Новая антиутопия: мистер Бен и "1984" эпохи Web 2.0

25 мая, 17:15 Распечатать Выпуск №20, 26 мая-1 июня

Жизнь каждого человека выкладывается в Интернет.

© abebooks.co.uk

Более десяти лет назад, в знаковом 2007-м (том самом, который интернет-молодежь часто ностальгически просит вернуть) появился роман британца Бена Элтона "Слепая вера". 

Это произведение, вполне в духе времени, можно назвать генномодифицированной версией "1984", в которую органически вживили ДНК "451 градуса по Фаренгейту", а также немного "Дивного нового мира" Олдоса Хаксли. 

Недавно статья Дениса Семенова "Игра в диктаторов" (ZN.UA, №16 от 28.04.2018), как утверждают в соцсетях, раскрыла тему потенциальной кибердиктатуры более чем полностью. Однако было досадно, что, вспомнив и обязательного в таких случаях Джорджа Оруэлла, и менее известных многим читателям Дейва Эггерса и Мойзеса Наима, автор упустил из виду современного британского писателя Бена Элтона. Тогда как именно его роман "Слепая вера" можно смело назвать "1984" эпохи Web 2.0. 

Хотя, казалось бы, после оруэлловского "1984" писать антиутопии больше нет смысла — потому что основательнее и страшнее не напишешь. Но пишут же и дальше, выдумывают все новые страшилки, правда, серьезно напугать читателя уже мало у кого получается. В последний раз это убедительно получилось разве что у Рэя Брэдбери, который нарисовал мир ближайшего ему будущего не нищим и кровожадным, как у Оруэлла, а сытым и абсолютно равнодушным — и от этого тоже очень неприятным. Но и календарный 1984-й, совсем не такой, как он рисовался в 1948-м, и условный год будущего, в котором пожарные не гасят пожаров, а жгут книги, давно наступили и совершенно не оправдали плохого предчувствия авторов. "Большой брат", конечно же, следит за тобой из миллионов телекамер — но он же стал просто названием глобального реалити-шоу, растеряв весь свой пафос. Да и книги вполне себе издаются, на любой вкус, бери — не хочу. Поскольку же большинство выбирает "не хочу", то доводить книжную бумагу до 451-го градуса по Фаренгейту просто не нужно. Однако желание пугать обывателя у литераторов не исчезает — ведь причин бояться не уменьшилось. Поэтому вполне логично постоянное появление в книжном мире еще одной антиутопии, которую я бы поставил в один ряд с двумя упомянутыми выше образцами классики жанра. 

В 2009-м перевод "Слепой веры" появился в российском журнале "Иностранная литература", немного спустя — в книжном виде. Но странным образом произведение не приобрело должной популярности на наших территориях. Настолько, что в украиноязычном сегменте Интернета элтоновская "Слепая вера" практически не встречается. 

О переводе напрасно и говорить, — мне пришлось ждать не один год в надежде прорекламировать новинку отечественной переводной литературы, и напрасно. Может, после выхода этой публикации дело сдвинется с места? Ведь книга заслуживает того, чтобы ее разобрать на цитаты, а новоиспеченные слова и имена, при условиях адекватного перевода, имеют все основания войти в современный вокабуляр. 

Беру на себя смелость донести слово писателя украинской публике. 

Бен Элтон
celebritypix.us
Бен Элтон

Его имя вряд ли много что говорит даже ярым читателям. Тем более книголюб удивился бы, узнав, что Бен Элтон в Британии славится отнюдь не пасмурными романами, а прежде всего авторством комедийных сериалов, в том числе и известного нам "Мистера Бина". А еще — он написал либретто к мюзиклу We wіll rock you на песни группы Queen (получился мюзикл о борцах за свободу в недалеком пасмурном будущем). Но и в собственно литературе этот юморист оставил свой след, издав более десятка въедливых сатирических книг о современном обществе. На этом материале построен сюжет и в романе "Слепая вера", действие которого перенесено в будущее, условно говоря, в 2084-й. Или 2184-й, не суть важно, ведь технический прогресс в воображаемом мире будущего, после Потопа (вызванного глобальным потеплением), замер на уровне наших дней. В космос летают лишь спутники, которые поддерживают глобальные коммуникационные сети, зато история о людях, побывавших на Луне, представляется  как наглый миф прошлого, выдуманный богоборцами, посмевшими бросить вызов Всевышнему. Он, дескать, и подверг наказанию обезьянолюдей (которые, поверив еретику Дарвину, гордились, что происходят от обезьян), наслав на них Великий потоп, — и те не верили в свою судьбу новых Содома и Гоморры, обвиняя в потеплении человеческий фактор! Но грехи Допотопной эры в новом мире стран Блока Истинной Веры не повторятся. За моралью граждан сурово следит Храм, странная церковь, которая соединила веру в Иисуса Христа с верой в карты Таро и астрологию; которая зачислила в ряды святых апостолов Элвиса, а леди Диану называет дщерью Марии и покровительницей всех женщин планеты. Правительство и тайная полиция — всего лишь прислужники всемогущего Храма с его земными наместниками Бога-и-Любови и ужасной Инквизицией, которая из своего давнего прошлого принесла в будущее весь ассортимент истязаний, а также аутодафе и распятие грешников. (Здесь мистер Бен демонстрирует свой фирменный черный юмор, представляя читателю образ "районного инквизитора"). Костер с еретиками жгут на стадионе Уэмбли, там же распинают и бичуют отступников, и там же путем прямой демократии (четвертью миллиона голосов единодушной толпы) под руководством мудрых служителей Храма принимают все законы, и все это удачно соединяется с гала-концертами и фейерверками. Среди основных грехов, за которые можно весьма болезненно распрощаться с жизнью, — чтение запрещенных книг (по большому счету, любых из Допотопной эры, и научных, и художественных), тайная вакцинация детей и любые другие проявления нелояльности. Многие преступления, за которые виновного ожидают дыба и смерть (в лучшем случае, жуткая тюрьма), привнесенные Элтоном из нашего времени, это — обвинение в расизме, сексизме, сексуальных домогательствах, педофилии, жестоком обращении с детьми и т.п. И в этом, очевидно, одна из главных идей романа: все, с чем люто борются во имя целей, способно стать страшным орудием контроля над несогласными. В выдуманном мире будущего, как и теперь, есть и расовая сегрегация, и насилие над женщинами, и преступления против детей. Но таких вещей не замечают одержимые фарисеи, превратившие борьбу за чужие права в борьбу со своими оппонентами. 

Как и у предшественника Оруэлла, действие "Слепой веры" происходит в Лондоне. Правда, теперь это полузатопленный перенаселенный мегаполис с озером посередине, с тропическим климатом и малярией. Условия, идеальные для болезней. Поэтому жизнь горожан — это беспрерывная борьба за спасение детей. Дети умирают постоянно, половина не доживает до года, и еще меньше — до пяти. Молитвы и примочки слабо помогают от холеры, столбняка, оспы и кори, но тех, кто тайно спасает своих детей подпольными вакцинами (бросая вызов богу), неустанно ловит инквизиция. Поэтому женщины нового мира постоянно заняты родами, вынашиванием и оплакиванием детей. О вакцинации нельзя и думать, как нельзя думать, следует ли вообще рожать детей для такой жизни. Воздержание от беременности — большой грех, который сурово наказывается. Скажете, надуманно? Но ведь уже сейчас от радикальных политиков можно услышать, что для спасения нации от вымирания с женщинами надо просто перестать церемониться, и если о насильственном оплодотворении еще не договорились, то на право самой решать, рожать или нет, посягают весьма настойчиво. Не говоря уже о вакцинации, которая, скомпрометировав себя коррупцией в медицинской среде, в обществе стала жупелом и предметом чрезвычайно острых споров, далеко не всегда конструктивных по сути. Собственно, большинство выдумок из "Слепой веры" либо уже воплощается в жизнь, либо идейно овладевает массами: если в 2184-м учение Дарвина официально объявлено главной ересью, то сегодня — причем в наиболее развитых странах в том числе — все настойчивее просят если не удалить его из школы, то по крайней мере рассматривать как не более чем альтернативную версию развития жизни на Земле. 

Ну, а быт жителя Лондона XX в. точно списан с жизни современного "офисного раба" — прежде всего его бессмысленная работа по обработке данных и сумасшедшие маркетинговые исследования (все реальное производство, как и теперь, размещено во "втором мире", нищем и иноверном, который приходится стимулировать и сдерживать военной силой). Правда, из-за перегруженности транспорта работа "планктона" преимущественно дистанционная, надомная; обязательны только "физприсы" — дни физического присутствия. На физприсах никому не избежать "гробов" (групповых объятий), призванных помогать гражданам эмотировать (делиться с окружением всеми эмоциями, не оставляя никаких интимных тайн), и корпоративного веселья с пожиранием синтетических продуктов в огромных количествах. Злая карикатура на современные офисные джунгли с их моббингом и демонстрацией корпоративного духа дополняется сатирой на политкорректное общество: в офисе непременно присутствуют старый дед и неходячий инвалид, от которых нужно одно — демонстрировать, что социальное равенство строго соблюдается. Возведенное в абсолют, это равенство (не дай Бог кого-то обидеть по расовому, половому, возрастному или другому признаку!) распространяется даже на внешний вид: большинство жителей отнюдь не замечательного нового мира толстые и слабые от постоянного переедания, а женщины просто обязаны иметь грудные имплантаты впечатляющих объемов, если природа их не наградила соответствующей грудью. При этом все обеспокоены борьбой за здоровье и симулируют ее в оплаченных Храмом фитнес-центрах. 

В таких декорациях и происходят главные события "Слепой веры", которые автор, не мудрствуя лукаво, практически перенес из антиутопии Оруэлла. Как и в "1984" (о нем, чтобы никому не пришло в голову обвинить Бена Элтона в плагиате, он прямо вспоминает словами одного из подпольщиков), есть три главных героя — восставший против системы винтик по имени Траффорд ("Смит Уинстон"), его любимая женщина, которая воплощает сексуальную оппозицию тоталитарному обществу, — Сандра Ди ("Джулия") и Инквизитор, умело выдающий себя за подпольщика (у Оруэлла это О'Брайен, а кто у Элтона — ради интриги не буду говорить). Аналогии с Оруэллом проходят также по линии "новоязыка" — "физприс", "гробы", "развакраны" (развлекательные экраны) или "бьютификация" (насильническая имплантация груди девушкам, которые не желают носить силикон), секса (одобренные обществом обязательные сношения против искренней любви) и даже пищи (настоящую пищу вместо жалких суррогатов в мире "1984" покупают на черном рынке, настоящую пищу в "2184" вместо нудной жрачки со сладким майонезом можно поесть только в опасных эмигрантских кварталах). И даже геополитическая карта не очень изменилась, — Блоку Истинной Веры (читай — Океании) противостоит обозленный мусульманский мир (Евразия). По оруэлловской схеме пойдет и развитие романа, но закончится иначе, — а как именно, об этом читатель пусть узнает сам. Но чего совсем нет у Бена Элтона, так это курения. Очевидно, эту заразу, как слишком уязвимую, инквизиторы победили окончательно. Можно купить запрещенные наркотики и контрацепцию и даже украдкой вакцинировать ребенка, но нельзя незамеченным покурить в перенаселенном городе, наводненном камерами наблюдения. На фоне современного преследования курильщиков, которое динамично усиливается, начинаешь им все больше сочувствовать...

Что касается Брэдбери, то, кроме его книголюбов-подпольщиков, в роман "Слепая вера" внесен умело предусмотренный фантастом шум, который окружает современного человека. Но у мистера Рэя фигурировали только плоские телевизоры на всю стену, а мистер Бен усилил картину уличными развакранами, обеденными столами со столешницей-плазмой и рекламными строками, которые бегут по коробкам с хлопьями. И главное — Бен Элтон логически продолжил развитие инфосферы, называемой сегодня социальными сетями. Нынешнюю трату времени в недозапрещенных Одноклассниках и ошалевшем от цензуры Фейсбуке прозорливый автор превращает в совершенный инструмент контроля над индивидуумом. Вы уже сделали пост-отчет о поездке на море? Выложили фотосессию своей крошки? Разместили в Ютуб видео с последней вечеринки? В мире будущего это будет не вашим правом, а вашей главной обязанностью. Жизнь каждого человека выкладывается в Интернет, сначала — подробный процесс рождения (именно нежеланием выложить ролик с родами жены Траффорд начал свою борьбу с обществом, которое его достало), потом детские праздники, удаление аппендикса и вшивание новой груди, первый секс и дальнейшая семейная половая жизнь, наконец, смерть и похороны становятся достоянием общественности. И общество сурово спросит с того, кто промедлит! Не верится в такое? А вы вспомните, как у вас появился мобильный телефон, которого еще лет 20 назад не было почти ни у кого, и без которого сегодня немыслим даже один день. И, кстати, вы хоть что-то запостили сегодня? 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно