Львиную долю кредитов в Приватбанке выдано структурам "Привата" в Днепропетровской области и на Кипре

4 апреля 2015 в 12:16

Слишком широкая распространенность подобной практики в украинской бизнес-среде – одна из главных причин банкротств большинства банков с украинским капиталом.

Игорь Коломойский
Есть основания полагать, что Коломойский использует ПБ как "пылесос"
Сегодня

Если какой-то банк в Украине и может претендовать на статус "слишком большого, чтобы обанкротиться" (от англ. to big to fail), то это, прежде всего, принадлежащий Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову Приватбанк. И именно такие по относительным масштабам монстры, как научил ведущие центробанки мира опыт последнего финансового кризиса, представляют одну из ключевых и даже чрезвычайных угроз стабильности национальных финансовых систем.

Об этом в статье для ZN.UA пишут Юрий Сколотяный и Василий Пасочник.  

Как говорится в материале, в отечественных реалиях эта угроза мультиплицируется активными инсайдерскими и схемными операциями, которые, несмотря на декларируемое в отчетности банка формальное соблюдение приличий, достаточно четко прослеживаются по косвенным признакам. Замешанная подобным образом гремучая смесь может иметь очень даже немедленное действие.

Авторы отмечают, что не будет преувеличением сделать вывод, что жизнеспособность и платежеспособность "Привата" — вопрос национальной безопасности Украины.

По данным финансовой отчетности Приватбанка, по состоянию на 1 января 2014 г. из 105,5 млрд общего гривневого корпоративного портфеля учреждения 102,6 млрд (97,5%!) были выданы в Днепропетровской области.

В валютной части портфеля ситуация на тот момент сложилась несколько иная: из общей суммы в 3,797 млрд долл. 1,213 млрд приходилось на Кипр и "только" 2,550 млрд — на Днепропетровскую область. Все равно получается, что остальным регионам отводилось менее 1% валютного корпорейта "Привата"!

По данным ZN.UA, за прошедшие с тех пор 15 месяцев ситуация принципиально не поменялась.

"Логичный вопрос без ответа: как же так получается, что, несмотря на более чем значимое присутствие филиалов и отделений банка во всех регионах страны, его кредитный портфель завязан практически на одной только области? И разве кто-то вспомнит о масштабных многомиллиардных инвестиционных проектах в регионе? Ведь до начала последнего цикла штормов на валютном рынке вышеупомянутые суммы выглядели очень даже внушительно даже в долларовом эквиваленте.

Так что официальные декларации Приватбанка в отчетности, что он, мол, выдерживает все "инсайдерские" нормативы НБУ, у участников рынка вызывают разве что иронические улыбки", - говорится в статье.

Структура приватовского бизнеса одновременно и традиционна, и уникальна для украинских реалий. С одной стороны, она построена по классическому принципу, используемому доморощенными украинскими бизнесменами, как минимум частично являясь так называемым пылесосом для привлечения ресурсов в бизнесы собственников. С другой — банк уже давно вырос из штанишек сугубо кэптивной структуры, став не только крупнейшим, но и одним из наиболее инновационных учреждений в стране.

По официальной информации банка, на начало 2015 г. его крупнейшими акционерами являлись Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов (владеют по 45,08 прямо и опосредованно, еще 9,81% принадлежат 42 более мелким акционерам)

"Любому мало-мальски интересующемуся реалиями и раскладами украинской экономки хорошо знакомо понятие "группа "Приват", собственниками которой также называют Коломойского и Ко. Не секрет и то, что центральным и ключевым элементом этой финансово-промышленной группы считается именно Приватбанк, ведь даже их названия созвучны. Однако проблема заключается в том, что хотя понятие "группа "Приват" уже давно и устойчиво используется в отечественном финансово-экономическом обиходе, формально такое образование не существует. А его консолидированная отчетность не ведется и нигде не публикуется, существуя разве что в теневой бухгалтерии собственников", - говорится в статье.

Читайте также: "Привет" "Привату"

И если остальные олигархи и "просто крупные бизнесмены" уже консолидировали свои активы, поместив их под крыло в основном офшорных управляющих компаний (System Capital Management Ахметова и Smart-Holding Новинского (вместе "Метинвест Холдинг"), EastOne Пинчука, Group DF Фирташа, "Укрпроминвест" Порошенко, Ferrexpo Жеваго, Ukrlandfarming Бахматюка, "Мироновсий хлебопродукт" Косюка, "Донецксталь" Нусенкиса и т.п.), то с "Приватом" все намного сложнее.

К числу прямо или опосредовано связанных с группой "Приват" и собственниками банка структур, кроме вроде как государственной "Укрнафты" и когда-то татарской "Укртатнафты", относят ООО "Приват-Агроцентр", Орджоникидзевский ГОК, Марганецкий ГОК, АК "МАУ" и "Днеправиа", Запорожский ферросплавный завод, НПК "Галичина", Стахановский ферросплавный завод, "Днепразот", Никопольский завод ферросплавов, заправочные сети "Авиас", "Укрнафта", "Мавекс", ANT, Sentosa Oil и др.

Как утверждают авторы, именно эти предприятия являются получателями львиной доли кредитов финучреждения. Но доказать эту связь, как и инсайдерский характер сделок, исходя из ныне действующих формальных критериев, проблематично (особенно если чиновникам и праоохранителям делать это не очень хочется). Так, упоминая о связях с инсайдерами, сотрудники банковского надзора НБУ в отчетах о проверках, с копиями которых удалось ознакомиться ZN.UA, констатируют, что "большинство заемщиков банка прямо или опосредованно принадлежат к финансово-промышленной группе "Приват" и акционерам банка", однако ссылаются при этом на… "данные сети Интернет".

В официально обнародованном на сайте банка списке его аффилированных компаний числятся 
26 позиций. Но на самом деле перечень инсайдеров банка должен быть намного длиннее.

Таким образом отстроен весь бизнес группы — формально связей между структурами вроде бы и нет, но на самом деле они очень даже имеются. "Получается что-то наподобие гигантского спрута, "щупальца" которого, в том числе через огромное количество ООО и офшорных LTD, проникают в интересные для приватовских акционеров бизнес-сферы. Многие из этой армии юридических лиц активной бизнес-деятельности не ведут, зато активнейшим образом используются во всевозможных оптимизационных схемах. Во всех этих хитросплетениях банк является ключевым и системообразующим элементом бизнеса Коломойского и его партнеров", - говорится в статье.

Авторы напоминают, что тяжеловесы украинского бизнеса тоже в свое время обзавелись собственными банками (просто не столь преуспели на этом поприще). Ахметов — ПУМБ (ранее Донгорбанк, который затем был объединен с ПУМБ), Новинский — "Форум", Пинчук — "Кредит Днепр" (в 2007-м он выгодно продал итальянцам Укрсоцбанк), Фирташ — "Банк Надра", Жеваго — "Финансы и Кредит", Бахматюк — "Финансовая инициатива" и затем VAB, Нусенкис — Кредитпромбанк (продан в 2013-м Лагуну). Ну и, наконец, президент Порошенко, который так до сих пор и не продал принадлежащий ему Международный инвестиционный банк  (ранее он владел банком "Мрия", проданным в 2006-м российскому ВТБ).

"Как известно, многие из вышеназванных банков сейчас являются проблемными и уже даже перешли в ведение Фонда гарантирования вкладов. Эти структуры активно использовались в качестве ресурсных кубышек для финансирования бизнесов своих собственников. Такие сделки на языке финансистов называются инсайдерскими, или еще операциями со связанными лицами. Напомним, что именно такие операции, как показывает печальный опыт практически всех банков-банкротов, традиционно становились причиной возникновения их финансовых проблем. В уже признанных неплатежеспособными банках вскрываются массовые злоупотребления — свыше 70% кредитов были выданы именно связанным лицам. И это основная причина их банкротства. Слишком многие учреждения с украинским капиталом работают в качестве "пылесосов", собирая под зачастую нереально высокие проценты вклады населения для кредитования связанных с собственниками бизнесов. Естественно, потом возврат этих кредитов, как правило, становится делом чрезвычайно затруднительным. А как следствие, и депозитов польстившимся вкладчикам", - говорится в статье.

В теневой украинской действительности ограничения инсайдерских операций при большом желании и "хороших" возможностях всегда можно обойти.

"Однако у всей этой "малины" есть и один очень серьезный изъян: вклады населения — все-таки слишком ненадежный ресурс, способный быстро растворяться при панике вкладчиков, которая может быть спровоцирована фактически чем угодно. К тому же отток депозитов очень часто совпадает по времени с периодами, когда и у основных бизнесов собственников возникают проблемы с рентабельностью и ликвидностью. Такая вот пороховая бочка.

И если такие процессы становятся слишком масштабными и продолжительными, то "бочка" взрывается и наступает банкротство. Но как вы думаете, чье? Ну, конечно же, не самих бизнесменов, а принадлежащих или контролируемых ими банков. К удовольствию этих персон, проблемы можно безнаказанно переложить на государство и вкладчиков. Это и есть главный скелет в шкафах и сейфах отечественных банков и основная первопричина абсолютного большинства их нынешних банкротств. На самом деле ФПГ не должны иметь собственных банков в принципе, и компромиссам в виде каких-то инсайдерских нормативов не может быть места. Кэптивные банки (те самые "пылесосы") должны быть категорически запрещены — и это единственное надежное решение возникающего в этих структурах прямого конфликта интересов", - пишут авторы материала.

"Но и в этом раскладе у собственников группы "Приват" есть серьезные козыри. Ведь если большинству из крупнейших бизнесменов нынче приходится выступать в роли просителей (Гонтарева подчиняется только непосредственно президенту), то у собственников группы "Приват", учитывая эффект масштаба их банковского бизнеса, есть и очень сильные аргументы, чтобы диктовать условия. Так что государству, выдавая рефинансирование и стабкредиты Приватбанку, приходится как минимум частично финансировать и бизнесы его собственников. При этом чиновники зачастую понятия не имеют, куда на самом деле эти деньги потом деваются. Упоминание о кураторе банка способно насмешить (а точнее, заставить взгрустнуть), если вспомнить масштабы приватовского бизнеса: полтора десятка миллионов вкладчиков и треть миллиона корпоративных клиентов означают миллионы ежедневных трансакций и проводок, отслеживать которые не по силам даже самому гениальному индивидууму.

Куда уж тут, если даже в намного более примитивном  регулятор не замечает значительно более очевидных и масштабных (в относительных величинах) нарушений его нормативов", - говорится в статье.

Подробнее читайте в статье Юрия Сколотяного и Василия Пасочника Мина замедленного действия, или От чего и как надо защитить вкладчиков Приватбанка в свежем номере еженедельника "Зеркало недели. Украина".

 

По материалам: ZN.UA
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Loading...
Реклама
Курс валют
USD 25.44
EUR 28.72
Последние новости