ПОЧЕМУ УКРАИНЦЫ ЛЮБЯТ ШЕВЧЕНКО НА 46%?

17 мая, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 17 мая-24 мая 2002г.
Отправить
Отправить

Хроническое недофинансирование из государственной казны Шевченковского национального заповедн...

К Кобзарю люди идут в любую погоду. Их любовь невозможно измерить в процентах
К Кобзарю люди идут в любую погоду. Их любовь невозможно измерить в процентах
Последние 14 ступенек...
Когда-то на могиле Шевченко поставили крест. Сегодня даже на Шевченко некоторым чиновникам иногда тоже хочется «поставить крест»...
В одном из залов Музея Т.Г.Шевченко в Каневе
Восстановленный домик первого охранника могилы Т.Г.Шевченко Ивана Ядловского
Кандидат филологических наук, сотрудник Шевченковского национального заповедника Зина Тарахан-Береза
Главная хранительница фондов Анна Манжара: «Достижение: имеем в этом году в бюджете 17 тыс. грн. на приобретение предметов музейной стоимости. В среднем это цена 3—4 оригинальных картин»
Генеральный директор Шевченковского заповедника в Каневе Игорь Лиховый: «Мне кажется, власть не чувствует ответственности за достижения прошлых поколений...»
К Кобзарю люди идут в любую погоду. Их любовь невозможно измерить в процентах

Хроническое недофинансирование из государственной казны Шевченковского национального заповедника в Каневе, где каждый год бывает более 100 тысяч туристов со всего мира, наносит ощутимый удар по культуре Украины

Поэма абсурда

Мы уже, в общем-то, привыкли к не очень привлекательному международному имиджу Украины — дело Демьянюка, Чернобыль, «кассетный скандал», невыездной Президент...

Что и говорить, обидно. Но еще больше болит душа, когда даже известная во всем мире украинская святыня — Шевченковский мемориал (Шевченковский национальный заповедник) в Каневе — не в состоянии перевесить удельную массу этого негатива, мало того — порой балансирует на грани, чтобы, того и гляди, случайно не «записаться» кандидатом в приведенный перечень.

Чудеса, да и только. Может, украинцы уже не любят Кобзаря? Да нет, в прошлом году на его могиле побывало паломников даже больше, чем всегда, — 126 тысяч, в том числе более 13 тысяч иностранных туристов из 35 стран мира. Может, власть перестала интересоваться личностью Тараса Шевченко, забыла к нему дорогу? Да нет, регулярно мчатся по трассе вдоль Днепра из столицы в Канев черные лимузины. Сюда едут политики, дипломаты, общественные деятели, художники. Тут звучат пламенные речи, рисуются перспективы, даются обещания. У Тараса просят благословения будущие президенты, под его «молчаливым патронатом» создаются «каневские четверки», от его имени вручаются литературные премии, на его «Кобзаре», как на Библии, присягают на верность Отчизне.

Генеральный директор Шевченковского заповедника в Каневе Игорь Лиховый: «Мне кажется, власть не чувствует ответственности за достижения прошлых поколений...»
Генеральный директор Шевченковского заповедника в Каневе Игорь Лиховый: «Мне кажется, власть не чувствует ответственности за достижения прошлых поколений...»

Действительно, несмотря на то, что за последнее десятилетие могила Тараса Шевченко утратила свою совнаркомовскую «нагрузку» как идеологический центр УССР (постановление 1931 года), Тарасова гора продолжает оставаться для нас магнитом, который притягивает, несмотря на прихоти погоды как природной, так и политической. Но украинский фетиш №1, роль которого можно сравнить с Иерусалимом, Мемориалом Джорджа Вашингтона или, по крайней мере, с хорошо известным старшему поколению Мавзолеем Ленина, сегодня сильно лихорадит.

Мир примеряется к качественно новой шкале оценки достижений прошлых цивилизаций, человеческая жизнь верстается по hi-tech, а в Каневе работники заповедника несколько лет назад были вынуждены поздней осенью бродить по окрестным рощам, чтобы насобирать сухой хворост — нечего было бросить в топку котельной, отапливающей помещения музея. Мы говорим о патриотическом воспитании молодежи, формировании украинца как сознательной личности и о значении творчества Тараса Шевченко в этом процессе, а на столе генерального директора заповедника Игоря Лихового лежит полуабсурдное предупреждение от энергоснабжающей компании с угрозой отключить электричество в случае неуплаты долга (1,5 тыс. грн.). И это за несколько часов до визита на Чернечую гору представительного дипломатического корпуса (около 200 человек), аккредитованного в Украине.

Главная хранительница фондов Анна Манжара: «Достижение: имеем в этом году в бюджете 17 тыс. грн. на приобретение предметов музейной стоимости. В среднем это цена 3—4 оригинальных картин»
Главная хранительница фондов Анна Манжара: «Достижение: имеем в этом году в бюджете 17 тыс. грн. на приобретение предметов музейной стоимости. В среднем это цена 3—4 оригинальных картин»

Я сижу в кабинете гендиректора и слушаю его разговор с представителем этой самой энергоснабжающей компании. С одной стороны, высокомерие и поза, с другой — мольба и попытки объяснить ситуацию. В конце концов чиновник смилостивился и пообещал: заповедник до конца месяца платит половину суммы, а остальную — позже. Почему? Потому что денег, чтобы рассчитаться сразу и полностью просто нет (!!!)

В прошлом году заповедник был профинансирован на 46% (всего из госбюджета поступило 635000 грн. — при утвержденной сметой сумме в 1354000 грн.). При таком кричащем недофинансировании правительство без всяких на то законных оснований за месяц до конца прошлого года забрало со счета заповедника 140 тыс. грн.! Оставив долги (200 тыс. грн.) за уже (!) выполненные работы по реконструкции. А это означает, что несколько каневских и киевских организаций, которые из доверия к Шевченковскому национальному заповеднику (под гарантии Верховной Рады и авторитет Кабинета министров) выполнили себе в убыток ремонтные роботы и оставили десятки семей без заработной платы.

Кандидат филологических наук, сотрудник Шевченковского национального заповедника Зина Тарахан-Береза
Кандидат филологических наук, сотрудник Шевченковского национального заповедника Зина Тарахан-Береза

На 2002 год запланировано освоить около 4 млн. грн. Прошло пять месяцев, на сегодня заповедник из этих денег получил 0 грн.

Это уже абсурд.

Причал «Тарасова гора», который несколько десятилетий был главными «воротами» заповедника для иностранных туристов, путешествующих по Днепру, из-за отсутствия средств на ремонт в этом году стал аварийно опасным и его собственник объявил, что теплоходы теперь не принимает. Как говорят, приплыли.

«Для возрождения Тарасовой горы не хватает, по большому счету, государственного мышления»

А на бумаге все гладко. По крайней мере, за последние два года был подписан указ Президента Украины, приняты два постановления и два распоряжения Кабмина, а также распоряжение главы Черкасской облгосадминистрации о реконструкции Шевченковского национального заповедника в Каневе.

Восстановленный домик первого охранника могилы Т.Г.Шевченко Ивана Ядловского
Восстановленный домик первого охранника могилы Т.Г.Шевченко Ивана Ядловского

— Решение Кабмина, указ Президента, запланированные капиталовложения позволят создать на базе заповедника Шевченковский культурный центр — по-современному оснащенный, с обновленной и расширенной экспозицией раритетов, с полным комплексом услуг для посетителей, — говорит Игорь Лиховый. — Но к этому нужно добавить еще одну незначительную, но необходимую вещь — личный патронат. Так было во Франции, когда Франсуа Миттеран взял под опеку и личный контроль реконструкцию Лувра. Так было в России, где сначала Михаил Горбачев, потом Борис Ельцин патронировали десятилетнюю реставрацию Третьяковской картинной галереи. Мне кажется, наша власть не чувствует ответственности за достижения прошлых поколений. Это мы наблюдаем и в экономике, и в сфере культуры. Почему россияне не пожалели средств на масштабное обновление Государственного музея А.С.Пушкина в канун его 200-летия? Почему создан и расстраивается в центре Москвы музей живого (!) художника Александра Шилова, финансируется по полной программе Российский музей изобразительного искусства? По моему мнению, знаменитое российское «имперское мышление» тут играет положительную роль. Наши соседи даже через культуру утверждают свою нацию в мире, показывают, что их музеи не хуже западных, вкладывают в них деньги, заботятся о них. Нашей власти, по большому счету, не хватает государственного мышления и национального самоуважения.

В одном из залов Музея Т.Г.Шевченко в Каневе
В одном из залов Музея Т.Г.Шевченко в Каневе

Хочу возразить уважаемому господину директору. Именно в некоторых вопросах наши власть имущие его проявляют, и очень четко. Давайте будем откровенными: во всем мире знают Тарасову гору, Музей Кобзаря в Каневе. Ради того, чтобы побывать здесь, люди приезжают из Австралий, Канад, Японий. И как же удивляются иностранные туристы, когда узнают, сколько оригиналов поэта и художника Тараса Шевченко хранится в здешнем музее.

— Из более чем двадцати одной тысячи предметов, составляющих наш основной фонд, оригиналов только шесть, — говорит главный хранитель фондов Музея Т.Шевченко в Каневе Анна Манжара. — Это графические произведения Тараса Григорьевича из альбома «Мальовнича Україна».

В Украине есть четыре музея, связанные с именем Т.Шевченко: Национальный музей Т.Шевченко в Киеве, Шевченковский национальный заповедник в Каневе, Музей Кобзаря в Черкассах, заповедник «Батьківщина Т.Шевченка» в селе Шевченковом Звенигородского района.

В двух последних — ни одного оригинала, зато почти все — в Киеве.

Отовсюду едут в Канев паломники, чтобы собственными глазами увидеть работы Кобзаря. А видят крохи. Основные фонды в столице. Это и есть имперское мышление. Только наизнанку.

Хотя, по тому же большому счету, ничего странного в том, что киевские чиновники от искусства упрямо не хотят делиться оригиналами с Каневом, нет.

По словам Игоря Лихового, недавно дирекция Государственного музея А.Пушкина в Москве закупила в Германии оборудование — оно позволяет поддерживать в выставочных залах, архивах и хранилищах специальный микроклимат, что способствует сохранению экспонатов. Стоимость оборудования превышает $1 млн. Между тем в каневском музее Тараса Шевченко, как и в других музеях, весной и летом сотрудники поддерживают «микроклимат» с помощью банальных форточек, а в холодную пору им уже полностью «заведует» дядя Вася, кочегар.

«Катерина» боится сквозняков

Действительно, все же страшновато вентилировать «Катерину» Т.Г.Шевченко на весенних каневских сквозняках. А выставлять бумажные рукописи поэта в сезон дождей — так и просто рискованно. Старая крыша и стены, деревянные (!) перекрытия между первым и вторым этажами, нерационально расположенные залы, тесные фонды, морально устаревшие витрины, угольное отопление помещения, отсутствие надлежащего микроклимата и надежной системы безопасности отпугивают не только киевских коллег, с которыми, по-видимому, еще можно вести какие-то переговоры на эту тему. Менеджеры других музеев, начав разговор о выставке своих экспонатов в Каневе и услышав в ответ, что музей нормально не отапливается, тут же разговор прекращают.

Когда-то на могиле Шевченко поставили крест. Сегодня даже на Шевченко некоторым чиновникам иногда тоже хочется «поставить крест»...
Когда-то на могиле Шевченко поставили крест. Сегодня даже на Шевченко некоторым чиновникам иногда тоже хочется «поставить крест»...

Один из способов пополнения музейных запасников — покупка художественных произведений в антикварных магазинах и у частных коллекционеров. В советские времена Шевченковскому национальному заповеднику на это регулярно выделялись деньги из государственной казны. Правительство независимой Украины такой щедростью музейных работников не балует. На протяжении последних лет из-за нехватки средств был безнадежно утрачен шанс приобрести на арт-рынке несколько живописных работ известного художника (автора проекта Музея Т.Г.Шевченко в Каневе) Василия Кричевского. Обойдя запасники Чернечей горы, полностью «ушел» к Канаду альбом офортов Тараса Григорьевича «Мальовнича Україна», а в Москву — «Кобзар» 1840 года издания и многие другие раритеты.

В конце концов после многочисленных обращений руководства заповедника в бюджет 2002 года заложены 17 тыс. грн. — именно на приобретение «предметов музейной стоимости». Но значительную часть из этой суммы придется сразу же отдать художникам и собственникам музейных экспонатов, которые много лет назад передали их в музей и с тех пор ждали оплаты.

Современным способом пополнения фондов является также спонсорство. Фонд интеллектуального сотрудничества «Україна — ХХІ століття» (г.Киев) недавно выделил 8 тыс. грн. для приобретения у одного московского коллекционера работы художника Ивана Порошина «Могила Т.Г.Шевченко», созданной в 1931 году, и уникального портрета Кобзаря работы неизвестного художника 80-х годов ХІХ ст. К щедрым благодетелям стоит отнести также украинцев в США и Канаде, в частности Екатерину Кричевскую-Росандич, Калину Драгомирецкую, семью Романишиных, а также художников Ивана Марчука и Александра Ивахненко.

Последние 14 ступенек...
Последние 14 ступенек...

Сказать, что пополнение фондов музея происходит системно, было бы преувеличением. При хроническом отсутствии средств планы так и остаются прожектами. Здешние научные работники иногда надеются на госпожу удачу и хороших друзей. Яркий пример тому, когда каневские хранители Шевченковской могилы получили изъятые у контрабандистов семь икон конца ХІХ века и девять предметов старины (книги, церковные вещи, картину С.Васильковского), переданные соответственно Волынской и Бориспольской таможнями.

Я далек от того, чтобы называть этот канал основным для пополнения фондов заповедника, тем не менее, учитывая в общем-то неплохие отношения, сложившиеся с таможенниками, кое-кто из каневских музейных работников склоняется именно к этой мысли.

Наука в лес не ведет

Несмотря на все неурядицы, Шевченковский национальный заповедник продолжает выполнять свою главную функцию — исследовательскую. Как сообщил Игорь Лиховый, приоритетными направлениями исследований являются: жизнь и творчество Т.Г.Шевченко и его время; изучение достижений украинской культуры, на которых сформировался феномен Т.Г.Шевченко; влияние Т.Г.Шевченко на развитие украинской нации; история могилы Шевченко.

Среди выдающихся научных достижений директор называет плодотворную работу в музее кандидата филологических наук Зины Тарахан-Березы, труд которой увенчался двумя фундаментальными трудами — монографией «Тарас Шевченко — поет і художник» и публицистической книгой «Святиня» (кстати, она была номинантом на Шевченковскую премию).

Кроме того, в заповеднике есть свои аспиранты, проводятся экскурсии на шести иностранных языках, в издательстве «Криниця» готовится к печати уникальный «Каталог видань творів Т.Г.Шевченка», где будут представлены более 900 книг, периодически издается вестник «Чернеча Гора». Научные работники из Канева хорошо известны в Украине и активно участвуют в международных и региональных конференциях и симпозиумах.

По мнению Игоря Лихового, определенная территориальная оторванность от передовых научных центров является причиной того, что некоторые научные работники понимают свои обязанности только как обязанности гида с филологическим образованием. А время и место требуют быть прежде всего хранителями национальной святыни, а еще и актерами, и искусствоведами, и психологами, и риторами, и историками. Сойдя с трапа теплохода или подъехав к подножью Чернечей горы на автобусе, и иностранный, и отечественный турист должны попасть в совсем иную атмосферу, где царят дух и время Шевченко. Музейный работник должен как бы окутать его особой, возвышающейся над будничной, аурой Кобзаря, увлечь, перенести в измерение высоких чувств и мыслей. Вместо этого первую информацию, как правило, туристы получают от бабушек, торгующих цветами, или мелких торговцев-лоточников...

Придание имиджу современного звучания, изменение стиля, философии, если хотите, — вот основная задача для нынешнего персонала Шевченковского национального заповедника. Никто, конечно, не собирается Тараса Григорьевича одевать в джинсы или в идеологию одной из новейших партий, положить его слова в основу рок-ремиксов, строить электрический эскалатор для подъема на гору... Игорь Лиховый считает, что какие-либо особые перевороты в подходах к Т.Г.Шевченко не нужны. Но изменения должны произойти. Не революционным, а эволюционным путем. И помощь государства (настоящая, а не бумажная) на пути к пониманию украинского Гения, в силовом поле которого уже более полутора столетий формируется новейшая украинская нация, тут совсем не помешала бы.

Сами научные работники тоже учатся зарабатывать деньги: в прошлом году увеличилось количество посетителей, временных выставок и проведенных экскурсий (по сравнению с прошлым годом) на 16% и 9,2% соответственно и получены 94,6 тыс. грн. от коммерческой деятельности при плане 45 тыс. грн. Капля в море, но все же...

Ради справедливости стоит отметить, что благодаря Тарасовой горе сегодня Канев — не провинциальный городок, а музей Тараса Шевченко — достаточно заметный в Украине институт по охране памятников. Только за последние три года проведены три заметные зарубежные культурные акции с выездом во Францию, Приднестровье и Россию. Широкие контакты с европейскими и американскими коллегами, а также зарубежными украинскими научными институтами говорят сами за себя.

Поэма абсурда продолжается?

К празднованию 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко в 2014 году рядом решений Кабмина и указом Президента Украины от 1 августа 2001 года утверждена программа реконструкции мемориала на Чернечей горе. Определена и необходимая для этого сумма — 15 миллионов гривен (8 млн. грн. обеспечивает госбюджет, 7 млн. грн. выделяет Черкасская облгосадминистрация). По мнению специалистов, средств вполне достаточно, чтобы воссоздать Тарасову гору в новом образе, провести капитальный ремонт, создать нормальные условия для работников заповедника. Расписан график освоения средств. Более того, указан окончательный срок завершения работ — 2006 год.

Помню, как в свое время генеральный директор заповедника Игорь Лиховый гордился: дескать, график составлен не по украинскому обычаю, когда асфальтируют тротуары и садят цветы в последнюю ночь перед открытием, а по европейскому — «объект» будет сдан не за день, не за месяц, а за целых восемь лет до юбилея!

Сегодня директор более осторожен в высказываниях. Он говорит, что, возможно, оно и хорошо, когда есть запас времени. График финансирования срывается. Часть запланированных на 2001 год работ выполнена в долг, часть — еще не начиналась. В частности, крайне необходимое строительство газовой котельной и подводящей ветки газопровода, на которое планировали выделить из бюджета 500 тыс. грн., пришлось заморозить. Как и многое другое в первом квартале года нынешнего.

Но, несмотря ни на что, люди идут к Тарасу. Каждый год, каждый день. Какой бы ни была погода: жара или холод, дождь или снег. А говорят, мы любим Шевченко на 46%... Неправда это.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК