ЗИМНИЙ ВЕРНИСАЖ ВИКТОРА СИДОРЕНКО

06 марта, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 10, 6 марта-13 марта 1998г.
Отправить
Отправить

Зимние вернисажи всегда неожиданны и таинственны. Наверное, вопреки морозам и холоду создается ра...

Зимние вернисажи всегда неожиданны и таинственны. Наверное, вопреки морозам и холоду создается радушная, теплая атмосфера, когда есть о чем поговорить коллегам и друзьям, когда длинные темные вечера не кажутся долгими. И безусловно, что сама природа творчества, где заранее ничего не предугадать, а желание познать то новое, что предстоит увидеть, неподдельно и искренно, настраивают зрителя на особый лад.

Завершение зимнего арт-сезона столицы ознаменовалось открытием 13 февраля выставки живописи и графики заслуженного деятеля искусств Украины Виктора Сидоренко. Более ста работ автора занимали все выставочные залы Союза художников Украины. И это была лишь только часть из большого творческого актива мастера. Спустя неделю открылась еще одна персональная выставка Виктора Сидоренко, но уже в Харькове. Пожалуй, есть чему удивиться даже тем художникам, которые работают исключительно творчески. Сочетание напряженной общественной работы с такой творческой активностью кажется просто невероятным, но абсолютно нормальным для Виктора Дмитриевича, который является заместителем председателя правления Союза художников Украины, вице-президентом Академии искусств Украины. «Всегда и во все эпохи художники сочетали творческую работу с общественной. Общественная позиция всегда была чрезвычайно важна, чем бы человек ни занимался, создавая для художника своеобразный тонус, помогая творческому процессу в целом. К примеру, тот же Рубенс был дипломатом. Веласкес и Гойя были придворными художниками, довольно влиятельными людьми в государстве. Безусловно, это привносило целый ряд сложностей и условностей, но кто знает, состоялся ли бы Гойя без этого. Творчество - более сложный процесс, чем кажется на первый взгляд, более живой и динамичный, постоянно меняющийся. Для художника самое главное - не потерять его».

Сложно передать те ощущения, которые возникают при встрече с работами Виктора Сидоренко. Кажется, что картины энергетически «дышат», и зрителя моментально окружает их мощное активное поле. «Женщины и цветы» - пожалуй, самый изысканный, элитарный цикл, способный удовлетворить наиболее прихотливые эстетические запросы. На полотнах целый мир, окружающий женщину, в котором она живет, пребывает и радует глаз. Здесь нет чуждых этому деликатному миру категорий, выводящих его за рамки привычного и уводящих в сторону социальных либо каких-то других подтекстов. Философия восприятия удивительно прозрачна и по настрою перекликается с серией знаменитых танцовщиц Дега. Внимательный глаз художника подмечает и запечатлевает все нюансы и детали то утреннего туалета, то отдыха, то раздумий. Во всем не чувствуется личностного отношения, скорее это похоже на мимолетный скользящий взгляд, покровительствующий и беспристрастный. Сдержанность, даже холодность цветового решения кажутся полностью оправданными. Здесь доминантны линия и рисунок, виртуозность которых сразу же увлекает и очаровывает. Композиции выстроены точно и безупречно. В них нет поспешности и легковесности. Эмоция выдержана во времени и от того весома и взвешенна. Автор не стремится персонифицировать своих героинь - чаще всего мы лишены возможности видеть их лица или же они весьма условны. Портретны скорее цветы - огромные царственные лилии, гладиолусы. И хотя работы различны по своей стилистике, их объединяет гармоничный, умиротворяющий настрой. Чувствуется, что это излюбленная тема в творчестве художника. «Женщины, как и цветы, несут в себе космическую тайну - в этом есть приближение к гармонии. Но покоя никогда нет».

«Цитохронизмы» - так назвал Виктор Сидоренко другой цикл своих работ. Запустение и упадок, декаданс, царящий в этом цикле, совершенно несопоставимы с другими циклами работ. Кажется, главная задача цикла, которую художник пытается решить, - «когда человек разрушает гармонию», - еще и приумножается сверхзадачей «как» . За полустертыми изображениями на зрителя проглядывают беспомощные просящие глаза, но и только. Всего остального мы больше не увидим. Безволие и растерянность уходящего мира, мира уже почти что несуществующего - вот что, пожалуй, более всего увлекает зрителя в этой серии работ, которые временами похожи на старые фрески или на полуистлевшие гобелены, только менее всего на современную живопись. «В серии была сделана попытка проникновения в другую, менее разрабатываемую в живописи тему - микроструктуры мира и связи с реальным миром, а также действия духовного пространства. Произведения искусства, созданные художником, сильно воздействуют на него самого, на его отношения с окружающими, родными». И безусловно, что они воздействуют на зрителя, и от того, насколько воздействие будет благоприятным, настолько обогатятся многие стороны жизни, насыщая, в первую очередь, духовные потребности каждого из нас. Серия «Цитохронизмы» хотя и кажется несколько выделенной, однако совершенно не выпадает из общего контекста поисков автора, поисков гармонии и элементов, ее образующих.

Ни один из циклов не вызывал у зрителей столько недоумения и споров, как цикл работ «Амнезия». Яркие анилиновые полотна довольно больших размеров автор неожиданно решается разместить в самом маленьком из выставочных залов, замыкая таким образом и сам цикл, и ощущения, возникающие при его просмотре. Работы образуют сложную непрерывную цепь впечатлений, концентрируясь и насыщая пространство выставочного зала. «Мне хотелось посвятить серию событиям уже прошлого, но которое еще присутствует. У каждого человека есть ностальгия по безвозвратности». Воспоминания детства - как особый заповедник, с которого начинается процесс вхождения человека в мир, особые состояния, которые накладывают с детства неизгладимые впечатления. «С детства запоминаются больше явления природы, когда в открытых дверях крестится бабушка, и гром, и молнии сотрясают мое детское воображение... В горах было ущелье, щель, через которую хотелось вырваться и узнать, что находится за теми горами, и казалось, что за ними открывается сказочный удивительный мир. Есть ли место, где все прошло в моем детстве? В воспоминаниях осталось сказочное впечатление, но не очень счастливое». Как в «Синей птице» Метерлинка, где вечная тайна всегда находится рядом. Непостижимая тайна детства, оставляющая нам лишь воспоминания, которые становятся для художника исходным материалом и наполняют сюжеты целой серии работ, работ сложных по восприятию и пониманию, скорее эмоционально-ассоциативных. Неудивительно, что при таком подходе изменяется и палитра автора. Краски насыщаются. Их активность временами даже отталкивает. Но они неизбежны при таком подходе. «Воспоминание - как сон. Это не живое ощущение. Ты словно раскрашиваешь воспоминание внутри себя. И всегда присутствует этот анилин в воспоминаниях».

Однако эти полотна составили лишь часть цикла. Одни из последних работ посвящены переосмыслению событий более глобального масштаба. В них ясно прослеживается позиция художника, пытающегося языком изобразительного искусства трансформировать идеалы и символы ушедшей эпохи социалистического режима. Картины-воспоминания, картины-предостережения? Когда только единое движение, действие и есть наибольшей ценностью, поглощая своей массой и порывом человеческую личность, обезличивая и искажая ее. Тревожные облака, контрастные тональные решения находятся в несоответствии со смыслом происходящего - танцы и игры лишены значимости, конечной цели, идеи и, кажется, служат только одному - подавить и уничтожить человека, сделать его марионеткой, живой куклой. «Наша эпоха не любила личностей, но выбирала людей, которые были нужны. Тоталитарное сознание поглощает искусство. Потому что искусство - духовная свобода, возможность духовного полета. Человек достигает определенных результатов не благодаря, а вопреки обстоятельствам - в этом очень важный подход к творчеству. Наступило время проявления личностей. Личность приобретает ценность... Наше поколение - одно из последних, которое жило и работало в период тоталитарного режима и перешло от полной свободы творчества к свободе от творчества. У меня такое ощущение - и хотелось бы верить, что-то стоящее сделает именно это, последнее, поколение».

Изначально выставка задумывалась так, чтобы в полном объеме представить киевскому зрителю все творческие наработки автора. Кроме живописных работ, В.Сидоренко привез в Киев большую серию графических работ. Монохромные, утонченные акварели еще раз подтверждают нам, что художник является великолепным рисовальщиком, пожалуй, одним из лучших в Украине сегодня. «Среди моих учителей был профессор эпохи авангарда начала нашего столетия (Б.Косарев). Он обучал не предмету, а искусству как мировоззрению, способу жизни».

Для Виктора Сидоренко позиция гражданина и позиция художника тесно переплелись, и поэтому он много размышляет над местом и ролью искусства в современном мире. «Искусство вненационально. Но художника поддерживает духовная энергия земли, где он живет. Духовный источник - его страна. Духовные ценности несет земля художника. В искусстве всегда существует слияние духовного - религиозного и светского. Две ветви параллельны. Пересекаясь - одна ветвь поглощает другую. Если религия перестает занимать ведущую роль - играть главную роль начинает идеология. Кризис духовности и на Западе, и на Востоке - это единые проблемы».

Не менее серьезными видятся для художника и проблемы чисто творческие, позволяющие творить и созидать. Попытка разобраться в собственном творческом процессе, выделить главные связующие и образующие его элементы занимают художника не меньше, нежели проблемы глобального общекультурного масштаба. «Художник объединяет в себе ирреальный и реальный мир. Какая связь существует между духовным пространством и реальным миром? Это процесс, который стоит надо мной. Нераздельный процесс в значении, данном Богом, духовном. Когда мне задают вопрос: «Что ты делаешь?» - я не знаю, потому что все происходит само собой. Художник действует от какой-то духовной силы. И творчество художника становится проводником этой духовной силы. Но сам художник не ставит себе такого задания, потому что художник не может быть миссионером, он не должен им быть. Искусству чуждо навязывание. Любое миссионерство есть навязыванием, пусть даже это искушение. Я художник. Что еще?».

P. S. Последний день зимы и один из последних дней работы выставки ознаменовался явлением новым и необычным для практики проведения художественных выставок. В залах прошел показ коллекции Дома моделей «РИТО», вызывая легкое смущение, веселье и улыбки. Женщины на полотнах - женщины на подиуме?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК