МУЗЫКА ВБЛИЗИ

20 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 20 февраля-27 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

О пресловутой попсе предметно порассуждаем в другой раз. Хотя по поводу ее кризиса уже сказано и написано много...

О пресловутой попсе предметно порассуждаем в другой раз. Хотя по поводу ее кризиса уже сказано и написано много. Но «жив курилка» и, как видим, неплохо себя чувствует. Сейчас же более всего беспокоит состояние академической, классической музыки в Украине и чуть ли не катастрофическое положение ее создателей. И, понятное дело, духовное здоровье народа.

В нашей стране, как и во всем цивилизованном мире, создана и, слава богу, сохранена стройная система музыкального образования: специализированная школа — училище — консерватория. Разнообразные факультеты и отделения высших музыкальных учебных заведений ежегодно выпускают сотни квалифицированных исполнителей, педагогов, композиторов. Однако большинство из них нередко не находят себе применения в соответствии с записью в дипломе. В лучшем случае удается подыскать место преподавателя. Приобретенные же за десятилетия учебы навыки игры на инструментах постепенно утрачиваются по причине ненадобности. А композиторам приходится создавать музыку, как говорится, в свободное от работы время, волей-неволей думая о непривлекательных перспективах добывания средств хотя бы на скромное проживание. Какое там вдохновение, когда неведомой остается не только судьба будущего произведения, но и собственная. Ведь зарплаты преподавателей музыкальных дисциплин, как известно, мизерные. А опусы, прежде всего крупноформатные, не обещают приемлемых гонораров. Поскольку так называемых госзаказов нет, даже упразднена репертуарно-редакционная коллегия при Министерстве культуры и искусства Украины, которое прежде все-таки имело средства на приобретение музыкальных произведений.

Остается надеяться на везение.

Каков же выход? Его композиторы, в ком еще не угасла надежда, искра вдохновения, а главное — потребность творческой деятельности, ищут самостоятельно, по принципу «кому как повезет». Кто-то устанавливает личные контакты с руководством филармоний, оперно-балетными, музыкально-драматическими театрами, самостоятельными исполнительскими коллективами и солистами; кто-кто полностью погружается в песенный жанр, к которому, возможно, имеет особый дар и на образцы которого сегодня существует повышенный спрос. А кто-то — есть немало случаев — кардинально переквалифицируется, в сущности, уходит из профессии. Или едет куда глаза глядят — искать лучшую судьбу в иных странах, служа своим талантом тамошней публике.

К счастью, вопреки социально-бытовым и прочим трудностям в Украине академическое музыкальное искусство развивается, питаясь творчеством тех, кто не представляет себя вне его. Так, все большую популярность среди почитателей серьезной музыки приобретают произведения Евгения Станковича, Валентина Сильвестрова, Леси Дычко, Ирины Кирилиной, Анны Гаврилец, Геннадия Ляшенко. С большим подъемом приняли меломаны и представители профессиональной критики оперу «Моисей» Мирослава Скорика на сцене Национального театра оперы и балета имени Т.Шевченко. Востребовано творчество Юрия Шевченко, Владимира Рунчака, Аллы Загайкевич, Виктории Шпаковской, других талантливых композиторов — представителей разных поколений, чья музыка звучит не только на родине, но и за границей. Кое-кого там знают даже лучше, чем у нас. Возникает естественный вопрос: неужели здесь, в Украине, нет спроса? Отнюдь. Один из тормозов «выезда» украинской музыки на широкую аудиторию я вижу в том, что не всем удается именно «пристроить» свои произведения так, чтобы они звучали. То есть в конце концов доходили до слушателей, без чего творческие усилия композитора теряют смысл. А института импресарио, который являлся бы посредником между автором и исполнителем, у нас практически нет. Поскольку, опять же, возникает вопрос: кто ему, этому импресарио, будет платить, когда композитор, как уже отмечалось выше, не имеет достаточных материальных возможностей? Круг замыкается еще и потому, что автору также надлежит выплачивать вознаграждение, а кто, собственно, это будет делать? Вопросы, конечно, риторические. К тому же их много — столько, сколько проблем. Больших и малых.

Казалось бы, мелочь, но, тем не менее, сейчас композитору негде приобрести нотную бумагу, даже в столице. Не знаю, выпускает ли ее еще наша промышленность, поскольку в торговой сети лично мне она не попадалась с того времени, как «перепрофилировали» два специализированных магазина «Ноты». В свое время не где-то, а именно там можно было приобрести нотные, музыковедческие издания, учебники. Теперь в этих магазинах продается что угодно, только не упомянутый товар и не пресловутая нотная бумага. Остается догадываться и, наконец, убеждаться в этих догадках, кому именно такое «перепрофилирование» было выгодно... Даже государственному издательству «Музична Україна» негде продавать свою продукцию, несмотря на то, что количество ее названий и тиражей все уменьшается. Что уж говорить о мучениях, связанных со сбытом продукции частных издательств! Для сравнения: специализированный магазин в Лондоне имеет огромные торговые площади на двух этажах, причем в самом центре британской столицы — на улице Нью Бонд-стрит.

В последнее время в сфере академической музыки наблюдается явный жанровый перекос. Например, если какие-то десять-двенадцать лет назад хоровое пение было настолько распространено, что в каждой школе, в каждом вузе, в клубе любого завода или фабрики, чуть ли не при каждом жэке был свой хор, — то сейчас коллективное академическое или «народное» пение услышишь редко. У нас, конечно, есть несколько профессиональных хоровых коллективов, но поинтересуйтесь у их художественных руководителей, как они умудряются выживать, — узнаете много интересного. То же можно сказать об упадке духовой музыки, исполнителей которой услышишь разве что во время чрезвычайных государственных торжеств или на... похоронах. Тогда как во всем мире издавна не угасает и всячески поддерживается мода на духовые оркестры. Разумеется, и композиторам не приходится писать произведения для этих жанровых разновидностей. Впрочем, не только этих. Вот почему, как ни обидно, в наше время лишь единицы среди украинских профессиональных композиторов могут позволить себе роскошь пребывания «на творческой работе».

Основная же причина определенной стагнации в Украине академической музыки со всеми вытекающими отсюда последствиями — неспособность, неготовность массового слушателя воспринимать ее. Соответственно, нет большого спроса на творчество авторов, работающих преимущественно в сфере академических жанров. Вот почему так мало премьер опер, симфоний, кантат, ораторий украинских композиторов. Звучит крайне редко и то, что они уже создали, и то, что выдержало испытание временем на художественную ценность и стало, без преувеличения, украинской современной классикой. Эти произведения не «тиражируются» в надлежащем объеме, чтобы их знал рядовой слушатель, поскольку та же гастрольно-концертная жизнь по ведомству академической музыки, скажем честно, довольно вялая в сравнении с тем, что происходит в сфере музыкально-развлекательного искусства, цинично, а у нас — безосновательно — названного «шоу-бизнесом».

Для наглядности возьмите хотя бы конкурсно-фестивальный бум. Ежегодно в Украине проходит, по разным данным, около двух тысяч (!) мероприятий такого характера. Только под эгидой Министерства культуры и искусства — свыше двухсот. Знаменательно, что подавляющее большинство — эстрадные, то есть с участием исполнителей песенного жанра, поп-музыки. Академическим посвящено лишь около десятка, среди которых самыми престижными еще меньше. Разве что «Музыкальные премьеры сезона», «Форум музыки молодых», «Киев мюзик фест», «Контрасты» и еще несколько. Знаменательно, что существуют они благодаря финансовой поддержке государства, ибо не имеют и не могут иметь коммерческого характера. То же можно сказать и о конкурсах, среди которых по уровню солидности можно выделить тоже немногие: международные имени Н.Лысенко, имени С.Крушельницкой, памяти В.Горовица, а также всеукраинские — имени Н.Леонтовича, «Органум». Большинство же конкурсов и фестивалей, прежде всего «эстрадных», в сущности, устраиваются, что греха таить, или ради отмывания денег, или для личного обогащения определенных лиц. Духовное же обогащение народа отодвигается на задний план.

Музыка, как известно, — звуковая составляющая окружающей среды. Она звучит все время, где бы то ни было и независимо от нашего желания ее слушать. Например, стоя на эскалаторе киевского метрополитена, можно услышать не только, бесспорно, красивые мелодии «битлов» или Пола Анки (все же, как ни крути, поп-музыку!), но и «Серенаду» Франца Шуберта. К сожалению, даже таких непритязательных классических произведений не услышишь в многочисленных супермаркетах, где господствует настоящая музыкальная стихия и репертуар зависит от работников торговли, а не от искусствоведов или хотя бы психологов. Ведомства, подчиненные Минкульту, не имеют здесь легитимных рычагов для улучшения ситуации. То же касается и «произвольных», демонстрирующих плохой вкус программ в многочисленных ресторанах, ночных клубах, дискотеках, где остается полагаться на музыкальные пристрастия диск-жокеев и исполнителей. Напомню, что когда-то контрольно-консультационную помощь им предоставляли Объединения музыкальных ансамблей (ОМА). Теперь, получается, «предоставляет» менеджмент упомянутых заведений. То есть квалифицированно — никто.

Музыка разного художественного сорта передается по десяткам телеканалов и радиопрограмм. Особенно много ее попадает в эфир (чтобы не сказать: засоряет его) из передатчиков чуть ли не сотен FM-станций, которые работают круглосуточно и транслируют исключительно произведения поп-искусства — от шлягеров до «блатных» песенок, почему-то объявленных образцами «шансона». Кстати, на волну такого формата «эфемок» в большинстве своем настроены приемники водителей общественного транспорта — таксобусов, маршруток и такси. На этом самопроизвольно и воспитывается художественный вкус пассажиров. Привыкнув к такому музыкальному хламу, вряд ли они пойдут в филармонию или оперный театр. Между тем, в отличие от многих западных стран, у нас нет ни одной радиостанции, тем более телеканала, специализированного в формате академической, классической музыки. Говоря об эстетическом воспитании, трудно удержаться от упоминания, что из программ наших общеобразовательных школ почему-то исчезли не то что занятия по «музыкальному воспитанию», но даже элементарные уроки пения. Зато как обязательные или факультативные дисциплины введено обучение игры в футбол, овладение основами менеджмента, маркетинга и т.п. Короче, мировоззрение наших детей формируется под прессингом установки, что, дескать, главное в жизни — процветание, бизнес, деньги, а не какие-то там симфонии или оперы.

Однако я уверен, что, дойдя до предела духовного обнищания, наше общество все-таки одолеет бедность и вспомнит о высоком, достойном цивилизованного человека искусстве. Тогда заработает закон «О культуре», будет принят закон «О меценатстве», согласно которому благотворителям станет просто выгодно вкладывать средства в развитие искусства, в частности, такого неприбыльного, как «скучная» (поскольку все-таки не развлекательная!) академическая музыка.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК