ВЕЧНОСТИ ЗВОН

24 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 24 июля-31 июля 1998г.
Отправить
Отправить

Так уж случилось в этой жизни, что выбирать приходится всем и каждому, и ничего тут не попишешь. Что и как - вопрос второй, но факт очевиден...

Так уж случилось в этой жизни, что выбирать приходится всем и каждому, и ничего тут не попишешь. Что и как - вопрос второй, но факт очевиден. Некоторые, особо энергичные, пытаются увильнуть: «Мол, какая разница, какого цвета у меня будет зубная щетка? Разве от этого зубы белее станут?»- и перекладывают ответственность на соседа; некоторые выбирают наугад, выщипывают зеленые насаждения в тщетных попытках оседлать неуловимый нечет, но в конечном счете и те, и другие становятся жертвами собственного страха и безразличия - дамоклов меч судьбы неумолим.

Иное дело, когда человек не тяготится подобным бременем, осознанно ступая на приглянувшуюся стезю. Именно таким мне представляется Игорь Мамушев. Выпустив свой четвертый сборник стихов, он вновь и в первую очередь самому себе продемонстрировал готовность к серьезным решениям, ответственность по отношению к ним, верность пыльному посоху Пилигрима. Здесь вполне законен будет вопрос: а причем тут готовность к решениям, ответственность, ведь это просто стихи, ни более ни менее? Ответ четко и емко был дан еще в середине XIX века Козьмой Прутковым, который, прогуливаясь как-то по парку, подметил, что от каждого брошенного в воду камешка расходятся круги.

«Город для ветра или сон бабочки» - книга во всех отношениях выдающаяся, ведь писал ее поэт-универсал. Открывая поэтические сборники наших современников, мы чаще, чем реже, знаем, чего от них ожидать, чувствуем тему, вариации, настроение. Вся прелесть творчества Мамушева состоит в том, что оно непредсказуемо до последнего момента, как в хорошем вкусном детективе, не знаешь, куда повернешь и где окажешься. В самом лирическом и трогательном стихотворении ты можешь неожиданно наткнуться на нотку иронии, перечитывая же обнадеживающие жизнерадостные строки, вдруг вместо прилива сил почувствовать страшную усталость, боль и разочарование. Такова сила слова.

Анализируя стихотворения, составляющие этот сборник, нельзя не отметить радужную и чуткую образность, прекрасное чувство меры, ставшие визитной карточкой поэта. Ощущается рука мастера, творца. В воображении Игоря Мамушева живут и «блудливые флейты-фаготы», и «утро, мычащее, чуть голубое», и «дождя пустого глаз сереющий». Вместе с тем иногда проскальзывает нечто фамильярно-разухабистое в стиле Вишневского или Губермана. Например, я с любопытством узнал, что у Серого Рыцаря (О.Мандельштам) появился племяш, об этом факте родства и повествует стихотворение с лирическим названием «Осень». Не знаю кому как, а мне сразу на ум пришли «ильфовские» дети лейтенанта Шмидта.

Однако в последней книге Мамушеву ближе тихая, небесно-синяя, блоковская грусть, пространственно-временные категории позднего Есенина и даже где-то непростая горьковская философия жизни.

Я сам себе пустыня, житель, время,

и даже солнце у меня свое,

которое печет в горбы и в темя

и слишком любит грешную ее.

Я на земле здесь только нота света,

и чтобы сниться мне, ты жить должна,

как человек, как ливень, как планета,

как горная река, как тишина.

Теперь нам только умирать на память,

взрывая жизнь звонками с дальних мест,

и точно знать, что не дано поправить

лежащий неудобно странный крест.

Всю книгу, по диагонали, отливая то кроваво-красным, то мертвенно-серым, пересекает тема одиночества. Сливаясь с незаурядным даром слова и втягивая в свою орбиту воспоминания, давно забытые ощущения, чувства, она рождает дивные строки. По форме стихотворения «племянника Мандельштама» более всего напоминают элегию - та же печальная размеренность и вдохновенная грусть.

Ничто не значит перелет тоски,

шуршащей крыльями, как сон, нагими,

коснись губами хоть одной строки

из тех, что стали не моими.

Еще одной особенностью творчества Мамушева стала ее музыкальность. Гений эфира пропитывает каждый слог, каждое слово, каждую букву поэта, музыкальная символика в той или иной мере присутствует во всех его стихотворениях. Оригинальный синтез повторов и противоположностей облекает в ткань бытия мелодию вечности - «вечности звон». И если вспомнить о том, что знаменитый киевлянин Н.Гумилев был рожден под знаком Овна, говорить о том, что дитя серебряного века И.Северянин появился на свет под созвездием Близнецов, то для И.Мамушева засветился в ночном небе новый знак - Скрипичный Ключ.

Вскинь эти руки пустые и ветер зовущие,

и от планеты, не зная времен, отрекись,

и помяни только музыкой

сирое сущее,

призвуком тихо взлетая

Related video

в грядущую высь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК