У ЗАНЬКОВЧАН — ПРЕМЬЕРЫ…

11 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 11 октября-18 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Пятнадцатого сентября в театре имени Марии Заньковецкой, впрочем, как и во многих театральных и музыкальных коллективах Львова, состоялось открытие нового театрального сезона...

Пятнадцатого сентября в театре имени Марии Заньковецкой, впрочем, как и во многих театральных и музыкальных коллективах Львова, состоялось открытие нового театрального сезона. Но еще до официального поднятия занавеса на камерной сцене театра с большим успехом прошла премьера пьесы Родиона Феденева (в переводе на украинский язык Наталии Станиславской) «Женские игры» на тему Моцарта и Сальери. Режиссер-постановщик спектакля — народная артистка Украины Алла Бабенко.

А в конце сентября на большой сцене художественный руководитель театра, народный артист Украины Федор Стригун также показал свое новое «детище» — спектакль по пьесе украинского автора, львовянки Надежды Ковалык «Неаполь — город золушек». Словом, обе премьеры объединили одну извечную тему — женскую. И хотя авторы драматургии — наши современники, но обратились они к совершенно разным эпохам и проблемам. Феденев — к XVIII столетию, загадкам жизни и смерти Моцарта. Ковалык — к сегодняшней зримой проблеме — выезд женщин на тяжелые работы за границу, бегство во имя спасения семьи…

Более полугода Федор Стригун «бился» над пьесой. Задела его тема за живое. В Украине театральные коллективы к этой проблеме еще не обращались. Хотя драматургический материал, как не на искушенного критика, а просто зрителя, несовершенен. Там мало действия. Простора для актерской игры. Заньковчане очень хотели сыграть это, но далеко не всегда текст поддавался выигрыванию. Особенно затянутость, натянутость и неинтересность ощущалась вначале. Просто политинформация или обличения типа «политических» клумб: Украина не любит своих граждан, заставляя их от безысходности искать спасение за границей, в нашей стране талантливые люди никому не нужны… Рэкет, непрекрытые поборы официальных служб — налоговой инспекции, пожарных, санэпидстанции и т.д. и т.п. Словом, напрашивается категоричный вывод: в этой стране действительно жить невозможно. Или умирай, или, по примеру многих, езжай за границу добывать кусок «хлеба».

Наверное, не у одного зрителя мелькнула мысль: и так тошно, а тут еще со сцены все это приходится выслушивать и смотреть… И вот действие переносится в Италию, в семью, где работает наша героиня, в прошлом музыковед. Естественно, там она убирает и прислуживает пожилой синьоре. И если ее украинская родственница поехала в прекрасную Италию в поисках богатого мужа, то наша героиня, постоянно плача, ностальгически распевая украинские песни или читая Шевченко, мечтает заработать деньги, чтобы выкупить свое бывшее жилье (его конфисковали, так как фирма мужа не выдержала конкуренции и налоговых поборов и разорилась) и вернуться в свою семью. Все банально и просто, впрочем, как есть и в жизни...

Вот такая коллизия, и ее не так просто было сыграть заньковчанам. И если в первом действии со стороны зрителей был «полный штиль», то уже дальше люди реагировали на то, что происходило на сцене: плакали, смеялись, грустили и веселились (хотя чисто итальянского колорита и характеров в пьесе не доставало). Так что в конце представления весь переполненный зал (а это не менее девятисот человек) бурно аплодировал актерам, режиссеру, автору. И их реакция была искренней. Конечно, критикам, высоким эстетам, искушенным театралам, скорее всего, это действо не доставит глубоких эмоций и не принесет эстетическое наслаждение. Но сейчас таких, к сожалению, меньшинство. Большинство же потенциальных зрителей — это люди, живущие в этих реалиях, сталкивающиеся с этими проблемами и теряющиеся в этой жизни от невозможности их решить. И в какой-то мере пьеса им поможет, хотя бы морально, хотя бы на сценическом уровне. Правда, говорят, что театральное действо, как «славноизвестный» двадцать пятый кадр, надолго западает в наше подсознание и питает наш разум, наши эмоции и ощущения. Скорее всего, представленная драматургия не останется в канонах вечного искусства, не станет образцом высокого слога и высокой мысли и сойдет с театральных подмостков, как десятки, сотни безызвестных уже (но востребованных ранее) произведений иных авторов. Сегодня Надежда Ковалык в «Неаполе — городе золушек» старалась поставить и представить, скорее, очень острую социальную идею, которая не находит в нашем обществе своего решения, а все глубже и глубже загоняется внутрь, действительно приводя к семейным трагедиям.

А теперь посмотрим на женщин, живших двумя столетиями ранее. Они были представлены на камерной сцене театра в «Женских играх». Обе красивые, изысканные, умные, игривые. Как кажется, совершенно случайно встретились на водах в Бадене. Познакомились, разговорились. Но на то они и женщины, чтобы ничего в их жизни не было случайного. Одна из них Констанция Моцарт, жена известного композитора, и это практически сразу открывает ее компаньонка. А вот кто другая дама, остается загадкой почти до конца действия. И эта другая, ставя Констанцию в тупиковые ситуация, задавая ей такие вопросы, от которых она просто не может уйти, узнает подробности жизни Моцарта в его семье, становится поверенной молодой женщины, теперь уже вдовы (Моцарт умер пятнадцать лет назад) о ее отношениях с мужем, взлетах и падениях их чувств, ревности и изменах, страданиях и радости. Но светская богатая дама, вызвавшая жену Моцарта на откровенность, не думает останавливаться на этом. Игра продолжается. А потом как приговор звучит ее обвинение в том, что Констанция вместе со своим любовником, другом Моцарта, отравила композитора, подливая ему в чернильницу под двойное дно ртуть…

И тут уже приходит черед Констанции. Она знает, кто эта женщина. Тереза Сальери, которая была безнадежно влюблена в Моцарта. Это она пусть косвенно, но именно Тереза Сальери виновна в смерти горячо любимого ею композитора...

Вот такая история. Но не это главное. Главное, как все это подано, как показано, как поставлено и сыграно. Изящно, красиво, талантливо, эстетично. Здесь есть образы, есть люди и их судьбы. И зритель — не просто пассивный констатант действия, а сопереживатель, соучастник. Но драматургический материал таким бы и остался, если бы душу в него не вложили создатели этого действа. Алла Бабенко сумела уловить внутреннюю эстетику, внутреннюю наполненность и отлично подобрала актеров — заслуженных артистов Украины Александру Бонковскую (Констанция) и Дарину Зализну (Тереза). Они, такие разные, достойны друг друга. Держа марку своих известных в истории героинь, они и играют на сцене. Алла Бабенко внесла в спектакль еще одно новшество. Она вывела на сцену камерный оркестр (это еще один коллективный герой пьесы), исполняющий произведения Моцарта.

Вот такие разные женщины, такие разные их судьбы предстали во Львове в театре имени Заньковецкой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК