ЕЩЕ РАЗ О МОЛОДОЙ УКРАИНСКОЙ ОПЕРНОЙ РЕЖИССУРЕ

25 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 25 апреля-7 мая

В конце марта этого года в «ЗН» была напечатана статья А.Москальца «Об оперной режиссуре и очковтирательстве», которая подтолкнула меня к написанию собственной статьи...

В конце марта этого года в «ЗН» была напечатана статья А.Москальца «Об оперной режиссуре и очковтирательстве», которая подтолкнула меня к написанию собственной статьи.

Согласна со многими позициями упомянутой статьи, касающимися сложного положения, в котором находится режиссерский цех нашей Национальной оперы, в частности, невозможности молодых режиссеров реализовать свое потенциальное умение, поскольку право осуществлять новые постановки принадлежит только главному режиссеру. Как же молодая режиссура может обнаружить свои знания, практический (пусть и небольшой у некоторых из них) опыт, творческие замыслы, когда она либо «подхватывает» ранее поставленные оперные спектакли, или сидит на должностях помрежей или ассистентов режиссера?!

Не буду касаться деятельности ни «загадочного режиссера-привидения» (цитирую А.Москальца) С.Архипчука, ни А.Соловьяненко-младшего, «о чьем режиссерском таланте могут судить лишь особенно утонченные специалисты» (неужели такой элитный специалист?), ни ряда прочих штатных музыкальных режиссеров Национальной оперы.

Предпочитаю говорить о том, что знаю, свидетелем чего являюсь, — о Николае Третьяке, за учебой и профессиональным ростом которого слежу с 1985 года, с того времени, когда он стал студентом театрального института. Естественно, что он, имея за плечами профессиональное музыкальное образование и постоянную семейную музыкальную ауру, по окончании актерского отделения приходит в оперный театр как ассистент режиссера. Именно здесь, работая под руководством такого мастера, как Ирина Александровна Молостова, Николай укрепляется в намерении овладеть профессией музыкального режиссера. И когда в 1993 году в Киевском институте театрального искусства
им. И.Карпенко-Карого впервые в Украине осуществили набор на специальность «режиссура музыкального театра» (художественный руководитель — профессор В.Курбанов), Н.Третьяк снова садится на студенческую скамью и проходит полный пятилетний курс обучения, не оставляя практического овладения упомянутой специальностью как режиссер-ассистент Национальной оперы Украины. На сцене этого театра Николай защитил и свой диплом — «Богему» Пуччини (согласно афише, он — режиссер-постановщик, народная артистка Украины И.Молостова — режиссер-консультант, заслуженный артист Азербайджана В.Курбанов — руководитель диплома).

Как молодого перспективного специалиста дирекция оперного театра несколько раз направляла Н.Третьяка на стажировку в ведущие художественные центры Западной Европы: «Народнэ дывадло» (Прага, Чехия) к Беднарику, «Цюрих опернхаус» (Цюрих, Швейцария) к Асагарову, Кюрхнеру, Уилсону. В последнем из названных оперных театров Н.Третьяк и по сей день является ассистентом-консультантом по русской классической опере.

Хочу процитировать несколько строк из приказа дирекции Национальной оперы Украины относительно направления на стажировку Николая Третьяка (№59 от 05.02.2001): «Стажировка является важной составной для получения специалистом опыта, накопленного театрами в других странах, дает возможность повысить общий профессиональный уровень в постановке спектаклей театра, принимать участие в международных проектах как на украинской сцене, так и в ведущих оперных театрах мира».

Очень правильная оценка роли стажирования в дальнейшем творческом росте музыкального режиссера, а каков результат: где же участие в проектах на украинской сцене? Если бы правильные слова приказов претворялись затем в жизнь — предоставление возможности режиссерской молодежи реализовать себя, — мы бы имели возможность не только «на что-то посмотреть и чему-то научиться», допуская «на сцену первого театра страны «чужих» режиссеров» (цитирую А.Москальца), но и создали бы уже по крайней мере основы украинской школы оперной режиссуры. Позволю себе не согласиться со слишком категоричным мнением А.Москальца: «Украинская опера для Западной Европы — это ничто». Во-первых, уже не два-три имени «составляют славу нашей вокальной школы на Западе». Во-вторых, сейчас не 80—90-е годы XX века, а начало третьего тысячелетия, и потому наши певцы на Западе уже не идут под маркой россиян, их признают как представителей Украины. И в-третьих, как можно города, хоть и небольшие, Винтертур, Люцвигехафен, Ольбург и некоторые другие, называть «поселками городского типа»? Да их по высокому уровню музыкальной культуры невозможно сравнить не только с нашими райцентрами, но и с некоторыми областными!

Так что пришло время правительственным и неправительственным учреждениям и заведениям задуматься над положением украинской оперы, которой «уже нет (как музыки)», а лишь «остался театр, именуемый Национальной оперой» (еще раз цитирую А.Москальца и согласна с ним). Это касается и критики, которая должна быть вдумчивой и доброжелательной. И не только задуматься, но и делать решительные шаги в сторону исправления этого положения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно