Некруглая дата Софии

15 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 15 октября-22 октября 2004г.
Отправить
Отправить

Когда гости приезжают в Киев впервые, их, как правило, больше всего на свете интересуют два объекта — Киево-Печерская лавра и Софийский собор...

Когда гости приезжают в Киев впервые, их, как правило, больше всего на свете интересуют два объекта — Киево-Печерская лавра и Софийский собор. И мы, киевляне, с гордостью объясняем нетерпеливым новичкам, что и то и другое сегодня не получится — на каждый из этих заповедников нужен целый день. Потому что в лавре — большая территория. А София — зрелище слишком насыщенное. Да, нам есть что показать своим гостям. И мы настолько гордимся киевскими святынями, что и сами, произнося название города, невольно вспоминаем золотые купола Софии и днепровские склоны, увенчанные лаврской колокольней. Точно так же, когда мы произносим «святыня», то думаем не о Вечном огне, как учили в школе, — перед внутренним взором всплывают очертания Богоматери Оранты. Такие они наши стереотипы. Софийские.

В этом году Национальному заповеднику «София Киевская» исполняется 70 лет. Когда до такой даты доживает человек — это событие. А заповедник? Что такое эти 70 лет против тысячелетней истории самого Софийского собора? Однако эти 70 лет — наша ближайшая история, которая не дает нам покоя. Это время борьбы за себя, за свое прошлое и будущее, которая так и не закончилась, которая продолжается, и неизвестно пока, что там в финале. Поэтому каждая маленькая победа — это поддержка для всех. То, что удалось сделать заповеднику «София Киевская» за эти 70 лет, заслуживает маленького праздника. Просто потому, что ничего не было потеряно — а разве не это основная задача музея?

Статус «заповедник» оказался спасительным для культовых сооружений в середине тридцатых годов, когда один за другим взлетали на воздух украинские храмы, многие из которых также представляли собой исключительную культурно-историческую ценность. «Музейный» статус позволил вернуть в стены храмов хотя бы часть того, что было вывезено за пределы страны во время Второй мировой войны. Не говоря уже о том, что именно этот статус позволил создать и поддерживать строгий режим хранения ветхих росписей, древних мозаик и самих стен, изучить их богатство, донести эти открытия до всех желающих. Огромная часть бюджета заповедника уходит именно на реставрацию и сохранение уникальных следов древности.

За время своего существования Софийский заповедник принял под свою опеку Золотые ворота, Кирилловскую церковь, Андреевскую церковь в Киеве и комплекс памятников архитектуры Судакской крепости в Крыму. В активе заповедника престижная награда — «Европейская золотая медаль за сохранение исторических памятников». В 1990 году Софийский собор был внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но главное достижение заповедника то, что мы с вами можем прийти и увидеть уникальные образцы архитектуры и монументального искусства древности, можем прочитать множество литературы — от путеводителей до солидных монографий, — посвященной истории, археологии, искусствам, написанных сотрудниками Софийского заповедника, просто посидеть в уютном скверике или принять участие в научной конференции.

Уже семьдесят лет сотрудники заповедника «София Киевская» занимаются этой на первый взгляд незаметной, но такой важной работой. Решив, что такая дата заслуживает маленького праздника, работники заповедника начали хождение по инстанциям, которое длится уже полтора года. Все, что хотят услышать сотрудники от вышестоящих ведомств, — начальственное «не возражаю» и дату проведения мероприятий. Причем ничего особо помпезного не планировалось — конференция, выставка, гости и приятные слова в адрес заповедчан. Ведь всем известно, что сфера культуры у нас работает, скорее, за доброе слово, чем за деньги. Добрым словом пришлось ограничиться и при подготовке к юбилею. В Министерстве финансов представителя заповедника встретили удивлением: «70 лет? Разве это дата?» В общем, решено было устроить маленький праздник, используя внутренние резервы заповедника.

Но, как выяснилось далее, «дата или не дата» зависит не только от наличия денег в казне. Но и от политической ситуации. Госстрой, в подчинении которого находится заповедник «София Киевская», в конце концов сказал свое «не возражаю». Но дату празднования переносят уже который раз. В общем, приходите завтра. В смысле, после выборов. Такой он, извечный украинский вопрос: есть ли жизнь после выборов? Потому что в устах чиновников эта фраза звучит как «после дождичка в четверг». Вот и ждут работники заповедника выборов. Так оно получилось, что в нашей «стабильной стране» даже то, что простояло на этой земле почти тысячу лет, не может чувствовать себя спокойно и уверенно. Даже те, кто далек от политики и обращен лицом к прошлому, зависят от передвижек во власти. Казалось бы, что им, музейщикам, историкам, археологам, до того, кто будет президентом? Что эта рябь на воде по сравнению с вечными ценностями, воплощенными в Святой Софии?

Потому что наши чиновники самых разных рангов и мастей, от которых зависят, в частности, музеи, — всего лишь группа в большинстве своем не очень образованных людей. Нет, они все поголовно умеют считать и писать — в советское время этого было достаточно, чтобы считаться образованным. Некоторые из них даже имеют университетское образование, что, впрочем, ни на йоту не поднимает уровень культуры. Такое оно, наше образование, — «уровень культуры» в его задачи не входит. Поэтому то, что принадлежит к культуре, трепещет, так как именно оно становится в первую очередь разменной монетой — разбазаривание произведений искусства из украинских музейных фондов «для поддержания имиджа на международной арене» (по сути, для покупки расположения глав сильных держав), предвыборные спекуляции вокруг языкового вопроса, передача церковных сооружений, независимо от степени их художественной ценности, общинам верующих в исключительное пользование (причем процесс передачи тем легче, чем ближе идеологические позиции конфессии политике действующего Кабмина или администрации Президента).

В общем, есть повод оторваться от созерцания фрески и поглядеть в телевизор. Тем более что Софийский заповедник уже неоднократно ощущал на себе, как легко распоряжаются чиновники тем, что составляет смысл его жизни. Ведь в составе заповедника — несколько культовых сооружений, по чиновничьему определению, «используемых не по назначению». Пускай это определение не вводит читателя в заблуждение — там не складируют стройматериалы или химудобрения. В них не устраивают дискотек или домов пионеров. «Использование не по назначению» в данном случае означает музей. Тот, в который может прийти каждый из нас и посмотреть на то, чего не увидишь больше нигде. Конечно, есть древности, насчитывающие куда больше веков, чем росписи Софии и Кирилловской церкви. Но они другие. Потому что любое проявление духа любой культуры по-своему уникально. А кроме того, это — просто наше. И поэтому должно быть роднее и ближе древнейших наскальных росписей Франции и Сибири. И ответственность за наше — только на нас.

Заповедник, продержавшийся 70 лет, смотрит в будущее без оптимизма. Если не будет возобновлен список культовых сооружений — выдающихся памятников культуры, не подлежащих передаче церковным организациям, заповедник, видимо, обречен. Слишком много желающих получить входящие в его состав храмовые сооружения. Опыт же «совместного использования», несмотря на победные реляции «ответственных товарищей», оценивается негативно как музейщиками, недовольными постоянными нарушениями режима сохранения памятников, так и церковниками, недовольными ограничениями, накладываемыми статусом музея. Можно до хрипоты спорить о правоте каждого, потому что правы и те, и другие. Просто точки зрения на памятник/храм у них сильно не совпадают. Те же, кто должен был бы выступить в роли посредника и усмирить с обеих сторон страсти — соответствующие госслужбы, — отписываются директивами. Им так проще. И музейщики тут в худшем положении, потому что, будучи госслужащими, на директивы они должны отвечать неизменным «есть, сэр!», а церковники на государственные директивы могут просто не отреагировать, а могут и скандал учинить за нарушение принципа отделения государства от церкви. И будут абсолютно правы. Сотрудники заповедника вспоминают, что в советское время за нечаянно оброненные во время экскурсии «лики святых» можно было схлопотать выговор. Теперь с «ликами» все в порядке. Теперь у заповедника другие проблемы — вряд ли они менее простые. И так все семьдесят лет...

И что самое смешное, представители власти, принимающие решения не в пользу заповедника, хранящего эту святыню, громче других разглагольствуют о символическом значении Софии как «национального символа». Так, рядом с портретом Шевченко, канонизированным в качестве «национального гения», поднимаются золотые купола и руки Оранты — втискиваются в предвыборные плакаты, маячат за спиной политических лидеров, вписываются в программы официальных визитов. Так был выхолощен поэт Шевченко, которого перестали читать, потому что и так известно, что он гений. Так выхолащивается христианская составляющая культуры, потому что и так понятно, что Украина — православная страна. Так мы можем потерять и Софию. Потому что государственный символ не нуждается в реставрации, изучении, заповедном статусе и даже просто живом человеческом участии. А хочется, чтобы София сохранилась — не как «национальная», а как настоящая святыня. Место, куда хочешь и можешь прийти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК