МУЗЫКА ВЕЛИКОГО ПОСТА

10 апреля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 10 апреля-17 апреля 1998г.
Отправить
Отправить

Игорь Блажков, художественный руководитель камерного оркестра «Perprtuum mobile», положил начало своеобразному концертному циклу «Музыка Великого поста»...

Игорь Блажков, художественный руководитель камерного оркестра «Perprtuum mobile», положил начало своеобразному концертному циклу «Музыка Великого поста». С одной стороны, сложно включить их в традиционную концертно-исполнительскую практику, так называемую антрепризу, потому как не совсем обычны формы. Не сценическое музицирование, предполагающее эстрадные подмостки, - действо проводится в костеле святого Александра на хорах, расположенных в верхней задней части храма относительно размещения прихожан. Отсутствие прямого зрительного контакта с исполнителем благотворно действует на более глубокое единство идеи и восприятия. То есть формы явного присутствия переходят в своеобразное « таинство». Сосредоточие на слышимом «открывает» внутренние границы, превращая все разрозненные связи в единое целое - бесконечный универсальный континуум. Такая общность между идеями и формами богослужения и этого концертного цикла сообщает ему своеобразие и исключительность. С другой же стороны, эти концерты не теряют концертности.

Идею Игоря Блажкова в последствии подхватили и другие музыканты. Второго апреля в костеле звучала музыка «Страстей по Матфею» Иоганна Себастиана Баха. Был вовлечен весьма ограниченный круг участников, пять инструментальных партий - Денисов Н.(гобой), Третьяк О. (скрипка), Маринченко А. (флейта), Белоусова Ю. (виолончель), Дмитренко О. (орган). И шесть вокальных - Олейник Ю.(Иисус), Тутченко В. (евангелист), Бабенко К. (Иуда), Войнаровская Л., Зюбина Л., Заверюхин Л.

Бах - символ своей эпохи и вообще музыкального мира, тайна Баха не раскрыта и вряд ли доступна какому-либо осознанию. Все его наследие - музыкальное «приношение» во имя Истины бесконечной, вездесущей и бессмертной. Произведения, непосредственно преображающие Ее идеи (имеются в виду сочинения, созданные по прочтению Великих Писаний и на их тексты), могут более всего приблизить к Тайне композитора.

Толкование Священных книг, библейских притч превращают язык искусства в эзотерический язык, доступный лишь тем, кто обладает особым даром слышания.

Музыкальный подтекст баховских «Страстей» являет собой символические образы евангельского текста. О баховской символике и вообще о символике и риторике в искусстве создано большое количество исследований и трактатов. Известно, что у Баха каждый графический знак или фигура, фиксирующие музыкальные мысли, есть символы модели мироздания. К примеру, символ распятия, так называемая тема креста, зашифрованная в его сочинениях, и много еще не раскрытых загадок, заключенных в музыкальной архитектуре великого немца.

Проблема толкования была и остается одной из вечных проблем. Изобретение языка, который мог быть в одно и то же время доступен восприятию и пониманию, но не унизил бы Идею, также остается вечной задачей. И в этом свете язык искусства приобретает магический и мистический смысл. И более всего этот смысл присущ музыкальному искусству.

Существует большое количество трактовок и интерпретаций музыки «Страстей по Матфею». И это исполнение лежит в несколько экспериментальной плоскости. Заявленное в программе как камерный вариант, оно воплотило идею камерности не только на уровне количественного исполнительского состава, но и на уровне количественности исполняемого материала, то есть в укороченном варианте. На мой взгляд, это немного сужает до камерности идею сочинения.

Почти вся инструментальная нагрузка легла на орган и виолончель. Конечно же, тембровая универсальность органа может заполнить собой фоническое содержание, в том числе компенсировать отсутствие хоровых эпизодов, но не в плане смысловой компенсации. Ведь по художественному замыслу хоры в «Страстях» - средоточие общечеловеческой драмы. Вероятно, музыканты видели другие цели - не в передаче всей полноты и бесконечности, а, видимо, в реализации индивидуального мира через часть этой бесконечности.

Самой уязвимой стороной оказалось певческое исполнение. Оперно-концертные традиции не совсем отвечают строю баховской музыки. К сожалению, наша вокальная школа не имеет стилевых ориентиров, хотя вполне естественно было бы обучение пению средневековой музыки, барокко и других исторических эпох.

В целом исполнение «Страстей» имело явный прогрессирующий характер в качественном улучшении. Думаю, это можно объяснить нетрадиционными акустическими условиями. А исполнительская интерпретация оказалась весьма интересной и впечатляющей, и, учитывая обстановку храма, сила восприятия возросла.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК