«НЕ ПИТАЙ, ЧОГО В МЕНЕ ЗАПЛАКАНІ ОЧІ»

06 июня, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 6 июня-13 июня 1997г.
Отправить
Отправить

Если в сегодняшнем репертуаре многочисленных, в том числе и сомнительных, эстрадных вундеркиндов ...

Если в сегодняшнем репертуаре многочисленных, в том числе и сомнительных, эстрадных вундеркиндов явно просматривается дефицит мелодического и поэтического совершенства, то на ранних этапах развитию украинской эстрадной песни препятствовало отсутствие современного танцевально-энергетического компонента.

Основоположником жанра украинской массовой эстрадной песни является Платон Илларионович Майборода - гениально одаренный художник. После военного лихолетья и разрухи песни Майбороды на стихи Платона Воронько «Київський вальс» («Знову цвітуть каштани»), «Рушник», «Пісня про вчительку», «Ми підем, де трави похилі» стали символом возрожденного Киева, вызывая восхищение и духовный подъем масс.

Но, кроме эстетического наполнения, легкая музыка дарит человечеству ощущение ритмического наслаждения, свободы, бодрости, радости и веселья. Это учитывали и самые строгие приверженцы академического искусства, если внедрялись в легкий жанр:

Дмитрий Шостакович - «Крутится, вертится шар голубой».

Радион Щедрин - «Не кочегары мы, не плотники».

На единстве этих начал, задушевной лирики и танцевальной энергии, и построена эстрадная музыка. По этому принципу составлялись танцевальные программы, по этому пути двигались композиторы-песенники:

Матвей Блантер - «В лесу прифронтовом» («С берез неслышен, невесом слетает желтый лист») и «Катюша»».

Никита Богословский - «Темная ночь и «Шаланды, полные кефали».

Арно Бабаджанян - «Не спеши» и «Королева красоты».

Андрей Эшпай - «Песня Маши» («Мы с тобой два берега у одной реки») и «А снег идет».

В 1950 году за высокие достижения в жанре массовой песни Платон Майборода был награжден Государственной (Сталинской) премией СССР.

Пролетели пятидесятые. Новое стремительно вытесняло старое.

Ливерпульская четверка «Битлз» перевернула все представления человечества о возможностях «легкой» музыки. По популярности и количеству поклонников они подавляющим образом превосходили флагман британского футбола - местный «Ливерпуль». А в это самое время в Киеве наблюдалась диаметрально противоположная картина: за спиной бурно прогрессирующего украинского футбола скрывались неприязнь и пренебрежительное отношение властных структур к ведущим жанрам мировой популярной музыки, каковыми являются джаз и современная эстрадная песня.

Угождая властям и полностью игнорируя современные эстетические потребности украинской молодежи как городской, так и сельской, партийные бездельники высокого культурного ведомства, закамуфлировавшись под несгибаемых знаменосцев родного фольклора, под лозунгом «приділяється багато уваги» проводили в жизнь идеи героя «Карнавальной ночи» - самодура и кретина - товарища Огурцова.

Если бы в те времена бесконечно далекие от культурных нужд своего народа псевдопатриоты не надели на украинскую эстраду «усмирительную» фольклорную сорочку, если бы развитие жанра протекало не стихийно, в основном за счет аматорских достижений, а планомерно, последовательно, строго по курсу: Майборода-Шамо-Билаш-Поклад-Ивасюк-Мартынов-Быстряков-Мозговой-Петриненко, многочисленные творческие успехи состоялись бы не под российским, а под родным украинским небом.

...В каждом деле требовались передовики производства - «лучшие люди». Остальные, естественно - худшие. Первую тройку выставили на доску почета. С какой целью? Во-первых, чтобы указать народу, какие песни надлежит слушать, а какие - нет. Во-вторых, чтобы умыть руки и избавиться от всех проблем. А народ, несмотря ни на что, слушал то, что звучало в цивилизованном общечеловеческом эфире. Народ уже давно понял, что свежая, оригинальная аккордика и современные, яркие ритмы не перечеркивают, а наоборот, подчеркивают национальный колорит. За примерами далеко ходить не нужно:

Бразилия - Консуэла Веласкес, «Бессамемучо».

Франция - Жозеф Косма, «Опавшие листья».

Чехия - Карел Свобода, «Карнавал».

Польша - Северин Краевский, «Не спочнемы».

И никакая идеологическая агитация не могла повлиять на художественное впечатление, которое производила на слушателей песня Джона Леннона и Пола Маккартни «Мишел» с неподдельной искренностью чарующего припева: «Ай лав ю, ай лав ю, ай лав ю». Вот это - визитная карточка британского национального колорита, а не дубликат достижений фольклора.

То национальное начало, которое в сороковые и пятидесятые годы в песнях Майбороды выглядело свежо и оригинально, в творчестве Игоря Шамо и Александра Билаша в шестидесятые из-за отсутствия современных эстрадно-танцевальных гармонических и ритмических средств предвещало угрозу катастрофического отставания. Потеряв чувство меры, они переборщили с фольклором. Теперь это выглядело монотонно, навязчиво, назойливо.

В анатомию эстрадной песни невозможно проникнуть без фундаментального изучения достижений главной лаборатории мировой эстрадной музыки, именуемой джазом. Сегодня, когда пишут саги об эволюции андеграунда и устраивают симпозиумы на тему перерастания хип-хопа в трип-хоп, многие отмахиваются от джаза только потому, что не знают, что джаз - это вовсе не дебри сложных созвучий, рассчитанных на узкую, специфическую аудиторию, а, скорее, эстрадная музыка на высочайшем художественном уровне.

В пятидесятые годы в советских изданиях значилось: «Джаз - род увеселительной музыки, преимущественно танцевального характера. Возник в США в 1915 году и получил широкое распространение в других странах. Типичные формы джаза: фокстрот, блюз, уан-степ, чарльстон, танго, румба, буги-вуги, рок-н-ролл и т.д. Приемы джаза оказали влияние на оперное и симфоническое творчество многих современных композиторов».

Из этого следует, что джаз - это не просто «буги-вуги», а важное, прогрессивное явление в мировой музыкальной культуре ХХ столетия, основа «легкого» эстрадного жанра. Ритмы в джазе - важнейший формообразующий фактор, поэтому и в эстраде ритмические требования - одна из важнейших авторских проблем. Взять на себя смелость сочинять высококачественную эстрадную музыку, не имея элементарного представления о джазе, - то же самое, что пускаться в плавание, не зная основ морского дела.

Неизвестно, куда бы завели нашу популярную музыку дипломированные специалисты, если бы на заре ее рождения дело не взяли бы в свои руки талантливые самородки-аматоры.

Феномен Владимира Ивасюка - не случайность. Это - закономерный результат прогресса аматорской песни в украинской эстраде. Таких песен, как «Мой сосед» россиянина Темкина, в Украине всегда было великое множество. В отличие от профессиональной элиты аматоры, не зацикливаясь на вальсовом однообразии, в ритмическом плане были более разнообразны. Ряд их произведений оставил в нашей музыке самые приятные воспоминания. Первой появилась незабываемая «Черемшина» Михайлюка (танго). За ней - «Здравствуй, чужая милая» (танго) и «Червона троянда» (бегин) Анатолия Горчинского. Автор наверняка не знал, что латиноамериканский бегин родился на далеком острове Мартиника - достаточно было услышать «Бессамемучо». Затем появились «Марічка» и «Очі волошкові» Степана Сабадаша. «Смешная челка» уроженца Чернобыльского района Киевской области Леонида Вербицкого была включена в репертуар джаз-оркестра Белоруссии под управлением Эдди Рознера, систематически звучала с экрана Центрального телевидения. Песни Бориса Монастырского «Девятый класс» и «Десятый класс» («Твоя Наташка не с тобой») прозвучали в престижной воскресной радиопрограмме «С добрым утром».

В этот период в стане профессионалов уже на полных оборотах работали прогрессивные авторы с современным набором гармонических, ритмических и поэтических средств - Игорь Поклад и Юрий Рыбчинский. В Москве «Кохану» (стихи аматора - врача Игоря Бараха) и «Три поради» сравнивали с песнями Бабаджаняна «Не спеши» и «Будь со мной», а «Зелен клен» ни в чем не уступал модному шлягеру Раймонда Паулса «Синий лен». Поклад создает первый киевский профессиональный вокальный ансамбль эстрадного направления «Мрія» (солистка - Лина Прохорова). Исполняя произведения различных авторов, «Мрія» оставалась творческой лабораторией Поклада и Рыбчинского. В отличие от нынешних тарахтящих ритмических скелетов динамичные, подвижные песни тех лет отличались полноценным эстетическим и поэтическим наполнением:

«А вода кохання чиста,

як світання,

Хто не пив ту воду -

не кохався зроду».

Ритмические достижения профессионалов более чем убедительно закрепили аматоры.

...Твист родился в США, продолжая развивать ритмическую линию буги-вуги - рок-н-ролл. После того, как Элвис Пресли исполнил «Твист о гейм», этот ритм стал самым популярным на планете. У нас широкую популярность получили облетевшие весь мир песни японских авторов «Каникулы любви» (Накамура) и «Лепестки роз» (Миягава). Целую серию твистов пишет Арно Арутюнович Бабаджанян: «Королева красоты», «Песня о Москве» («Песня плывет, сердце поет»), «Шагает солнце по бульварам». Затем появились «Где-то на белом свете» и «Черный кот».

Наверное, для того, чтобы разбудить спящих киевских чиновников, в Черновцах, словно извержение вулкана Фудзияма, прозвучала «Червона рута». Она зажгла в сердцах украинской молодежи веру, надежду. Популярность была чрезвычайной: песня обошла всю Европу, докатилась до США и получила лестную оценку из уст «короля» Элвиса Пресли. После «Руты» зазвучали «Водограй», «Пісня буде поміж нас» и другие песни. Украинская эстрада значительно усилилась с появлением Софии Ротару и ансамбля «Червона рута» (руководитель - Анатолий Евдокименко). Вслед за «Смеричкой» Ивасюка рождаются новые украинские ансамбли: «Водограй», «Світязь», «Опришки», «Краяне», «Крылья»... А в Киеве?

...Государственные чиновники - практики, а не романтики. Им больше свойственно кем-либо повелевать, нежели чем-либо любоваться. В стране запретов нельзя забывать о казарменной субординации: народ полюбит то, что любят «папы». Владимир Васильевич Щербицкий любил футбол, «Рушник», «Два кольори» и Тарапуньку со Штепселем. Футбол от этого выиграл, но под самым носом у Министерства культуры и Союза композиторов Украины в крупном европейском городе-музее, городе-памятнике Киеве в самом массовом, эстрадном жанре культуры на протяжении десятилетий не было создано коллектива, который мог бы вызвать подлинно массовый, широкомасштабный зрительский энтузиазм. Одни названия. Провинция. «В Багдаде все спокойно».

В 1941 году в США был снят кинофильм «Серенада солнечной долины». Зрители многих поколений помнят «Серенаду лунного света» Глена Миллера, «Чаттанугу чу-чу» Гарри Уоррена, динамичный рок-н-ролл «В настроении» Джо Гарленда. В 1962 году, прорвавшись через «железный занавес», в СССР гастролировал великолепный джаз-оркестр Бенни Гудмана, занимающий по рейтингу США второе место после Дюка Эллингтона - это при огромном количестве коллективов с мировым именем. Сам Гудман был одним из лучших кларнетистов США академического направления, который, как и великий скрипач Иегуди Менухин, прекрасно чувствовал себя и в классике, и в джазе. Гудман - первый белый музыкант, который, преодолев барьеры рассовой дискриминации, объединил в своем коллективе белых и чернокожих исполнителей. После выступления оркестра Гудмана в Киеве «Вечерка» заканчивала рецензию следующим образом:

«Нахапав багацько грошей - і гайда за океан»

От слов - к делу. В 1967 году прекратил свое недолгое существование джаз-оркестр «Дніпро», «которым с успехом руководили Игорь Петренко из Ленинграда и Гиви Гачечиладзе из Тбилиси. Хороший джаз во второй половине ХХ века был символом стремления к цивилизации. В Казани работал оркестр Олега Лундстрема, в Махачкале - Мурада Кажлаева, в Риге - Раймонда Паулса. В Вильнюсе с гордостью объявляли: «Выступает джаз-оркестр Государственной консерватории Литовской ССР». В ЧССР оркестры Карела Влаха, Карела Краутгартнера и Густава Брома занимали ведущие позиции в Европе.

Для приличия, с оглядкой на ВИА «Песняры», в Киеве создали «Кобзу» (руководитель - Евгений Коваленко). Но при этом - из окопа не высовываться, за рамки не вылезать, поближе к фольклору и чтобы никаких «битлов»! Что в итоге получилось? Любой житель Украины зрелого возраста, не моргнув глазом, назовет песни - визитные карточки белорусских соседей: у «Песняров» - «Беловежская пуща», «Летняя ночка купальная», «Вологда» (ритм называется джаз-вальс), у «Верасов» - «Завируха», «Малиновки заслышав голосок», «Я у бабушки живу». А как насчет репертуара «Кобзы»? Респонденты долго будут чесать затылок. А ведь художественный потенциал у «Кобзы» всегда был повыше, чем у тех же «Верасов». Кто платит, тот и заказывает музыку. Зато «Явір», бесконечно далекий от высоких достижений квартетов «Гайя» и «Аккорд», был всегда в фаворе у высокого начальства именно потому, что от фольклора никогда не отрывался.

В совершенно аналогичной ситуации власти отдавали предпочтение Шамо и Билашу над Покладом, Ивасюком, Мартыновым, Быстряковым, Мозговым и Петриненко. Еще неизвестно, по чьей вине, киевлян или москвичей, элита нашей эстрады оказалась в России.

Стихотворение Тараса Шевченко «Юродивий» описывает документальные события: один храбрый козак набил морду сатрапу, повелителю киевских чиновников - генералу-губернатору Бибикову:

«Коли ми діждемося Вашингтона з новим і праведним законом? А діждемось-таки колись!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК