Марьяна Садовская: украинская Бьорк?

27 июня, 2008, 12:37 Распечатать Выпуск № 24, 27 июня-4 июля 2008г.
Отправить
Отправить

На сцене Joe’s Pub’ Нью-Йоркского публичного театра недавно состоялся концерт Марьяны Садовской вместе с ее группой Boderland, в состав которой входят музыканты Ярри Сингла, Себастьян Грамсс и Петер Каленборн из Кельна...

На сцене Joe’s Pub’ Нью-Йоркского публичного театра недавно состоялся концерт Марьяны Садовской вместе с ее группой Boderland, в состав которой входят музыканты Ярри Сингла, Себастьян Грамсс и Петер Каленборн из Кельна. Марьяна Садовская — украинская певица и актриса — исполняла песни, которые она собирала на протяжении пятнадцати лет во время своих многочисленных путешествий по селам Западной и Восточной Украины. Вместе со своей группой она работает над старинным материалом, трансформируя его в современный звук.

Сцена, на которой были очень разные, тем не менее, одинаково хорошо известные Леонард Коэн, Лори Андерсон, Лидия Ланч, Эми Вайнгауз, «Кронос Квартет», да и атмосфера самого Joe’s Pub’ в целом в тот вечер стала особым обрамлением перформанса Марьяны и ее группы. Такое «переселение» песни из далекого украинского села на нью-йоркскую авангардную сцену состоялось благодаря нескольким обстоятельствам.

Во-первых, благодаря работе самой Марьяны, которая изобретает, как именно должна быть передана каждая песня и сколько в ней должно или может быть джаза. Во-вторых, сопровождающего наратива, которым Марьяна Садовская открывает каждую песенную композицию. Это небольшое вступление, не чересчур отдаляясь от традиционного проговаривания между песнями, выполняет одновременно и другую функцию — ознакомления нового, часто неукраиноязычного слушателя с контекстом, в котором определенная песня традиционно исполняется или исполнялась, поскольку многое из найденного Марьяной песенного материала ныне является лишь отголоском определенных ритуалов, которые уже не воссоздаются в обрядовой практике села.

Странно, казалось бы, говорить о забвении, ведь эти песни, особенности их звучания, а также легенды и пересказы пережили даже советские времена. И все же именно в наше время их присутствие утихло до небытия. По иным, конечно, причинам: пожалуй, в информационное время все требует привлечения к Сети, требует нового носителя. Вопрос в том, чем может быть такой носитель и что может случиться с материалом? Работы Марьяны Садовской — одно из возможных предложений.

Особенно интересным элементом исполнения является, конечно, вокальная часть. Марьяна работает голосом таким образом, что это делает возможным прорыв сквозь песенную форму в хаос ритуала. Да, в какой-то момент ее пение вдруг распадается на вскрики, визжание, хрипение, стон, что свидетельствует, в частности, и о невозможности передачи сути событий этого ритуала другим, более «упорядоченным» способом. Такой звуковой «коллапс» — это медиум, который позволяет пережить момент «преобразования» и «перехода» на тот регистр обмена между исполнителем и слушателем, который уже нельзя назвать «общением» даже метафорически. Ведь интенсивность этого опыта связана как раз с потерей не только нити мелодии, но и линии песенного повествования, с шоком неузнаваемости. И вдруг все это снова превращается в мелодию.

Работа со старинным фольклорным материалом — лишь одно из направлений интересов Марьяны Садовской. Последний ее диск Boderland, кроме обработок ритуальных песен и баллад, состоит также из обработок эмигрантских и рекрутских песен — мотивы, которых не покидают даже после обретения «новой родины».

И снова о сцене. Выступать в Joe’s Pub’ и Нью-Йоркском публичном театре, конечно, большая честь, но в то же время — серьезный вызов. Слушатель Марьяны Садовской — это не житель Брайтон-Бич и даже не просто житель нью-йоркского Ист-Вилледж, где проживают и проводят время украинцы и другие жители Восточной Европы. Ее слушатель — почитатель сложной музыки, участник художественной жизни Манхэттена, которая обычно предлагает много чего. Отдадим же должное Марьяне, ведь далеко не каждый музыкант способен принять этот вызов и сказать: «Манхэттен, у меня что-то для тебя есть!»

Сейчас Марьяна Садовская уже в Германии, вместе с мужем Андре Эрленом и двумя детьми — Гафийкой и Северином. После года пребывания в Соединенных Штатах, что стало возможным благодаря стипендии им. Фулбрайта, она вернулась домой с планами новых проектов. В октябре готовится турне по Украине, а весной 2009-го к нам приедет калифорнийская группа «Китка» с проектом «Русалкин цикл», музыку к которому написала Марьяна. Самым ценным во время пребывания в Соединенных Штатах остается опыт, приобретенный благодаря общению с такими деятелями искусств, как Дэвид Харрингтон («Кронос Квартет») и Фрэнк Лондон («Клезматикс»). Гражданка мира, Марьяна живет в своей песне, которую она выучила в Украине.

Дожидаясь ее концерта возле Joe’s Pub’, я услышала, как кто-то рядом сказал: «Марьяна Садовская — это украинская Бьорк». Через несколько дней, во время нашего с ней ночного разговора на кухне, я напомнила ей это сравнение. Она ответила: «Нет, хоть я и вижу пересечения, мы делаем очень разные вещи. Бьорк может появиться на почве того, что я делаю. Украинская Бьорк, надеемся, будет. Но ее еще нет».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК