Художественный руководитель и дирижер капеллы Евгений Савчук: «Уже целое поколение наших власть имущих воспитано только на попсе»

15 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 15 сентября-22 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

Свой новый творческий сезон капелла «Думка» начала не в Украине, а за рубежом. Как ни странно, но известный коллектив сегодня — более частый гость не на отечественных сценах...

Свой новый творческий сезон капелла «Думка» начала не в Украине, а за рубежом. Как ни странно, но известный коллектив сегодня — более частый гость не на отечественных сценах. Только в октябре «Думка» выступит в Киеве на фестивале Владимира Крайнева. Художественный руководитель и главный дирижер капеллы, лауреат Национальной премии им.Т.Шевченко, народный артист Украины академик Евгений Савчук считает, что «серьезная часть украинского музыкального искусства сегодня, к сожалению, осталась без отеческого надзора».

Евгений Герасимович, так как все-таки вы начинаете свой новый сезон?

— В августе состоялись гастроли во Франции, показали там старинное украинское монодийное пение. Монодия, то есть одноголосие, существовала в церквях до появления многоголосия еще полторы тысячи лет назад, с появлением христианства к нам его завезли из Византии. Ныне монодий забыт. В нашей программе старинные монодии датированы примерно XIV веком. Исполняли также Бортнянского и заканчивали диптихом «Отче наш» и «Заповітом» Валентина Сильвестрова. Как видите, от древней музыки — к современности. Кроме того, исполняли мировую классику: грандиозное произведение Бетховена «Месса солемнис», Пуччини — «Missa di Gloria», Рахманинова — «Колокола», «Всенощную», Берлиоза — «Те Деум», Моцарта — «Реквием».

В середине сентября уезжаем в Мексику на постановку блестящей концертной кантаты Карла Орфа «Кармина Бурана» и оперы Верди «Аида». В ней будут задействованы уникальные пиротехнические эффекты и многие новейшие технические средства в театральном искусстве. Это действо организовывают специалисты Германии; симфонический оркестр — Львовской филармонии, хор — капелла «Думка», балет — из Чехии, солисты — со всего мира. Постановщик — главный режиссер театра «Ла Скала». Эта крупная международная акция будет показана также по всей Европе, кроме почему-то Украины.

— То есть наша страна не будет принимать это действо, хотя в нем два ведущих украинских коллектива?

— Я, конечно, пытался затронуть этот вопрос. Но мы — подрядная организация, я не являюсь организатором концертной деятельности, однако, из соображений патриотических, — почему бы и нет. «Аида» будет идти также в Варшаве, в странах Балтии, в Санкт-Петербурге, а в Киеве — нет. Хотя, кажется, даже географически обойти невозможно.

— А когда же «Думка» все-таки появится в Украине?

— В октябре в Киеве на фестивале пианиста Владимира Крайнева исполняем 13-ю симфонию Шостаковича с Национальным симфоническим оркестром. В ноябре снова выезжаем в Европу с «Аидой в огне». Есть заявки на «Чумацкие песни» Владимира Зубицкого, очень хорошая работа должна быть, я так прогнозирую. У меня на столе лежит партитура Александра Яковчука «Скифская пастораль», надеюсь, она тоже станет заметным художественным явлением.

— Многие хоровики сегодня переквалифицируются — кто-то идет в попсу, кто-то преподает в каких-то заведениях, то есть происходит определенная измена профессии. Вы же в этой ипостаси остаетесь...

— По этому поводу трудно что-то однозначно сказать. Основной движитель — любовь к делу, я практически с детства занимаюсь хоровым искусством. У меня сохранился снимок, на котором изображен наш сельский хор в селе Брусница, где я родился, я, самый младший, стою в самом центре, мне кирпичик подложили, чтобы видно было. В Черновицком музыкальном училище я себя не мыслил в иной роли, хотя кое-кто предлагал мне уйти с дирижерского факультета специализироваться на вокальный. И в Киевской консерватории искушали, но хоровое пение, руководство хором мне больше нравилось. В годы учебы я постоянно работал с самодеятельностью: с детскими хорами, с хорами ПТУ, институтов. При управлении общества «Трудовые резервы» хором руководил мой учитель в консерватории Олег Тимошенко (он был проректором, потом — ректором), я числился у него помощником. Потом, хотя я еще был студентом, меня пригласили работать в оперетту. Оттуда меня забрал Анатолий Авдиевский. Я работал в хоре имени Веревки с ним рядом, это была большая школа, с благодарностью вспоминаю то время, мне очень повезло. (Я еще закончил ассистентуру: исполнительскую форму аспирантуры. В дипломе у меня значится: дирижер хора и преподаватель музыкального вуза. 28 лет я работаю в консерватории (ныне академия), заведую кафедрой хорового дирижирования.

Понимаете, кроме любви к профессии, должна еще и судьба сложиться. Многие талантливые люди любили свое дело фанатически, а с карьерой не повезло. Здесь немало составляющих. Но обычно любовь двигает к удаче, это основное.

— И все-таки, что сейчас светит молодым представителям хорового дела?

— Способные люди у нас никогда не переводятся, но от того еще грустнее. Мы каждый год увеличиваем количество абитуриентов, а государственных заказов нет. Мы работаем, так сказать, на самовоспроизведение. Например, в прошлом году выпустили двадцать дирижеров. Ни один не получил работы. Нет предложений ни государственных, ни частных.

— Тогда почему же студентов набирают, если нет спроса?

— Ну, во-первых, спрос есть, но он искусственно законсервирован, ведь у государства до культуры вообще руки не доходят. Во-вторых, срабатывает инерция, иначе придется закрывать не один вуз и первоклассные специалисты-преподаватели останутся без работы. Тогда, может, вообще культуру и искусство отменить?

Вот и получается, что талантливой молодежи пока негде приткнуться. В еще существующих немногочисленных самодеятельных коллективах такая мизерная зарплата музруководителей, что лучше идти на базар.

— Невольно предашь профессию.

— Понятно, что кто-то пытается переквалифицироваться, хотя, конечно, минимум хоровиков остается в профессии: кто-то продолжает учиться, кто-то уходит на преподавательскую работу, опять-таки происходит самовоспроизведение, ведь по окончании средних музыкальных учебных заведений тоже никаких направлений на работу. Пространство искусства сокращается и угасает. Хотя, понятно, еще раз повторяю, потребность в специалистах существует, а в реальной жизни никто ничего не предлагает по чисто экономическим причинам. Но эта порочная ситуация не может продолжаться бесконечно. Что касается вокалистов, то картина очень похожа. Каждый будущий певец мечтает петь в Национальной опере Украины, в «Ла Скала», «Метрополитен-опера», в Большом театре, а попадают туда единицы. Наборы же в музыкальную академию большие, да еще и на платные формы обучения набирают, что очень снижает нам репутацию. Это то же самое, что, например, штангиста учить поднимать штангу за деньги. Если нет физических данных, он никогда не достигнет хороших результатов. Не дал Бог голоса — ни за какие деньги не научишь. И все-таки у хоровиков и вокалистов еще можно увидеть какую-то перспективу. А что делать, скажем, пианисту? Куда идти? В аккомпаниаторы только. Сольный пианист почти не востребован, киевская филармония может взять один раз в пять лет. Поэтому квалифицированный пианист часто аккомпанирует неграмотному попсовику, ведь нужно же на кусок хлеба заработать. Вместе с тем скажу, что система образования осталась нам в наследство добротная, но нас «тянут» к общеевропейским средним образцам (в так называемую Болонскую систему). Поэтому, не имея экономического контекста развитых западных стран, мы тщимся воплотить их образовательные стандарты, хотя наши были лучше — приходится приспосабливаться. Надо также учитывать, что в европейских странах существует цельность в создании собственной культуры. Например, польская культура, уже являющаяся культурой европейского уровня, безусловно, моноязычная, монорелигиозная, ее облик четко определен. Такая же ситуация у немцев, французов, итальянцев, испанцев... У них есть свое национальное лицо, у нас же ничего пока нет. Есть основа — богатейший фольклор, но мы своим не интересуемся, только заглядываем в рот Востоку или Западу.

Да и когда еще поменяются формы обучения в стране с формирующейся экономикой, с формирующимся мировоззрением — мы просто растворяемся. И снова нас на задворки какие-то выбрасывают, только эпигонствовать будем, и больше ничего. Я считаю, что мы должны базироваться на нашей основе. Украинская народная песня, старинная и современная, — это единственная наша опора, не дай Бог, если она пропадет. Но все идет к тому, что через десять лет народная песня выйдет из обихода, ее носители умирают. Кто-то вырос на песнях Аллы Пугачевой — она для них стала народной певицей. А кто-то, к сожалению, воспитан только на радио «Шансон». Это бедные дети.

— В свое время у нас было распространено хоровое движение на самодеятельной основе.

— Да, и это была большая основа. В советские времена хоры существовали во всех школах, вузах, на предприятиях, в колхозах. Были оплачиваемые руководители-специалисты, хорами занимались профсоюзы и партийные органы снизу доверху. Сейчас все это тлеет только на каких-то меценатских, спонсорских, прошу прощения, подачках, хоры «просыпаются» от праздника к празднику или собираются вместе, чтобы где-то за границу поехать. Это — не нормальное состояние вещей, не жизнь государства, это какие-то детали частного характера. Большой хоровой жизни, какая была раньше, сегодня нет.

Несмотря ни на что, наш коллектив работает, слава Богу, очень интенсивно, хотя другие жалуются: нет работы, нет концертов. У нас, наоборот, есть много заявок, заказов, правда, преимущественно мы радуем зарубежного слушателя. У «Думки» довольно стабильная жизнь по сравнению с тем, что творится в провинции. Хотя в областных центрах были такие цветущие коллективы, как Черкасский народный хор, Полесский народный хор «Льонок», Закарпатский народный хор, Буковинский ансамбль песни и пляски и т.д. Они сейчас в таком плачевном состоянии… Даже стыдно хвалиться, что «Думка» живет относительно неплохо, защищена статусом национального коллектива. Хотя тоже есть свои проблемы.

Серьезная часть украинского музыкального искусства, вообще культура, осталась без отеческого надзора. Дело не в администрировании, а в помощи, в видении нашей роли как необходимого элемента формирования национального облика, духа, духовности. Наше искусство — чрезвычайно сильное средство, я не знаю, почему это не принимается во внимание. Тем более что художественные мощности велики: хор имени Веревки, капелла бандуристов, Национальные оркестры — народный и симфонический, Национальный театр оперы и балета... Где целенаправленная активная политика? Почему плоха организация концертов?.. Вот и исчезает у нас художественный рынок. А мог бы быть в активном состоянии благодаря системной целенаправленной государственной политике. Тогда бы силами наших коллективов-грандов Украина укрепила свой авторитет в глазах всей Европы, да и в своих собственных. Знаете, мы все-таки остались провинциальным народом, провинциальным государством, но нужно становиться в кругу других — равными, и здесь может помочь, мне кажется, только искусство, высококвалифицированное и глубокое.

В нашей стране есть, кроме «Думки», еще несколько мощных академических хоровых коллективов, например «Трембіта» во Львове, которая должна была бы быть в Западной Украине флагманом. Есть хоровой коллектив Украинского радио и телевидения. Сейчас существует немало муниципальных хоров, хотя они ограничены в своих возможностях, поскольку немногочисленны по составу, ведь содержать много исполнителей трудно. В столице есть замечательные камерные хоры «Хрещатик», «Київ».

Жаль только, что все эти силы используются не в полной мере. Власть имущие этого в голову не берут. Хотя яркий пример есть. В свое время Петлюра вызвал Кошица и сказал: «Даю тебе деньги и время для организации хора, поедете по миру пропагандировать Украинскую республику». И Кошиц организовал коллектив, поехал по миру и прославил Украину наилучшим образом — через искусство. Тогда это был очень мудрый шаг, Петлюра увидел такую необходимость, самого лучшего дирижера выбрал. Результат этих поездок был впечатляющим, весь мир заговорил о нас. Сейчас мы это делаем своими силами. Слава Богу, не мешают — и то хорошо.

Есть у нас и композиторы, которые еще пишут музыку для хоров. Кстати, из США в адрес «Думки» поступила грамота, в которой говорится, что мы вместе с Национальным симфоническим оркестром Украины стали номинантами премии «Грэмми» за запись произведения Валентина Сильвестрова «Реквием для Ларисы». Это мирового уровня результат, из Украины вообще никто никогда не номинировался на «Грэмми». У нас есть композиторы мирового уровня, такие как Евгений Станкович, Валентин Сильвестров, Леся Дичко, Мирослав Скорик. Но они почему-то для общественности находятся в тени, акценты нашего воспитания не так расставлены, своего не видим.

— Из крутых авто в последнее время звучит только один «украинский голос» — Сердючка.

— Творчество Андрея Данилко в определенной степени отражает состояние вещей в стране. Как гротеск, как высмеивание определенных явлений я это воспринимаю. Данилко талантлив от природы. Жаль только, что силы тратит на такое. Хотя есть варианты намного хуже. Но я не хотел бы об этом, нужно говорить о своем. Народная песня практически вышла из обихода в Украине. Зайдите на любой рынок, в любой супермаркет типа «Великої кишені», «Сільпо», «Фуршета», в подземный переход — везде звучит иностранная музыка, я уж не говорю об FM-радиостанциях. Ни в Польше, ни во Франции, ни в Германии вы не услышите украинскую или русскую музыку, там звучит свое. Лучше бы уж у нас крутили национальную музыку народов мира, чем чужие безвкусные суррогаты.

Вместе с тем у нас в популярной музыке очень много талантливых людей. Мои коллеги, работающие в академическом искусстве, порой склонны критиковать современное состояние эстрады, а я считаю, что легкие жанры тоже нужны. Но нельзя на них строить культуру, это не может быть ее основой. К сожалению, так получается, что уже целое поколение даже государственного руководства воспитано не на серьезных основах, а на попсе. Иногда бывает, что не к кому апеллировать, власть имущие просто не понимают краеугольных вещей. Смотрят фонограммные шоу и считают, что это настоящее, хотя современные технические возможности позволяют и собаке запеть. У нас есть масса примеров, когда безголосые люди становятся бешено популярными, и народ это «хавает», и эта агрессивная безголосица заполняет эфир, получается вроде дешево и сердито, а на самом деле вовсе не «сердито», только — дешево. Быстро глотается молодежью. А восприятие произведений серьезных жанров требует глубокого образования и воспитания.

— Вот и получается, что на одном полюсе исчезающая интеллигенция, а на другом — подростки 14—18 лет, идущие на концерт попить пива, зажечь зажигалки, поорать и даже лифчики на сцену в кумиров покидать; с ними незримо рядом власть имущие политики, чиновники-администраторы, не знающие, что такое опера, балет и симфоническая музыка.

— А возьмите радио, телевидение. У нас кто-то о серьезном искусстве говорит? Нет. О литературе, живописи? Нет. А о науке? В других странах это весьма популярные программы. Я иногда слушаю радио «Немецкая волна», там постоянно звучат интересные научные передачи.

Пройдет определенное время, и мы действительно останемся на периферии, на задворках Европы и мира, ведь если своего нет, то обязательно кто-то должен заполнить пустоту. У нас еще есть остатки образованных, интеллигентных людей, но, к сожалению, у них нет денег и возможности ходить на концерты. Я это отмечаю с огорчением, билеты часто очень дороги. Во дворец «Украина» ходят богатые люди, платят большие деньги за приезжих звезд, поющих под фонограммы, а обычный человек туда не пойдет. Даже в нашу столичную филармонию не так уж просто интеллигентному человеку попасть, хотя желающие еще есть, в прошлом сезоне «Думка» много раз работала на концертах в филармонии. Там всегда высокий уровень, хорошие программы, выступают различные коллективы и солисты, и есть заинтересованная публика. Но это — инерция, я считаю, а также ностальгия по живому искусству.

Основанная 87 лет назад как Первая странствующая капелла под руководством Нестора Городовенко, «Думка» исполняла регламентированные революционные песни и произведения классического репертуара. Международный авторитет, завоеванный концертами на гастролях во Франции (1929) и выступлениями с такими дирижерами мирового уровня, как Н.Малько, Э.Ансерме, Г.Адлер, А.Гаук, помог сохранить коллектив во времена репрессий 1930-х гг. Но за невыполнение требований заменить в репертуаре «Думки» украинскую и мировую классику на «производственные» и «идеологические» песни Н.Городовенко был отстранен от руководства капеллой.

Дальнейшая судьба капеллы отражает сложные, противоречивые пути развития национальной хоровой культуры в целом. «Думку» возглавляли известные талантливые дирижеры, но разрушенные в 1930-х гг. основы хорового искусства тормозили ее развитие, со временем понадобилось несколько десятилетий, чтобы восстановить профессионализм, в частности утраченную технику пения без сопровождения. Масштабная концепция преодоления кризиса «Думки», выпестованная плеядой дирижеров, предполагала различные пути. Прежде всего — преодоление запрета на отечественную духовную музыку: «Думка» исполнила произведения М.Дилецкого, М.Березовского, Д.Бортнянского, А.Веделя с аутентичными текстами (нач. 1970-х гг.). Овладение новаторскими композициями молодых художников, исполнение кантат и ораторий Леси Дичко («Червона калина», «І нарекоша ім’я його Київ»), И.Карабица («Сад божественних пісень»), симфония Е.Станковича («Я стверджуюсь») в течение 1970-х гг. дали авторам возможность необходимой апробации произведений в Украине, вооружили капеллу техническими навыками современной хоровой стилистики. В 1984 году капеллу возглавил Евгений Савчук. В новых исторических условиях он сумел на многих направлениях поднять предначертанное его предшественниками. Значительное место в программах «Думки» заняли циклические произведения зарубежных и украинских композиторов, вокально-симфоническая музыка. Сегодня, по штатному расписанию, в «Думці» 75 певцов и певиц, все они с высшим музыкальным образованием.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК