Другой юмор

10 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 10 февраля-17 февраля 2006г.
Авторы
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Теоретики — политологи, социологи — уже лет пятьдесят готовили и готовят нас к «столкновению цивилизаций»...

Авторы
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Теоретики — политологи, социологи — уже лет пятьдесят готовили и готовят нас к «столкновению цивилизаций». Они только об одном забыли нас предупредить — это столкновение произойдет не на государственной границе, отделяющей какую-нибудь мусульманскую страну от немусульманской. Неправда, что началом столкновения стала атака на ВТЦ или вторжение американцев в Ирак, как ни трагичны их последствия. Количество жертв и потраченных боеприпасов — еще не признак войны цивилизаций. Никто не предупредил нас, что столкновение может начаться, так сказать, прямо на кухне — на нашей кухне, что особенно печально. И, как и ссора на кухне между людьми чужими, вынужденными делить кров, оно взорвется внезапно из-за какой-то мелочи, ставшей долгожданным поводом для полномасштабной драки.

Европейские СМИ, сделав из истории с карикатурами на пророка Мухаммеда в датской газете «Юлландс постен» настоящую сенсацию, с одной стороны, дали повод исламским радикалам представить в качестве врага целую Европу, с другой — довели конфликт до той точки, в которой обнажается его суть. Это уже не проблема отдельно взятой газетки, ее неполиткорректности, нетолерантности, а может и вовсе, элементарного невежества. Никто из комментаторов, критиков и сторонников не взял на себя труд разобраться в мотивах редакции — сознательно ли было нанесено оскорбление, по незнанию ли, или кому-то сильно хотелось спровоцировать конфликт. На данном этапе его развития это уже неважно. Поскольку речь идет о столкновении мировоззрений, объединяющих две огромные группы, делящие довольно небольшую территорию. Рано или поздно это столкновение все равно произошло бы. СМИ, апеллирующие к свободе слова и отторгающие цензуру, какой бы она ни была, на чем бы ни основывалась и от кого бы ни исходила, действуют в духе европейских представлений о высшей ценности прав и свобод. Им противостоит точка зрения мусульман, в той или иной мере обиженных неуважением к их религиозным ценностям, определяющим их мировоззрение. То, что публикацию карикатур осудили все без исключения исламские лидеры, а может и мусульмане всего мира, — вполне естественно. Так же естественно то, что европейцы не имеют намерения к этому осуждению присоединиться.

Вопрос о том, «что такое хорошо и что такое плохо», оставим в стороне — этика и свобода слова часто вступают в конфликт. Заметим лишь, что когда кто-либо считает себя задетым той или иной публикацией, он обращается в суд и имеет все шансы получить сатисфакцию. Ни одна мусульманская организация Дании (и не только Дании) с сентября по февраль этого так и не сделала. Предпочтение было отдано угрозам, нападениям, уличным беспорядкам, погромам, etc. То есть уладить конфликт мирным путем никому в голову не пришло. Вместо этого все схватились за ножи с такой готовностью, что возникло подозрение, будто этого момента ждали, как дети Нового года.

Для радикальных исламистских организаций карикатуры стали своеобразным шансом, удачным информационным поводом для эскалации конфликта, о котором давно мечтали. Судя по количеству участников акций протеста (а в большинстве мусульманских стран речь идет скорее о сотнях, чем о тысячах), имеет место не столько всенародное, вернее всеисламское возмущение, сколько попытка экстремистских группировок сыграть на безусловно неприятном для мусульман случае и расширить свою социальную базу, апеллируя к религиозным чувствам «умеренных». Особенно бросается в глаза то, что в акциях протеста принимает участие много школьников и студентов — работа с этими возрастными группами явно входит в число приоритетов радикалов. Социально мобильные, легко поддающиеся пропагандистской обработке, молодые люди — идеальный материал для дальнейшего вовлечения в «тесные ряды».

У европейского сообщества вместо «страха и растерянности среди неверных», на которые, возможно, рассчитывали радикальные организаторы протестных акций, беспорядки и угрозы вызвали лишь раздражение и гнев. Что характерно, Дания, формальный виновник скандала, принесла извинения. Зато во всегда сдержанной британской прессе замелькали словечки вроде «исламофашизма» (Independent), а Guardian поместила карикатуру, на которой трое мрачных мусульманских боевиков угрожают оружием заложнику. Заложник — Микки-Маус с широкой глупой улыбкой, видимо, символизирует западную цивилизацию.

Примечательно, что протесты не концентрируются на журналисте, художнике или газете, ставшей виновницей скандала, а наполняются откровенно антидатским и антиевропейским звучанием — не без помощи руководства исламских государств. Например, заявление министра иностранных дел Судана Лама Акола, что «в третьем мире очень сложно провести границу между точкой зрения датского журналиста и датского правительства» и «раз что-то появилось в датской газете, то делают вывод, что так думают в Дании все», — мягко говоря, лукавство. Почему-то когда Салман Рушди написал свои «Сатанинские стихи» никто и ни в каком мире не считал, что это точка зрения всех мусульман или всех британцев. Складывается впечатление, что в данном случае власти исламских стран и Судана в том числе (который, кстати, входит в число стран, введших запрет на ввоз датских товаров) решили, что оседлать волну протестов и таким образом сплотить нацию в порыве осуждения «западного супостата» будет хорошей идеей, позволяющей отвлечь недовольных внутри страны от насущных проблем. Позиция понятная, хотя и противоречивая. Ведь остановить поддержанную государством истерию будет сложнее, чем пресечь беспорядки с самого начала.

Надо отдать должное мусульманскому миру — на самом деле немалая часть сторонников ислама отнеслась к злосчастным карикатурам хоть и неприязненно, но без особой агрессии. Немало мусульманских СМИ даже перепечатали карикатуры или дали на них ссылки, чтобы их читатели могли сами разобраться что к чему. Но ислам неоднороден, он состоит из разнообразных течений, школ и сект. И голос фундаменталистов, призывающих «убивать и обезглавливать», усиленный современными средствами информирования, слышен гораздо лучше, чем глобальное молчание всех прочих, прерываемое редкими и несмелыми уверениями, что «не все мы, мусульмане, такие». Как обычно после очередного всплеска «исламской угрозы» лидеры мусульман начинают обижаться, что их впутывают неизвестно во что, что они тут ни при чем и вообще Коран не поощряет насилия. Что ж, им виднее. Но в таком случае у них есть проблемы, которые могут решить только они. Европейскому мировоззрению не присуща идея коллективной ответственности. После взрывов в лондонском метро никому не пришло в голову громить посольства арабских государств. Но лидеры британских мусульман были вынуждены оправдываться, понимая, что в случае радикализации конфликта под удар попадут их ни в чем не повинные единоверцы — как это случилось, например, недавно в Австралии, — а вовсе не те провокаторы, которые устроили очередную заварушку. И остается лишь надеяться, что когда-нибудь (не слишком поздно) лидерам надоест оправдываться и они примут меры по пресечению деятельности собственных радикалов.

Другое дело, что сторонникам радикального ислама пока что слишком легко обвинить «умеренных» в предательстве религиозных идеалов ради куска хлеба с маслом с западного стола. Фундаментализм, возможно, самый простой способ сберечь свою идентичность. Но в итоге он и самый опасный — как для окружающих, так и для самих фундаменталистов. Потому что если другого можно только отторгать, то и самому придется быть отверженным. Пассионарный ислам выглядит более живучим на фоне почтенного христианства. Но не потому ли, что, в отличие от христианства, имеет под собой крепкую политическую основу? Возможно, сращение религии и политики, как это имеет место в некоторых исламских странах, поддерживает религию и количественно, и качественно. Но это же ее и дискредитирует. В результате оборот речи вроде «исламские боевики» или «исламские террористы» становится штампом, объединяющим религию и преступление на уровне языка, а стало быть — и на уровне сознания.

Отдельного упоминания заслуживает радикальное поведение мусульманской диаспоры в западноевропейских странах, которая, весьма возможно, и обратила внимание исламского мира на карикатуры. Многочисленные и весьма изолированные от культурного влияния стран проживания, некоторые из этих общин, кажется, пытаются быть «большими католиками, нежели Папа Римский» — обычная, кстати говоря, ситуация с «диаспорянами». Следует признать, что изоляции этнических групп внутри европейских стран в немалой мере споспешествуют сами местные правительства — посредством иммиграционной и социальной политики. Относительно мягкое законодательство касательно въезда беженцев и обитателей бывших колоний, естественно, увеличивает размеры их общин. Развитая система социальной защиты с одной стороны, и все еще заметная дискриминация при приеме на работу — с другой приводят к максимально замкнутому существованию подобных общин. Вместо популярной в США доктрины melting pot («плавильного чана») мы видим скорее мозаическую структуру. И эта мозаика, более-менее успешно зарекомендовав себя в англо-французской Канаде, дает чем дальше, тем больше сбоев, к примеру, во франко-арабском Париже. Кстати, многих украинцев, попробовавших жизнь нелегального «заробитчанина» в Европе, до сих пор мучает вопрос: почему большое количество людей из третьего мира без специальности, а иногда и без малейшего желания что-либо делать пользуется всеми благами социальных программ Западной Европы, в то время как им приходилось нелегально работать в таких сферах и на таких «постах», которые банально не хотят занимать как представители титульной нации, так и легальные иммигранты. При том, что у западных европейцев с восточными конфликт культур случался бы, по-видимому, гораздо реже. Как бы то ни было, социальный изоляционизм позволяет этническим меньшинствам в странах Европы сохранять культурные традиции и социальные обычаи в девственной чистоте и поддерживать более прочные связи с бывшей родиной, чем с новой. Сторонники этнического разнообразия могут только порадоваться этому факту. Но в ситуации, когда этические (и юридические, кстати, тоже) нормы принимающей страны противоречат представлениям иммигрантов, конфликта не избежать. А ведь из-за фальшивой «политкорректности» проблема замалчивалась и загонялась вглубь на протяжении десятилетий — вместо того, чтобы соответствующим образом исследоваться на благо как иммигрантов, так и коренных жителей.

Глобализацию часто представляют в качестве вызова для стран третьего мира. Но она несет массу вызовов и миру номер один. В частности, иммиграция жителей исламских стран в Европу — серьезный вызов европейской культуре. И на этот вызов ей рано или поздно придется вырабатывать ответ, сообразуясь с массовым присутствием «другого», говорящего на ином языке. Один из базовых принципов этнополитики предполагает, что в любой стране межэтническое спокойствие существует в том случае, если представители этнических меньшинств не чувствуют существенного дискомфорта от своей этнической принадлежности. В ином случае напряжение, грозящее перерасти в социальный взрыв, неизбежно — независимо от размеров субсидий и социальных подачек, которые являются не чем иным, как попыткой откупиться от проблемы. Однако в случае с «карикатурным скандалом» ситуация, кажется, кардинально иная. Права, которые присваивают себе этнические меньшинства, делают некомфортным существование основного этноса на собственной территории, что не может не вызвать адекватной реакции.

Ведь если говорить исключительно о конфликте «карикатурном» — он не выглядит слишком сложным. Это конфликт культур — в корне светской и в корне религиозной. Впрочем, есть у него еще один интересный момент. Эта история бьет не только по доктрине политкорректности, обнажая ее эфемерность, но и по доктрине якобы существующего межкультурного диалога. Карикатуры нарисованы по просьбе редактора отдела культуры газеты «Юлландс постен» «изобразить пророка, как вы его себе представляете». В результате карикатуры в некоторой степени дали скорее представление художников об исламе. В частности, об исламе как об угрозе. Мусульманский мир обидело больше это, чем факт изображения пророка. Подобные страхи, обиды и уж тем более столь несимметричные ответы говорят только об одном — сосуществующие на одной территории культуры не просто остаются максимально чужими, не понимающими друг друга, они даже не пытаются вести пресловутый межкультурный диалог, прикрываясь с одной стороны фиговыми листками свобод и политкорректности, с другой — стремлением сохранить идентичность. По правде говоря, это совершенно естественно, потому что до сих пор история не знала и не знает успехов гуманного межкультурного диалога, ведущегося методами, отличными от прямого насилия или пассивной ассимиляции. Хотелось бы, конечно, создать прецедент — мало ли чего история не знала до сих пор. Хотелось бы, хотя бы потому, что не было в истории человечества войн страшнее религиозных и межэтнических. Потому что с обеих сторон участники конфликта играют с огнем — и относительно молодой пассионарный ислам, считающий старушку Европу погрязшей в разврате и сибаритстве, прогнившей и, соответственно, слабой, и Европа, совсем недавно двумя мировыми войнами показавшая, какого зверя прячет под буржуазным лоском.

Компактные, изолированные и не ассимилированные в социум (смешанными браками, профессиональной или общественной деятельностью, общностью культурных интересов или ценностей) меньшинства имеют существенные шансы стать удобной мишенью для национал-радикальных движений, при молчаливом игнорировании со стороны власти и общества. И если в гипертолерантной Скандинавии это маловероятно, то в странах с более мощными традициями национализма реакция мусульманских радикалов на карикатуры может стать существенным источником пополнения рядов как консервативных и националистических партий, так и боевых организаций разномастных «ultras» и «nazi». Но эскалация насилия, весьма желательная для радикалов с обеих сторон, станет катастрофой для всех остальных. Десятки теоретиков будут нам рассказывать о «смертельных обидах ислама, которые можно смыть лишь кровью виновных», или о «жизненном пространстве для белой расы». А в то же время сотни миллионов будут бояться выходить на улицу, засыпать со страхом — не зная, проснутся ли. Об этом стоит подумать, прежде чем менять суд или мирный протест на бутылки с зажигательной смесью.

Хроника событий

Ё Впервые карикатуры с изображением пророка Мухаммеда были опубликованы в датской газете «Юлландс постен» в сентябре 2005 года: по предложению редактора отдела культуры этой газеты карикатуристы изобразили, как они видят пророка.

Ё Дипломатические протесты со стороны исламских стран начались в октябре 2005 года и привели к закрытию некоторых посольств.

Ё В конце января — начале февраля начались массовые протесты в исламском мире и бойкот датских продуктов. В Палестинской автономии вооруженные группировки выступили с прямыми угрозами в адрес граждан тех стран, где были опубликованы карикатуры. Прозвучали также угрозы убить художников, их нарисовавших.

Ё В январе—начале февраля карикатуры были перепечатаны в Австрии, а в начале февраля — в нескольких газетах Франции, Германии, Италии и Испании. На данный момент карикатуры были представлены читателям Болгарии, Иордании, Швейцарии, Новой Зеландии, Норвегии, США, Египта, Польши, Украины, Великобритании.

Ё В исламских странах — Ливане, Сирии, Иране, Таиланде, Индонезии, Судане, Нигерии и др. — продолжаются акции протеста и погромы дипломатических представительств Дании, других европейских стран и США. В Афганистане протестующие делали попытки прорваться на военные базы НАТО. Ряд исламских стран объявил о прекращении торговых отношений с Данией. Появляются первые жертвы — это главным образом участники протестных акций, убитые во время столкновений с полицией.

Ё Но появляются также жертвы истерии — в частности католический священник, застреленный в Турции подростком-мусульманином, принявшим близко к сердцу лозунги радикалов. Больше сотни людей — главным образом жертвы погромов диппредставительств и торговых точек — госпитализированы.

Ё Акции протеста состоялись также в европейских странах, где проживает достаточно много мусульман — во Франции, Великобритании.

Ё На фоне «карикатурного скандала» Иран пытается легитимизировать свое решение о дальнейшей разработке ядерного оружия, заявляя о необходимости защищаться от попыток Запада унизить ислам.

Ё Раздаются угрозы в адрес авторов карикатур, газет и просто граждан европейских стран, находящихся в данное время на территории мусульманских государств.

Ё Под давлением мусульман и собственных промышленных и торговых предприятий, терпящих убытки на Востоке, газета принесла извинения за публикацию. Извинения были поддержаны премьер-министром Дании. Второго февраля премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен выступил по одному из арабских телеканалов с извинениями за оскорбления, нанесенные карикатурами. Но одновременно он выступил в защиту свободы слова.

Ё Сотрудники газеты, давшей повод к конфликту, уверяют, что их газет и карикатур, в ней опубликованных, на Востоке не видел никто. Вместо их карикатур гражданам этих стран подсунули совсем иные картинки, действительно оскорбляющие их религиозные чувства. Таким образом, журналисты обвиняют группу радикальных имамов из Дании в дезинформации с целью эскалации конфликта.

Ё Тем не менее карикатуры продолжают перепечатываться европейской прессой. Кроме того на этой неделе в знак солидарности с датскими коллегами одна из шведских газет объявила о конкурсе карикатур на пророка. В то же время правительство Ирана предложило своим художникам посостязаться в остроумии на тему Холокоста.

Ё Руководители европейских стран и США в своих выступлениях о «карикатурном скандале» в основном солидарны. Они считают, что карикатуры публиковать не следовало, но при этом резко осуждают погромщиков, призывают журналистов принимать этически взвешенные решения, но при этом напоминают о ценности свободы слова. Госсекретарь США Кондолиза Райс обвиняет Иран и Сирию в сознательном разжигании страстей вокруг «карикатурного скандала».

Ё В Украине карикатуры опубликовала на этой неделе газета «Сегодня», после чего подверглась резкой критике со стороны мусульманских организаций и была вынуждена принести извинения. Президент Украины В.Ющенко через руководителя своей пресс-службы высказал свою позицию в отношении «карикатурного скандала». Он осудил действия газеты, опубликовавшей карикатуры с пророком Мухаммедом. Осудить организаторов погромов и истерии, приведших к человеческим жертвам, президент Ющенко, видимо, не счел нужным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК