Доктор Зло

29 мая, 2009, 12:56 Распечатать

Главный фестиваль планеты определил и главный фильм 2009 года: Золотая пальмовая ветвь Каннского международного кинофестиваля попала в руки культового австрийского режиссера Михаэля Ханеке — за фильм «Белая лента»...

Михаэль Ханеке
Михаэль Ханеке
Главный фестиваль планеты определил и главный фильм 2009 года: Золотая пальмовая ветвь Каннского международного кинофестиваля попала в руки культового австрийского режиссера Михаэля Ханеке — за фильм «Белая лента». Это актуальная черно-белая история (словно вызов нынешним колоризаторам на постсоветском пространстве) об эмбрионах тоталитаризма, о том, как именно общество может стать основой для ростков фашизма. Кстати, именно на этом, 62-м, кинофестивале Зло изучалось выдающимися режиссерами во всех проявлениях. Терапия Злом — так условно можно сформулировать один из мессиджей художественного русла нынешних Канн.

Будничность Зла у Брайянта Мендозы в «Резне» (приз за лучшую режиссуру), Зло как способ существования в «Пророке» Жака Одияра (Гран-при жюри), привлекательное и стебающееся Зло в лице полковника СС Ганса Ланда (приз за лучшую мужскую роль у Кристофа Вальца в «Бесславных ублюдках» Тарантино), наконец просто-таки воплощение абсолютного Зла в безымянной героине Шарлотты Генсбур (приз за лучшую женскую роль в «Антихристе» Ларса фон Триера)...

Еще накануне вручения главных призов вторая по значению программа «Особый взгляд» отодвинула на вторую позицию едва ли не самый лучший фильм всего фестиваля — картину румына Корнелиу Порумбою «Полиция, прилагательное», чтобы наградить главным призом «Клык» Йоргоса Лантимоса, еще одну картину, которая в очередной раз утверждает, что человек является самым худшим животным в этом мире и что зло для человека — нормальный способ существования.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что одному из крупнейших исследователей Зла в мировой кинематографической практике Михаэлю Ханеке наконец и именно на этом фестивале досталась Золотая пальмовая ветвь.

Ненависть к обывателю, жестокость, «сидящая» буквально в каждом, ханжество и лицемерие — вот то, о чем всегда снимает кино Ханеке и о чем, собственно, он и снял «Белую ленту», картину, которая наконец-то принесла ему победу. К тому же всех трех жюри — главного, экуменического и ФИПРЕССИ (наградив Ханеке, экуменическое жюри впервые объявило об антипризе — конечно, «Антихристу»).

«Белая лента» — черно-белая сага о маленьком немецком поселке в канун Первой мировой войны. В жизнь нескольких семей — учителя, врача и его акушерки, барона, пастора, управителя — ворвались страшные и трагические события. Кто виновен в смертях и увечьях? Конечно, Ханеке, как всегда, не дает прямых ответов, однако дети, которым пастор повязывает белую ленту как символ невинности, оказываются в центре внимания учителя, решающего провести собственное расследование событий.

Не монстры и не сон разума рождают чудовища, а то зло, которое сидит внутри каждого обывателя, задавившего в себе свое Я. И не случайно он рассказывает эту историю, которая могла произойти, по большому счету, где угодно, именно о Германии, о религиозной общине да еще и накануне войны, хотя внешние события будто никоим образом не касаются черно-белой жизни героев картины.

Спокойный, беспристрастный рассказ, длинные планы, неспешное течение событий создают такое безумное внутреннее напряжение, что Золотая пальмовая ветвь для «Белой ленты» — решение, которое с момента премьеры картины в фестивальных кулуарах считалось единственно логичным вариантом, при котором сложится непростой каннский пасьянс. Очевидно, в этом году решение жюри было наиболее предсказуемым. Тем более что ни для кого не секрет: Ханеке изменил актерскую природу актрисы Изабель Юппер в «Пианистке», которая к виртуозной академичности добавила радикализм. И сделал это, тоже исследуя Зло. С обывательской точки зрения, Юппер, председатель жюри Каннского фестиваля, отдает Ханеке давние долги (кроме всего, именно за «Пианистку» она получила приз за главную женскую роль), а с точки зрения сознания и подсознания — и она, и ее коллеги из жюри полностью могли оказаться в кругу общих психологических тенденций: благополучная Европа в предчувствии изменений, в апокалиптическом страхе, в панике перед фашизмом, поднимающим голову над всей Европой, в Австрии в частности, корень которого Ханеке, как и его соотечественник Ульрих Зайдль, видят в самой природе обывателя.

Что касается критериев, которыми руководствуется жюри, то они всегда остаются довольно загадочными. «На то и существуют закрытые двери», — сказала Азия Арженто во время финальной встречи с журналистами. Кстати, о победе Ханеке жюри никто особо и не спрашивал, настолько логичной — и художественно, и идеологически, и психологически — она казалась в контексте каннского конкурса, который один из критиков метко окрестил «фестивалем уставших гениев». Несмотря на определенную растянутость картины (это видимо, единственное, в чем ее можно обвинить), Ханеке отнюдь не кажется уставшим.

Итак, европейский культурный вектор постепенно смещается в Австрию. После Нобелевской премии для Елинек Золотая пальмовая ветвь Ханеке — очередное тому подтверждение. Только бы не заигрались каннские фавориты с разными ликами Зла. Такая «терапия» вряд ли кого-то вылечит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно