СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ВОЙНЫ

21 августа, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 21 августа-28 августа 1998г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Болезненно-кровоточащий клубок религиозных, этнических и социальных конфликтов, припорошенный т...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Болезненно-кровоточащий клубок религиозных, этнических и социальных конфликтов, припорошенный толстым слоем пепла политически безграмотных решений и ежедневно затягивающий в себя десятки и сотни жизней в бывшей Югославии, требует продуманного, взвешенного, выверенного, но все же оперативного вмешательства. Для того, чтобы это вмешательство принесло только пользу, а не усугубило уже нанесенный вред, политикам необходимо запастись максимально возможным количеством объективной, но полной информации. Взгляд изнутри обычно не страдает объективностью, а взгляд со стороны - не способствует пониманию ситуации на эмоционально-иррациональном уровне. Именно в таком контексте недавно вышедшая в Америке книга «Кровь и месть: История войны в Боснии на примере одной семьи» представляет значительный интерес, так как написана она как бы изнутри человеком, пришедшим извне.

Автор книги - Чак Судетич, числившийся в свое время лучшим корреспондентом «New York Times» в бывшей Югославии. Туда молодой Судетич попал не случайно, он еще студентом увлекался запутанной историей этой страны. Это увлечение американца по происхождению еще больше окрепло после его женитьбы на местной девушке из уважаемой сербской семьи. После начала военных беспорядков руководство Чака не раз предпринимало попытки выманить талантливого журналиста обратно в Нью-Йорк, соблазняя его перспективами быстрой карьеры и спокойной жизни, но Судетич, как он сам потом признавал, в порыве безрассудной тяги к рыцарским подвигам решил остаться в Боснии. При этом роль Прекрасной дамы было предписано исполнять не его супруге, а самой Истине.

Благодаря своей женитьбе Судетич породнился в первую очередь с сербами, поэтому его рассказ, казалось бы, должен был страдать предвзятым отношением к мусульманам. Однако сложность этого конфликта в том и заключается, что проявляется он не в отношениях между абстрактными нациями, а в отношениях между конкретными людьми, часто членами одной и той же конкретной семьи. В частности, сводный брат жены Судетича - мусульманин Хамед Целик и его семья еще в 1992 году вынуждена была покинуть восточную Боснию, землю, где прожили целые поколения Целиков. Спасение Целики искали поблизости от Сребреницы, где в течение нескольких месяцев они скрывались в лесах и пещерах до тех пор, пока Сребреницу не окружили сербские солдаты.

Книга Судетича сильно напоминает произведения классика югославской литературы Иво Андрича, которые тот писал в годы второй мировой войны. Правда, герои Андрича вымышленные, а герои Судетича - вполне реальные конкретные люди, большая часть которых осталась в общих могилах под Сребреницей. Чудом уцелевшие перебрались кто в Сараево, кто в Канаду. На примере своей собственной семьи Судетич пытается анализировать, как можно загасить конфликт, в котором с разной степенью активности принимали участие несколько поколений. Деды, например, убивали друг друга во время последней войны, отцы более-менее мирно жили по соседству, но делали вид, что друг друга не замечают, а внуки ходили вместе в школу и гоняли во дворе футбольный мяч. А сейчас опять все началось сначала.

Полвека назад в сербской деревне Кравица под Сребреницей пролились реки человеческой крови. 7 января 1993 года в деревню вошли мусульманские солдаты и кровь полилась опять. А в июле 1995 года, когда Сребреница перешла в руки сербов, количество жертв в деревне Кравица уже достигало 8000 человек. Немногие пережившие эту многоэтапную резню и с той, и с другой стороны делом своей жизни видят кровную месть.

Тем не менее Судетич вовсе не утверждает, что в этой ситуации ничего нельзя было сделать. Он открыто обвиняет боснийское правительство в том, что оно даже пальцем не пошевелило для того, чтобы спасти многострадальный город от очередного кровопролития. И вовсе не потому, что не было сил удержать Сребреницу под контролем, а потому, что правительству легче было потерять этот город, чем потом за столом мирных переговоров разменивать его на какую-то другую территорию.

Досталось от Судетича также и представителям ООН. Он утверждает, что именно уверенность в том, что офицеры ООН против нанесения воздушных ударов силами НАТО по городу, как раз и позволило командиру боснийской сербской армии Ратко Младичу осуществить захват Сребреницы.

Факты, приведенные в книге Чака Судетича, могут быть использованы Международным военным трибуналом в Гааге. Судетич вовсе не призывает к мщению, он лишь утверждает, что без тщательного и непредвзятого расследования нельзя будет расчистить завалы истории для того, чтобы заложить в Боснии фундамент прочного и справедливого мира.

Оксана ПРИХОДЬКО

по материалам журнала

«The Economist»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК