им.И.Франко, и вот 37 лет ее судьба связана с этим театром. На первый взгляд, конечно, ничего особенного, но при подробном рассмотрении — яркая, насыщенная, бурная театральная жизнь, активное существование в один из самых интереснейших периодов театра, галерея самобытных, запомнившихся ролей, вошедших в историю театра, общение с известнейшими людьми своего времени.

Вопроса, кем стать, для Марины Константиновны не существовало — конечно, только артисткой. Хотя родные видели ее будущее в музыке. Оно и понятно, ведь воспитывалась Марина в семье выдающегося украинского композитора Михаила Вериковского. С детских лет — нелюбимые занятия музыкой и любимейшее погружение в музыку — посещение всех филармонических концертов, увлеченность мировой музыкальной культурой, даже личное знакомство с Ваном Клиберном и авантюрная история вручения ему букета цветов. В доме дедушки и бабушки господствовала тишина, композитору нужно было работать. Молчание постоянно нарушалось звуками Третьего концерта Рахманинова, любимого произведения Марины, запись которого в детстве ей разрешалось крутить на стареньком магнитофоне сколько угодно. И эта привязанность к музыке с годами не проходит. «А быть актрисой мне предрек отец», — говорит Марина Константиновна. Отец, Кость Герасименко, известный украинский поэт, журналист, литератор ушел добровольцем на фронт, в 1942-м погиб. В том же году он, приезжая к семье в эвакуацию, в Уфу, там фотографировал дочку, которой исполнился год. После, с фронта, прислал сделанную фотографию и написал на ней: «Маринка, словно артистка, машет мне ручкой». Вот так слова отца, сказанные с большой любовью, стали судьбой. Еще одно обстоятельство сыграло решающую роль в выборе Мариной актерской профессии. В детстве она жила на одной из центральных киевских улиц —Пушкинской, знаменитой тем, что на ней располагалась Русская драма, театр им.Леси Украинки. Как-то сама собой завязалась дружба с актерами этого театра Юрием Лавровым и Михаилом Белоусовым, которые любили по очереди прогуливаться Пушкинской со своей молодой приятельницей. Юрий Сергеевич отговаривал Марину от желания быть актрисой, красочно расписывая прелести театральной жизни. Но уверенная в своем решении Марина при огромном конкурсе все же поступила в Киевский театральный. И это были счастливые моменты, молодость, надежды, первые интересные роли, любовь. В институте познакомилась со Степаном Олексенко, ставшим мужем и коллегой по родному театру. Оказалось, что жили на одной улице, но вот никогда раньше встретиться не довелось. После института собирались идти в любимую Русскую драму, уже в студенческие годы там играла, но судьба в лице тогдашнего министра культуры Бабийчука распорядилась иначе. И вот 37 лет дорога ведет Марину Герасименко в театр им.И.Франко.

Мне было интересно, о чем думает актриса, в который раз преодолевая крутизну бывшей улицы Карла Маркса. Марина Константиновна: «Да, в общем-то, ни о чем. Многое даже забылось. Не думайте, что я иду и предвкушаю, вот сейчас вдохну воздух кулис, ах, какой он волшебный! Нет, все гораздо прозаичнее и реалистичнее. Я по натуре пессимистка и совсем не восторженно взираю на жизнь». «Так было всегда?» — интересуюсь я. «Нет, — ответила актриса, — в молодости, когда я не видела своей фамилии в распределении нового спектакля, я могла упасть в обморок. Желание быть на сцене граничило с каким-то безумием, так я хотела играть». Спасение от грусти в воспоминаниях. О том времени, когда был расцвет творчества Герасименко и Олексенко в театре, о партнерах, с которыми пришлось играть, — со знаменитой Аспасией Папатанассиу, с Михаилом Романовым, Михаилом Жаровым. А все звезды театра им. Франко, а съемки в фильме у самого Франческо Рози? Это многого стоит, хотя если задуматься, этому нет цены. Как нет цены семье, отношениям с дочерью, тоже актрисой, любви внука.

В разговоре о себе Марина Константиновна все время переходит на Степана Степановича. Они разные. Эмоциональная, темпераментная, с сильным характером, лидер в семье Марина Константиновна всегда уравновешивается спокойствием мужа. Конечно, счастливы, хотя счастье не всегда безоблачно. «Но ведь и солнце не все время светит», — улыбается Марина Константиновна. На провокационный вопрос, если бы нужно было выбирать, кому дать главную роль, ей или мужу, без колебаний отвечает, все только Степану. Может, сейчас театр в жизни Марины Константиновны немного отошел на второй план, потому что вся любовь отдается внуку Костику. Он театральный ребенок, много времени проводит за кулисами и, естественно, хочет быть артистом. А еще любит бабушку и поддерживает ее. Когда в театре репетировали современную версию спектакля «За двома зайцями», где Герасименко играет роль Секлиты, маленький Костя, на сомнения бабушки, переживающей, как она сыграет эту роль после Нонны Копержинской в знаменитом кинофильме, уверенно заключил: «Ты лучше!» И потом, уже посмотрев фильм, подтвердил, прошептав Марине на ухо: «Все равно ты лучше!».

Мне упорно хотелось вернуть актрису к разговору о счастье. Такой большой период творческой жизни в театре, счастливый ли он? «Полосатый, черно-белый, — усмехнулась мудро Марина Константиновна. — Если бы все время жизнь была счастливой, можно было бы лопнуть от счастья, да и неинтересно, когда все-все прекрасно. Все должно быть полноценно и разнообразно».

Может, это и хорошо, не «умирать» от стабильного счастья. В контрасте с черными полосами жизни острее ощущается его солнечный привкус. Возможность оценить это, почувствовать, понять — уже и есть счастье.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно