ГИМН ЕВРАЗИЙСТВУ КАК ЭПИТАФИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

25 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 25 сентября-2 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Когда более шести лет тому назад ушел из жизни Лев Николаевич Гумилев, смерть его казалась всем на...

Когда более шести лет тому назад ушел из жизни Лев Николаевич Гумилев, смерть его казалась всем нам, близко знавшим его, драматичным, однако и естественным завершением земной жизни одного из последних российских интеллигентов и ученых, в чьей судьбе цивилизационный разлом исторической вехи России пришелся не вскользь и не по касательной, а по самой ее сердцевине, придав ее смыслу особую, ни с чем не сравнимую надиндивидуальную масштабность. Но в те дни это чувство было связано с болью утраты и не могло стать ясным и артикулированным пониманием места и роли судьбы Л.Гумилева в российской науке.

Только теперь, спустя время, начинаю постигать подлинное значение тогдашней догадки: истинный смысл жизни и судьбы Льва Николаевича Гумилева не подвластен поверхностным эмпирическим оценкам и суждениям и каждый ее эпизод несет в своем содержании некое сакрально-фатальное наполнение, разгадка понимания которого лежит за пределами персональной биографии (хотя и в ней тоже) ученого.

И если правда, что высокая жизненная идея зачастую реализует себя отнюдь не через отдельную личность, а через череду судеб многих поколений, то и «свиток жизни» родового древа Гумилева, как живой слепок исторической судьбы России, надо читать от его подлинного начала. Тогда жизнь и судьба Льва Гумилева - историка, Николая Гумилева - поэта, его отца, Анны Ахматовой - поэта, его матери и еще доброй сотни тысяч российских интеллигентов предстают перед глазами как сага о судьбе породившей их России. России, в общественном сознании которой зрело ощущение эсхатологического конца в образе «грядущего хама» (Мережковский) и провидчески угаданного Н.Гумилевым своего палача, несущего гибель и поругание всему, что связывалось с национальными идеалами прошлого и настоящего: «Все товарищи его заснули, (Только он один еще не спит: (Все он занят отливаньем пули, (Что меня с Землею разлучит… («Рабочий»).

Осознавая свою жизнь как неотъемлемое звено единой цепи, связывающей его с судьбой российской интеллигенции, как с независимо от него протекающим целостным историко-культурным процессом, Лев Николаевич нисколько не лукавил, когда за пол-года до своей кончины признавался мне, что не понимает (да и не хочет понимать) и уж, тем более, не пытается судить о том, что происходит во взбалмошном лозунгами перестройки, сознании окружающего его общества. Даже свое скандально прозвучавшее интервью для программы А.Невзорова не захотел опровергать - уж слишком мелко и лживо-конъюнктурно использовали его концепцию этногенеза и биосферы Земли для иллюстрации своих махровых ультранационалистических идеек политически озабоченные проходимцы. Вступать с ними в полемику, опровергать и оправдываться было ниже его достоинства: «мою честь защитят мои тексты, а не бесплодные споры с вооруженными телекамерами и микрофонами шариковыми».

Гражданская судьба Л.Гумилева удручающе отечественна - весь драматизм становления тоталитарного режима. Всю ложь и близорукую конъюнктурность квазинаучной большевистской идеи, уводящую страну и ее народ в сторону от магистральных путей истории в антиутопичность оруэлловского существования, он пережил сполна. Обладая масштабным и системным аналитическим мышлением, умея видеть отдельный эпизод в его исторической перспективе, Гумилев, конечно же, предвидел всю историческую обреченность химерической власти большевизма. Но как русский интеллигент (и по менталитету, и по своему дворянскому происхождению) он не мог не сопереживать Родине, сотрясенной и смятой бесчисленными катаклизмами, а потому мужественно и стоически вынес весь беспредел надзирательно-бюрократических методов режима.

Можно с полным на то основанием утверждать, что силы и духовную энергию Гумилева питала совершенно очевидная, близкая его сердцу, но трудно доказуемая из-за превратных толкований, мысль о взаимообусловленности всех происходящих на планете процессов. Развивая и конкретизируя учение Вернадского и Чижевского, он трактовал деятельность человека в контексте глобальных процессов, протекающих в мировом пространстве. Это и делало его выводы глубоко гуманистическими и экологическими в самом истинном смысле этих понятий. Кроме того, такой подход дезавуировал тенденциозность и волюнтаризм всей предшествующей официальной истории, ее субъективную интерпретацию, превращающую науку в развернутую в прошлое политику. Вспомним метко брошенное замечание о том, что Россия - страна с самым непредсказуемым прошлым.

Преставляется важным отметить, что вводя в систему своих доказательств термины из естественно-научных дисциплин (в частности, из термодинамики), а не изобретая неологизмы, Л.Гумилев достиг не только необходимой строгости и емкости архитектоники излагаемого материала, но и воплотил не поддающуюся субъективизму собственную эмоциональную причастность к духовной культуре и мировой науке, создав одновременно поле суггестивного воздействия на целостное восприятие текста читателем.

Не менее значимо для адекватного понимания учения Л.Гумилева его отношение к исторической роли и функциям русского языка в процессе этногенеза русской нации.

Отец ученого - Николай Гумилев, дворянин по крови, исповедывал идеалы своего сословия, предписывающие служение Отечеству «без страха и упрека». В «смутные времена» политической чересполосицы он был обречен сублимировать свои невостребованные качества в поэтически-романтические произведения величайшей духовности. Его поэзию можно назвать манифестом безвозвратно уходящего образа российского рыцарства с обостренным чувством чести, идеалы и кодекс которых он декларировал своей поэзией, своей судьбой и своей смертью.

Мать - Анна Горенко - берет себе глубоко символический псевдоним, связанный с золотоордынской военной аристократией. И в сознание многих русских читателей входит великая русская поэтесса Анна Ахматова с глубоко индивидуализированной, утонченной лирикой и трагизмом, одиноко бредущая по разрушенной, истерзанной и опустошенной Родине. Но если рассматривать все творчество поэтессы в контексте личной судьбы и общественных драматических коллизий, то обнаруживается, что духовным стержнем и основаниями ее поэзии было стремление отстоять человеческое достоинство как последнюю и определяющую ипостась культуры.

Сын таких родителей не мог не прийти к прямо-таки языческому обожествлению слова, к безграничной вере в его неизбывную сверхматериальную силу и самодостаточность.

Л.Гумилев относился к языку как к некоей метафизической сфере общения. Язык в его понимании не только обозначает предмет или явление и способ взаимодействия, но и сообщает отдельным индивидам (этническим/социальным группам) об их единстве. Следовательно, в языке содержится некая сверхиндивидуальная воля, воздействующая своим внутренним законам на ситуацию и на ее оценку.

Если принять за основу гумилевскую интерпретацию истории, становится понятнее закономерность возникновения плеяды гениальных русских писателей «золотого» и «серебряного» веков, вошедших в анналы мировой классики, обреченное пикирование «западника» Чаадаева с самостью языка и яростной филиппики маркиза А. де Кустена (а по убеждению Л.Н.Гумилева все того же Чаадаева) против всего российского.

Минуя еще более печально-бесплодный опыт советских литераторов, в массе своей предавших идеалы своих предшественников и перешедших на «новояз» соцреализма, Л.Гумилев сумел вдохнуть в строки своих исторических трудов магическое очарование русского поэтического слова, блеснув глубоким пониманием уникальности и неповторимости лексического наследия целостной евразийской культуры.

Возможно, Л.Гумилеву не приходилось задумываться о том, что созданное им учение является, по существу, предтечей нового понимания происшедшего в судьбах народов и государственных образований на всем пространстве Евразии. Но то, что оно привлекает к себе все большее внимание со стороны ученых, дает основание говорить о том, что наследие Л.Гумилева становится сегодня неотъемлемым фактом интеллектуального пространства, превращаясь в альтернативную официозу концепцию, обойти которую становится все более и более трудно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК