Анатолий Соловьяненко: «ИСКУССТВО — ВЕЛИКИЙ УЧИТЕЛЬ»

11 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 11 октября-18 октября 1996г.
Отправить
Отправить

Столица Украины повсюду увешана афишами и плакатами, призывающими посетить 18 октября дворец «Украина»...

Столица Украины повсюду увешана афишами и плакатами, призывающими посетить 18 октября дворец «Украина». В этот день здесь состоится большой концерт народного артиста СССР Анатолия Соловьяненко. Выходец из простого шахтерского поселка, где и школа была за 4 км, Анатолий Соловьяненко многое видел на своем веку. Но он никогда не видел равнодушия в глазах своих слушателей. И в этом - его счастье, хотя певец себя счастливым не считает. Жизнь коротка, искусство - вечно. Певец с мировым именем, «украинский соловейко», жемчужина нашего народа, после трехлетней разлуки снова с нами! Жемчужина, которая, кстати, более оценена за рубежом, чем в Украине. Говорят, что нет пророка в своем отечестве. Хорошо, когда лишь говорят...

- Анатолий Борисович, ваш предстоящий концерт приурочен к какой-то дате, юбилею?

- Я три года не выступал в Киеве. Вот такая дата. Программа будет состоять из украинских и итальянских песен. Я буду выступать в сопровождении Государственного оркестра народных инструментов под управлением В.Гуцала, с которым я давно сотрудничаю и с которым записал много песен. Недавно с этим коллективом мы выпустили компакт-диск украинских народных песен. К сожалению, за рубежом, не у нас. И записали 30 минут итальянских песен.

- Довольно необычное сочетание украинских народных инструментов и итальянской песни.

- Это действительно очень интересное сочетание. А главное то, что оно гармонично. Это связано, видимо, с тем, что украинская песня по своей мелодике очень похожа на итальянскую. Я вспоминаю свое пребывание в Италии, где мы с Н.Кондратюком стажировались. Так вот, итальянцы поражались этому сходству. Мы часто пели наши песни и когда переводили смысл текстов, то итальянцы утверждали, что на такую мелодию иных стихов быть не может. То есть, они по мелодии догадывались о смысле песни с самых первых нот. И еще они удивлялись, как это так, нашу песню знают во всем мире, а украинскую нет. Я думаю, что в этом виноваты только мы. Уже пять лет независимости, а о нашей культуре за границей знают очень и очень мало.

- Ранее популяризацией нашей культуры занималось соответствующее министерство. В настоящее время, когда министерство существует, а денег из бюджета выделяется мизерное количество, как артисты организовывают свои выезды?

- да никак! Кто нашел себе импресарио, спонсоров - тот на плаву. Но в серьезном искусстве так быть не должно. В серьезное искусство нужно постоянно вкладывать и вкладывать средства. Тогда оно принесет прибыль, которую деньгами не измеришь. Ведь обогатятся не карманы, а наши души! Нынче никакой материальной поддержки нет, вот и наблюдается катастрофический упадок серьезной музыки, камерного искусства, симфонического, оперы.

- А как же существуют артисты, музыканты в Америке, где держава не выделяет денег на искусство?

- Но там же есть закон, по которому меценат, выделяющий деньги на искусство, освобождается от налогов. многие с удовольствием жертвуют, так как это выгодно. Я уже не говорю о рекламе.

- С чем связано ваше трехлетнее отсутствие на столичной сцене?

- Три года назад я по собственной инициативе провел сольный концерт во дворце «Украина». Я вложил в это 2,5 тысячи долларов, и мне обещали, что зал будет предоставлен бесплатно. Сбор от концерта я решил передать в одну детскую больницу Киева. Ну, а потом оказалось, что и за аренду с нас затребовали, и больница практически ничего не получила. Вот у меня и исчезло желание что-либо предпринимать. Нигде в мире артист не проводит за свои деньги концерт. Наоборот, на певцах такого уровня, как я, зарабатывают огромные деньги! Паваротти, Доминго и Каррерас стоят миллионы сегодня. И это свидетельствует о цивилизованности того общества, которое ценит свои таланты и гордится ими. Пора это понять и нашим руководителям. Мы столько говорим о духовности, но когда доходит до дела, то оказывается, что никому это не нужно! Если духовная пища не нужна функционерам, то, позвольте, она же нужна народу!

- Эти три года у вас был ангажемент или вам знакома безработица?

- Без работы я не был. Я много выступал и гастролировал в России. Там очень хорошо помнят, что я народный артист СССР, лауреат Ленинской премии. Очень часто приглашают туда. В Украине, к сожалению, областные филармонии не в состоянии что-либо проводить, так как люди сидят без зарплаты.

- А что, в России на культуру ассигнуется больше средств или, может быть, меценаты посознательнее?

- У них областные филармонии преимущественно финансируются из местных бюджетов: областного, городского. То есть все решается на месте.

- А что касается зарубежных гастролей?

- В этом году я выступал в Канаде, Италии, Венгрии. Но в основном, все же в России.

- Многие ваши коллеги постоянно живут и работают за рубежом. А вы имели предложения так же распорядиться своей судьбой?

- Имел. И довольно интересные предложения были. Но долго я не могу быть там. Домой все же тянет. Я и раньше не соглашался, когда меня звали в Америку, Италию, Москву в Большой. Но разве это кто-то оценил здесь?

- Как правило, у нас оценивается лишь то, что теряется. Когда человек уезжает, о нем начинают говорить, что это, мол, мы воспитали, и держава гордится своим детищем. Но мозги и голоса едут за рубеж искать оценки достойной, это надо помнить. Скажите, пожалуйста, у вас есть любимая ария?

- Я никогда об этом не задумывался. Если я беру какую-либо вещь в свой репертуар, то она уже становится любимой. Другое дело, что в репертуаре каждого певца есть сложные арии, которые свидетельствуют о его уровне мастерства, то есть о том Олимпе, на котором он в данное время находится. И эти вещи надо петь, чтобы быть в форме. Так, например, ария Калафа из оперы «Турандот» или народная песня «Дивлюсь я на небо». Это сложное произведение, если, конечно, его петь по-настоящему. Для меня эта песня очень много значит. В нее не просто вокальный потенциал нужно вложить, а всю свою душу! Важно передать все нюансы, все переживания, их глубину. Это целое духовное произведение.

- Какие у вас взаимоотношения с Национальной оперой?

- Да никаких. С тех пор как театр возглавил А.Мокренко, начался его кризис. И нынче, мне кажется, театр упал в творческом отношении настолько, что можно сказать: театр закончился. Я уже молчу о финансовом развале, о тех злоупотреблениях и махинациях, о которых писала пресса. Театр не имеет денег, хотя мог бы сам их заработать. Посудите сами. Главный дирижер Кожухарь отделился от театра. Его интересуют лишь зарубежные поездки. Туда едет, а в родном театре практически не работает. Режиссура на низком уровне. Творческое напряжение не то, что было когда-то. В театре надо постоянно работать. Певцы должны брать уроки, иметь каждый день репетиции. Этого сейчас нет. Кто хочет - работает, а кто - нет. В театре процветает ремесленничество, а не профессионализм. Певцы второго состава поют теперь главные роли. Нет звезд. Воспитанием молодежи никто не занимается. А ведь «звезду» надо делать, чтобы она действительно засияла кода-то. Когда я столкнулся с таким положением дел в любимом мною театре, которому я отдал тридцать лет своей жизни, с прямым неуважением ко мне... А было так, что на мои спектакли даже афишу не выпускали! Или Мокренко без всяких объяснений мог не взять меня на гастроли. Хотя я пел всегда хорошо, даже когда он мне копейки платил. В общем, я не выдержал и ушел.

- Когда выбирали директора, вы могли предугадать, что будет дальше?

- Во-первых, директора никто не выбирал. Просто назначили сверху. Мы писали коллективное письмо-протест, что этот человек не сможет достойно руководить театром. Но что толку! Он даже претендовал на министерское кресло!

- То есть вы сейчас - свободный человек, не связанный никакими контрактами и трудовыми книжками?

- Я пенсионер. Получаю пенсию «аж» 49 гривен!

- Смешная цена народного артиста СССР и позор для державы! Ваше жизненное кредо?

- Честность и порядочность. Этому я и учу моих детей.

- Ваши дети идут отцовской тропой?

- Старший сын закончил два университета, один из них в Канаде, и занимается бизнесом. А младший - учится в университете им.Т.Г.Шевченко, но петь хочет серьезно. Подождем, пока у него закончится процесс мутации.

- Ваши друзья - это люди вашего творческого круга?

- Из творческого круга как раз - никого. Со многими из них я имел нормальные отношения по работе, но чтобы стать другом...

- А враги есть?

- Так в глаза мне никто не признавался. Недоброжелатели, безусловно, есть. Вот они из творческого круга. Когда меня награждали то ли званием, то ли премией, то такие солидные люди бегали по высоким кабинетам и рассказывали, какой я сукин сын! Я спокойный человек и никогда ни с кем не ругался.

- Анатолий Борисович, есть ли в вашей жизни моменты, за которые вам стыдно?

- Я никого не предавал. Ничего не покупал. Всего добивался своим трудом, и за свою жизнь мне не стыдно. Украина, я думаю, должна быть довольна тем, что я остался здесь, тем, что я сделал для этой земли. Я не говорю для державы, так как не вижу на сегодняшний день заинтересованности во мне со стороны державы.

- Вы счастливый человек?

- Не думаю. Да и существуют ли такие люди? А если и бывают какие-то взлеты к счастью, то после этого человек, как правило, впадает в несчастье или что-то теряет. Мои творческие надежды и мечты не осуществились, так как я всегда все планы связывал с театром.

- Как-то один философ сказал, что человека можно наказать, исполнив все его желания. Так что будем оптимистами. А если вдруг все изменится к лучшему, станете вы осуществлять свои планы, будете работать?

- Конечно. Певец прекращает жить, когда он не может петь. Это его работа. Я недавно гостил у народного артиста СССР Петра Билинника. Ему исполнилось 90 лет, а голос звучит, как у юноши! Вот поэтому он и живет.

- вы следите за ростом молодых вокалистов, кого бы хотели отметить?

- Есть хорошие тенора у нас. М.Дидык, В.Гришко. Но с ними, опять же, надо работать, делать рекламу, растить таланты, так как нас когда-то выращивали. Тогда и у нас будут свои «звезды». А у нас на радио и телевидении - сплошная эстрада. Почему нельзя разделить эфирное время так, чтобы классика тоже звучала? В этом тоже должна быть государственная поддержка. Сколько у нас в фондах записей и фильмов! Какие народные песни, романсы! Почему с этим богатством никто не работает? Вот недавно все отмечали день учителя. А я всегда говорил, что искусство - великий учитель. Оно учит нас духовности и добру, помогает ориентироваться, что такое хорошо и что такое плохо. В начале было слово, а потом уж дело! Если у нас нет доброго слова в эфире, то и плодов духовности и добра не будет. Бездуховный человек становится бомжем, наркоманом, алкоголиком, преступником и

т. д. Нужны державе такие люди? Думай, держава?! Пока еще не поздно!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК