Ежи Гофман: «народ хуже, чем мы о нем говорим, но лучше, чем мы о нем думаем…»

06 августа, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 6 августа-13 августа 2004г.
Отправить
Отправить

Известнейший польский режиссер Ежи Гофман обнародовал в Киеве свое решение сделать трехсерийный документальный фильм об истории Украины — от нашего Адама и до нашего Леонида Кучмы...

Известнейший польский режиссер Ежи Гофман обнародовал в Киеве свое решение сделать трехсерийный документальный фильм об истории Украины — от нашего Адама и до нашего Леонида Кучмы. Собственно, с Кучмы он и начал пресс-конференцию, или же презентацию проекта — режиссер заявил, что исходным импульсом послужила книга нашего Президента «Украина — не Россия». Все сидевшие возле меня сразу заухмылялись: во, и он туда же, поклоны бьет. Неспроста, наверное. Сия фраза скорее всего обозначает то место, откуда режиссер и его продюсер Ежи Михалюк ожидают поступления украинских инвестиций. Ибо, как объяснил Гофман, его компания Zodiak Jerzy Hoffman Film Production ринулась в бой в расчете на то, что привлекательность проекта сыграет свою роль и люди потянутся — с чековыми книжками. Правда, среди олигархов украинских патриотов как-то не густо, а уж любителей кино и подавно. Но если кто из отцов нации толково объяснит, в чем дело, то они поймут, посочувствуют и даже помогут…

А может, это все померещилось, может, это наша старосоветская привычка вычитывать между строк что-нибудь эдакое (один из журналистов все допытывался, будет ли в фильме увековечен Кучма)? Ведь подозрение в том, что картина готовится к президентским выборам, отпадает — работа над нею завершится осенью следующего года. Впрочем, можно пиарить и во время съемок: смотрите, вот как польский режиссер любит и ценит не только Украину как таковую, но и ее нынешнюю власть. Потрясенный мыслью о том, что Украина, оказывается, не только не Россия, но и не Польша даже, он ввинчивается в событийные слои сегодняшней политической истории и…

Дав повод заподозрить связь с властью, Гофман вынужден был многословно объясняться. И на пресс-конференции, и во время беседы с журналистом Андреем Шевченко на 5-м канале (слова, вынесенные в заголовок, взяты из этого телевизионного интервью). Он-де не является членом какой-либо политической партии в Украине (но никто и не говорил об этом), его взгляд на нашу историю будет субъективен, но это неминуемая сугубо личная субъективность, которая будет гаситься участием украинских (назывались имена Бориса Возницкого, Юрия Чорнобая) и польских (Януша Пульнара, Владислава Серчика) историков. Словом, «Гофманизация истории», однако очень умеренная. И — он всячески дистанцируиется от государства («если не будет участвовать государство — я буду иметь большую свободу»), поскольку известно, как любит оно рулить кинематографом, навязывая ему свою идеологию.

То, как старательно пан Ежи разъяснял свою незаангажированность и неподкупность, подозрения только усилило. Хотя напрягался он зря. Лично у меня Гофман вызывает симпатию не только как режиссер высокого профессионального уровня, но и как человек, превративший роман Генрика Сенкевича «Огнем и мечем» из антиукраинского пугала в картину, где, на мой взгляд, были добросовестно сбалансированы болячки украинские и польские. Только уж очень предубежденные люди могли усмотреть в картине что-то антиукраинское (помнится, один наш писатель в своем фельетоне воссоздал события, происходящие в фильме, с точностью до наоборот). А еще режиссер имеет к нам личный сантимент — жену свою, Валентину, он нашел в Киеве. После ее смерти тяготение к этим местам у него только усилилось. А еще — дружба с Богданом Ступкой…

Роман Балаян в своем кратком спиче на презентации предложил название будущего фильма: «Украина — признание в любви». И высказал предположение, что в Украине нынче просто нет кинематографиста, который смог бы собрать деньги на подобную картину. Другой режиссер, Николай Засеев-Руденко, задал вопрос: «Как бы отнеслись в Варшаве, если бы туда заявился украинец с намерением снять фильм о польской истории?». Так это же нормальное явление, отвечал Гофман, когда чужеземец пишет историю другого народа. Несть числа. Написал, к примеру, британец Норман Девис «Историю Польши» — и хорошо. И вообще, тут эмоции режиссера вдруг повысились в градусе, «я для нормальных людей снимаю, а не для этих…», повертел он пальцем у виска. «Это не будет учебник истории, я буду воздействовать на чувства…».

«Самый главный итог будущего фильма — чтобы люди в Украине, посмотрев его, сказали с гордостью: я — украинец! А за рубежом сказали так: Украина — замечательная страна…»

А еще Гофман говорил о сложности формирования нации. Украина — молодое государство, ему сложно работать с сознанием миллионов людей, перестраивая, гармонизируя его. Вот фильм и может помочь в этом деле.

— А в русле какой нации осознаете себя вы? — поинтересовалась одна из журналисток.

— Я еврей, — с достоинством отвечал режиссер. — Но… Я польский художник. Я вырос в польской истории, польской культуре, и потому все это (то есть еврейское и польское) существуют во мне неразделимо… Уважение к предкам, их вере — это не уходит. Все мои предки были раввинами в Жолкве…

Вы часто слышали нечто подобное в Украине? Презрение к «хохлам» — этого сколько угодно, в том числе и со стороны самих хохлов, то есть украинцев, из последних сил выдавливающих из себя исходные национальные признаки. К примеру, известный актер Александр Голобородько как-то в одной из телепередач так объяснил свой выбор русского театра по окончании института: «Я, как хохол, сориентировался, где зрителей будет побольше…». Так, может, после фильма «чужеземца» Гофмана подобных «ориентированных» людей у нас будет меньше? А больше тех, кто — независимо от этнического происхождения — будет приобщен к культуре украинского народа, сохраняя уважение к себе и своим предкам?

Сам фильм будет состоять из трех серий по 45 минут. Первая расскажет о временах, начиная с Киевской Руси и до Богдана Хмельницкого. Во второй зрители увидят события, происшедшие от Переяславской рады и до первой Рады уже ХХ века. Третья познакомит с версией истории, сложившейся за последние девяносто лет.

Съемки будут проводиться в Украине (Киев, Чернигов, Канев, Переяслав-Хмельницкий, Днепропетровск, Херсон, Крым, Львов, Закарпатье), в Польше (Варшава, Краков, Вроцлав), США и Канаде (архивах, музеях, библиотеках). Публике картину представят в сентябре будущего года.

А вообще-то Гофман не такой уж и чужой нам. Его роднит с нами опыт жизни в бывшей империи. Восьмилетним мальчиком он был вывезен в Сибирь. Учился во
ВГИКе. Очень хорошо знает русский язык… Не чужд он и неигровому кино, поскольку начинал как режиссер-документалист, снял почти три десятка лент именно в этом качестве. Опыт 72-летнего кинематографиста огромен и разнообразен. А история — его конек, фильмы «Пан Володыевский», «Потоп», «Прекрасная незнакомка» известны едва ли не всем. Так что Бог в помощь! И будем ждать — до премьеры остался год. Впрочем, судя по презентации, на этой картине у Гофмана солидная медийная поддержка… Так что о съемках мы услышим еще не раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК