Салфеточные дивиденды, или Как закончился первый суд между Пинчуком и Коломойским

7 октября 2015 в 09:00

Стороны, по информации ZN.UA, заключили мировое соглашение, что и зафиксировал судья Лондонского арбитражного суда.

коломойский, пинчук
Коломойский и Пинчук расписали мировую
Гордон

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

Худой мир лучше доброй и проверенной годами демонстрации "грязного белья" друг друга, решили знатные украинские бизнесмены Игорь Коломойский и Виктор Пинчук. После чего первый обязался отдать второму часть денег, "зажатых" им в общем ферросплавном бизнесе. Вы угадали: стороны, по информации ZN.UA, заключили мировое соглашение, что и зафиксировал судья Лондонского арбитражного суда. Опыт у сего третейского суда по части разнимания вошедших в клинч постсоветских бизнесменов — богатый. Да и, в отличие от превращенной в половую тряпку украинской судебной системы, его решениям доверяют и истцы, и ответчики.

Стоит напомнить, что условия мирового соглашения и даже сам факт его заключения сторонами не разглашаются. И, как правило, не комментируются. Собственно говоря, в данном противостоянии мировая стала возможна, поскольку опыт предыдущих соглашений показывает, что копать британские суды умеют, а количество неприглядных фактов, выставляемых на публичное обозрение как результат раскопок, шокирует любопытствующего. Но дело даже не столько в репутационных издержках, сколько в вопросах, которые могут возникнуть у налоговых органов, и в дополнительных расходах при дальнейших бизнес-операциях.

В деле, к рассмотрению которого Лондонский арбитражный суд приступил 28 сентября, речь шла о невыплаченных дивидендах так называемого ферросплавного холдинга. Виктор Пинчук требовал у Игоря Коломойского свою часть. Как известно, у Игоря Валерьевича партнеров не бывает. У него все, кто не Боголюбов, — заложники. Потеряв все надежды получить оговоренное и причитающееся, Виктор Пинчук обратился в суд Туманного Альбиона. Бороться было за что: ферросплавный холдинг включает Никопольский, Запорожский и Стахановский ферросплавные заводы и Марганецкий и Орджоникидзевский ГОКи на Днепропетровщине. Однако, как нередко случается при работе с Игорем Валерьевичем, с деньгами возникли сложности: по версии стороны Пинчука, ему от прибыли этих предприятий недодали дивидендов на полмиллиарда долларов.

По неофициальным данным, в результате мирового соглашения истец станет счастливым обладателем приблизительно половины запрошенной суммы. С чем мы его и поздравляем.

Другое дело, что дивидендами называется часть прибыли, оставшаяся после уплаты налогов на прибыль. Но вернемся к этому вопросу чуть позже, уточнив лишь, что формально предприятия холдинга глубоко убыточные — одно время каждая тонна ферросплавов приносила им около 300 долл. убытка. Но акционеров этот дивный результат не пугал — ведь, как говорится, в жизни все не так, как на самом деле.

Просто заводы работали по системе "кокон" — продавали продукцию "родственным" офшорам по предельно низкой цене. А уже офшоры сбывали ферросплавы по нормальным расценкам, получая на свои счета всю прибыль. Убытки, выбросы в атмосферу и отходы в Днепр оставляли любимой Родине. Схема ни малейшего секрета не представляет. Используется в отечественной промышленности сплошь и рядом и тысячи раз описана. И, в принципе, доказуема — было бы желание и, что нынче в дефиците, умение.

Война за лакомые предприятия тоже идет не первое десятилетие, еще с середины 90-х. Поначалу в ферросплавном бизнесе крутился подмастерье Павла Лазаренко — Константин Григоришин. Потом ключевым претендентом на ферросплавный доход стал бизнесмен Виктор Пинчук, ставший зятем президента Кучмы и получивший под патронат Никопольский завод ферросплавов. При этом контрольный пакет оставался за государством.

Коломойский тем временем скупал на рынке пакеты акций Никопольского ферросплавного и обоих вышеупомянутых ГОКов.

Попытки достичь договоренности о совместной работе на ферросплавном рынке были неудачными.

В 2003 г. Пинчук на спецконкурсе покупает контрольный пакет (с занижением цены от рыночной в разы). Но вскоре случается первый Майдан (помните такого Ющенко?).

После Оранжевой революции одни "крыши" съехали, другие заехали на Банковую и, что важно, — в Кабмин. И Игорь Коломойский предпринял попытку отжать у Пинчука по дешевке купленное. В свою пользу, разумеется. После жесткой схватки, частично транслируемой на трех телеканалах Виктора Пинчука, случился не только звездный час Инны Богословской, но и некая договоренность противоборствующих сторон.

В результате был создан тот самый холдинг, в котором Виктор Пинчук уступил Игорю Коломойскому контроль над НЗФ, получив взамен 30% в общем ферросплавном бизнесе.

В Лондоне, сталкиваясь с Пинчуком на другой судебной площадке, Коломойский озвучил активы, которые вошли в сделку по созданию ферросплавного холдинга. Пинчук отдавал 72,92% акций крупнейшего в мире Никопольского завода ферросплавов, а Коломойский включал в холдинг 25,74% этого же завода плюс контрольный пакет Стахановского завода ферросплавов (97,96%) и свою половину участия в компаниях, контролирующих 82,43% Запорожского завода ферросплавов. Вдобавок туда же вошли два контрольных пакета принадлежавших ему Орджоникидзевского (97,2%) и Марганецкого (95,67%) горно-обогатительных комбинатов.

Интересно, что, по версии Коломойского, в холдинг не вошли принадлежавшие его бизнес-партнеру Геннадию Боголюбову горнорудные активы в Австралии и Гане, а также его часть акций Запорожского завода ферросплавов.

Сам же холдинг был создан за столиком в женевском кафе в 2006 г. Причем исходные принципы стороны писали едва ли не на салфетке.

Поскольку стороны друг другу ни на грош не доверяли (и правильно делали), то привлекли третьего участника — московскую лужниковскую группу (в Украине она залегендирована под "словацкую" компанию VSE и владеет целой группой облэнерго). В 2006-м ей отдали 20% холдинга. Одним из основных предназначений лужниковского миноритария был контроль за распределением сторонами реальных доходов. "Словаков" при создании холдинга представляли москвичи Михаил Воеводин и его партнеры Михаил Спектор и Александр Бабаков. (По информации источников ZN.UA, один из этих удачных джентльменов на вышеупомянутом суде дал показания в пользу Виктора Пинчука.)

Со временем Виктор Пинчук продал "словакам" еще 5%. В итоге у Коломойского остался 50-процентный пакет, а два блокирующих — у Пинчука и "словаков".

Сделки по акциям продолжались до октября 2010-го, когда прошел последний платеж за 8,18% акций, которым "словаки" завершили выплаты в рассрочку Пинчуку. Кстати, судя по платежу, холдинг оценили недорого… в 1,1 млрд долл.

Однако ясность с долями в собственности не принесла такой же ясности при распределении реальных доходов. Многие годы Виктор Пинчук не получал причитающиеся ему деньги, в связи с чем и принял решение обратиться в Лондонский арбитражный суд.

Параллельно между Игорем Коломойским и Виктором Пинчуком разворачивалась борьба за Криворожский железорудный комбинат. Разве что в качестве третьей стороны привлекли не лужниковских, а Рината Ахметова. И договаривались о сделке не в женевском кафе, а в ялтинском ресторане. Но это отдельная, хотя и связанная, история. Распутать ее Виктор Пинчук призвал владельцев группы "Приват" в Лондонском суде. Этот самый второй суд, в котором для Пинчука на карту поставлено все, а для Коломойского и Боголюбова — очень многое, должен начаться в январе 2016 г. Вполне возможно, что мировое соглашение по выплате дивидендов в первом суде может стать предтечей выхода на некие договоренности во втором, куда более серьезном и со не столь предсказуемым исходом, как у первого суда.

Мы ничего не забыли? Ах да, осталась мелочь: как уже упоминалось, доходы у нас (в Украине, а не в офшорах) облагаются налогами и только после этого называются дивидендами.

По данным ZN.UA, глава Государственной фискальной службы Роман Насиров сильно заинтересовался наличием связанных лиц среди владельцев ферросплавного холдинга и офшоров, с немалой для себя прибылью торговавших "убыточной" продукцией того же холдинга. Заинтересовался не сам по себе, а токмо волею пославшего его президента. Зачем пославшего? Об этом пару слов.

Добровольным принесением в жертву Савика Шустера Игорь Коломойский приобрел входной билет на переговоры с Петром Порошенко, противостояние с которым грозило перерасти в полномасштабную войну. Правда, билет Коломойский приобрел не для себя, а для своего более уравновешенного партнера Игоря Боголюбова, который 19 сентября прилетел в Украину и 20-го встретился одновременно с Петром Порошенко, Арсением Яценюком, Борисом Ложкиным, Арсеном Аваковым и Александром Турчиновым. Одним словом, со всеми теми, с кем в начале мая было заключено соглашение о ненападении, которое было нарушено остроумными популяризаторами идеи "Але, гараж! Идем кофе пить!".

Очередная "салфеточная" встреча 20 сентября, на которой заключались договоренности политического и экономического характера, не решила всех вопросов, но ввела обострившиеся отношения между Коломойским и Порошенко в состояние "ни мира, ни войны". Но на всякий случай стороны продолжают вооружаться. Интерес Насирова к законности происхождения "дивидендов" ферросплавного холдинга — лишь подготовка одного из снарядов. Любопытно будет посмотреть, чем это закончится. Или снова мировой?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Loading...
Реклама
Курс валют
USD 25.92
EUR 29.13
Последние новости