ГЛАВНЫЙ ХУДОЖНИК ОПЕРНОГО ТЕАТРА

03 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 3 октября-10 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Мария Сергеевна Левитская уже шесть лет работает главным художником Национального театра оперы и балета...

Мария Сергеевна Левитская уже шесть лет работает главным художником Национального театра оперы и балета. Она - заслуженный деятель искусств Украины, член Союза художников и член Союза кинематографистов Украины; на ее счету более 150 спектаклей, участие в десяти фильмах киностудии им.А.Довженко и блистательный показ костюмов в супер-шоу «Альта-Мода».

«Дон Жуан», «В.-А.Моцарт», «Золушка», «Стойкий принц», «Три сестры», «Травиата», «Лебединое озеро», «Тойбеле и ее демон», «Молодые годы Людовика XIV», «Кармен» - только некоторые из спектаклей, поставленных ею в различных театрах Украины.

...Она помнит старинный дом на улице Чкалова, который принадлежал ее деду еще до войны, большие комнаты, старинную мебель, много картин, много книг; не богатый дом, но «внутренне духовно наполненный». Когда ей исполнилось 18 лет, дом разрушили, дали квартиру на Виноградаре, но образ Киева навсегда остался для нее каштанами на улице Ленина после дождя... В дом на Чкалова приходило много людей, а Маша со своими сверстниками организовала кукольный театр. Ширма посреди комнаты не разбиралась месяцами, дети сами шили куклы, придумывали сюжеты, играли на русском и английском языках, выступали в школах, в домоуправлениях. Тогда-то и вышел на экраны кинотеатров документальный фильм, который крутили перед началом сеансов, как киножурнал, «Маша и куклы».

«В шестом классе я сказала маме: хочу стать художником кукольного театра, поэтому надо поступать в художественную школу, чтобы научиться рисовать».

Мама, художница Ирина Левитская, ученица профессора Нидермозера, выпускница Венской академии искусств, ничего против не имела, равно, как и папа - известный ученый-физик, заведующий кафедрой университета им.Т.Г.Шевченко. Начались школьные будни - занятия, академические рисунки, и куклы как-то ушли на второй план.

«А потом мама оформляла с архитектором Кисляченко музей Франко, и я, однажды придя туда, познакомилась с удивительным человеком - Данилой Даниловичем Лидером, и на всю жизнь в него влюбилась».

Эта встреча и определила ее судьбу. Она увлеклась театральными костюмами и декорациями, благополучно провалилась на экзаменах на театральный факультет в художественный институт (не хватило пол-балла), но со второго раза поступила.

«Лидер взял меня под свое крыло, и я сделала костюмы к нескольким его спектаклям - «Карьера Артура Уи» - первый из них. А потом пошли уже свои постановки, и время учебы в институте пролетело для меня как-то незаметно. Я моталась по Украине, по разным театрам, и к моменту защиты диплома у меня было уже 15 постановок, хотя в те времена в институте никто, кроме Лидера, не поощрял самостоятельную работу студентов над спектаклями. Вообще, это стало уже какой-то летучей фразой: «Лидер дал мне все».

Дипломной работой Левитской стала постановка «Стойкий принц» режиссера Марка Нестатинера в Молодежном театре. Это было время, когда начиналась война в Афганистане, и спектакль закрыли по политическим причинам, усмотрев в нем какие-то антимусульманские (?!) мотивы. Одновременно Левитская ставила спектакль «Мастер и Маргарита» в академическом Крымском театре им.Горького, имевшем в те времена громкую славу. Это был второй спектакль в Союзе после таганковского по одноименному роману Булгакова. Главный режиссер театра А.Новиков, негласный хозяин полуострова, разъезжавший на черной «Волге», так и не смог, несмотря на свои усилия, заполучить Левитскую на постоянную работу. Она ушла на киностудию им.А.Довженко, где первой ее работой стали замечательные костюмы к фильму О.Фиалко о Соломии Крушельницкой «Возвращение мадам Баттерфляй» с Еленой Сафоновой в главной роли.

«Прелесть работы в кино заключается в том, что она остается на пленке и через несколько лет можно эту работу увидеть. А спектакль, который ты придумываешь, не спишь ночами, ползаешь по полу, рисуя задник, стирается, рвется, заливается водой, и твоя жизнь уходит, как вода в песок. Но в кино происходит другая страшная вещь, когда ты сделаешь безумно красивый кадр или оденешь массовку, а оператор чуть-чуть повернет камеру: и твоей работы нет. Или кадр вылетит при монтаже, потому что он не нужен режиссеру. Хотя, ведь и в театре спектакль на спектакль не приходится: один раз декорация произведет на тебя огромное впечатление, а завтра не включат фонарь сзади, и задник не зазвучал. И снова твоя работа пропала».

Работая на киностудии с Р.Балаяном в «Поцелуе», с В.Савельевым в «Капитане Фракассе», с Н.Мащенко в «Парижской драме», с Ильинским в «Фантастической истории» и др., Левитская продолжала ставить спектакли. После того, как она поставила в оперном «Лючию ди Ляммермур», «Волшебный сон» и «Тайный брак», ей предложили должность главного художника.

«Когда я проработала три года, отец сказал мне: «То, что тебе предложили ту должность, - не такое большое дело. А то, что ты продержалась эти годы, - достойно уважения». Я прихожу в эту мастерскую к 11 утра и ухожу к 12 ночи, когда закрывается метро. И вся моя жизнь здесь. Ты спрашиваешь меня о личной жизни: она заключается в замечательном макетчике, замечательном завпосте - команде, без которой я как без рук. У меня жизнь не делится на работу и личную жизнь, такое времяпрепровождение, как сидение в ресторане, мне глубоко безразлично. Мне порой кажется, что с человеком, который не находится в моей творческой сфере, у меня даже не смогли бы возникнуть близкие отношения, как бы он ни был интересен. Я работаю, потому что я этим живу, духовно, эмоционально, а с другой стороны, если я не буду работать 12 часов в сутки, мне просто нечем будет кормить своего сына».

Сын Марии Левитской Данила (в честь Лидера) занимается на отделении скульптуры в художественной академии - студент второго курса. Но не только это роднит его с матерью.

- Лошади! Это моя тайная страсть, нет дня, чтобы я об этом не вспоминала и не мечтала... Я люблю этот страх и ужас опасности, и преодоление себя. Конечно, я - вечный «чайник» в этом. Я пытаюсь, но знаю, что навсегда останусь не более чем конником-любителем. Но вот я чувствую несусветную гордость оттого, что подкинула Даньку в седло, когда ему было 9 лет. Теперь он прекрасно ездит. У меня есть фото, где они в рыцарских доспехах сшибаются копье в копье и лошади, как в историческом фильме, оседают на задние ноги. Это страшный удар - вес двух лошадей с разгона, и это очень опасно, но я рада, что он участвует в этих турнирах. Я ему даже меч привезла, купленный в настоящей оружейной лавке в Страсбурге.

Мария Левитская производит впечатление волевой, преуспевающей молодой женщины, управляющей своей жизнью, точно знающей, в какой момент, как она выражается, сказать: «Солнце, взойди!» В то же время, она признается, что, по отношению к собственной жизни, в ней все время рефреном звучат слова песенки: «...Все дело в том, что в дилижансе свободных мест теперь уж нет».

«Кажется: вот-вот и поедешь, близко было счастье, ан - нет! Это бывает всегда после какого-то очень высокого эмоционального пика переживаний, на взлете возникает драматический момент контр, он подло выползает из-за угла. Эмоционального вранья не бывает. Я не верю, что можно создать шедевр на чистой технике. Все, что мы делаем, мы черпаем из своей жизни, пропускаем через себя. Если в пьесе тема мне близка, проблемы меня волнуют, я нахожу соприкосновение с собой - я начинаю в ней жить. И тогда точно знаю, что там должно происходить. Что где должно стоять. Какую вещь одеть, и какой у нее цвет и форма. И как осветить. Такое впечатление, что я помню. А если этого нет, значит материал - не твой и работать над ним нельзя».

Мария любит путешествовать. Как может жить художник без впечатлений, без знаний о мире?

«Однажды я оказалась в Севилье. До посещения этого города, я сделала о нем шесть спектаклей, тогда увидеть его, конечно, было для меня немыслимым. Я придумывала его, представляла ночами, мысленно бродила его улицами, рисовала, создавала его атмосферу, и наконец, спустя годы попала туда. Я стояла и, обливаясь слезами, осознавала, что он не такой. И вся трагедия в том, что в то же время хор в 120 человек, балет в 100, техники, солисты - все они в связи с какими-то ситуациями были там, знали его, а я - человек, от которого зависит решение спектакля, - работала вслепую. Этот удар я не забуду никогда. Поэтому, когда у меня получается участвовать в гастролях, я стараюсь использовать это, как момент познания».

Жизнь длинна, сложна и противоречива. Мария Левитская прошла ее до середины, много работая и многого достигнув и хочется верить, что ей удастся наверстать и то, что не было дано ей прежде. Хочется надеяться, что все это будет ей дано в награду за ее энергию, талант.

«За все в жизни надо платить (я говорю не о деньгах, конечно). За любой момент счастья, за любой спектакль, за любой выход на поклон, я платила. И в принципе, я согласна платить дальше. Очень мудрый человек, который прожил большую театральную жизнь, А.Соловьяненко, всегда говорит, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Наша профессия полумер не терпит: если ты не будешь работать до умопомрачения, не отдашь ей всю жизнь, всего себя, значит ты будешь последним, а это - унизительно, это - плохо, это - мучительно. И, в конце концов, не нужно».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК