Выход из абсурда: синтез как новая технология мышления "Время блондинок"

10 апреля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 10 апреля-17 апреля

Исторические факты, к которым мы апеллируем, всегда являются интегральным результатом действия многих факторов. В факт всегда вкладывается уникальная сумма версий, которая определяется специфическими условиями и обстоятельствами проявления.

 

 

"Британские ученые доказали, что утверждения, начинающиеся со слов "Британские ученые доказали...", никогда не доказывались британскими учеными"

"Новое — это хорошо забытое старое". Это правило работает не только потому, что его "доказали британские ученые".*

Исторические факты, к которым мы апеллируем, всегда являются интегральным результатом действия многих факторов. В факт всегда вкладывается уникальная сумма версий, которая определяется специфическими условиями и обстоятельствами проявления.

Когда в нашем "сегодня" мы анализируем события, то, безусловно, наталкиваемся и на версии из прошлого. Они тогда не проявились четко в сумме факта лишь потому, что условия и обстоятельства нашей действительности отличаются от таких же условий и обстоятельств прошлого.

Нынешняя технология мышления основывается на апелляции к прошлому. Прошлое переосмысливается в опыт, опыт представляет основу наших представлений о будущем.

Недостатком такого подхода является то, что анализ фактов прошлого воспринимается как доказательство. И именно он формировал опыт. Анализ как технология мышления препарировал факты. При этом упускалось принципиальное обстоятельство. То, что мы считаем достоверным фактом и единственно правильной версией развития общества, на самом деле является лишь результатом эволюционного отбора из бесчисленного количества версий, всегда стохастически генерирующихся в сообществах.

Исторические события наше мышление обычно рассматривает на длительных горизонтах времени. Мы переосмысливаем уже результаты эволюционного закона проб и ошибок. Но выводы делаем так, будто эти факты являются не результатом суммы бесчисленного количества факторов, а следствием обнаруженных нами закономерностей.

Так было до сих пор.

Современная цивилизация — это цивилизация сумасшедшего темпа. Объем научных знаний удваивается не на протяжении нескольких поколений, как было раньше, а в течение одного года. Стохастический характер генерирования версий развития продолжает действовать, но метод проб и ошибок сохранил свою инерционность.

Мы живем во время, когда персональный компьютер перестает быть персональным; понятие суверенитета личности размывается, растворяется в Сети и теряется. Время человека узурпируется обслуживанием им разных гаджетов, а его частная жизнь превращается в приобретение "опций приватности" за деньги, эмиссию которых осуществляет неизвестно кто.

Все это ведет к утрате индивидуальности. Как следствие, исчезает личная ответственность человека. Она передоверяется ответственности коллективной. В этих условиях случается, что вещи, которые индивидуальной ответственности казались бы недопустимыми, коллективная ответственность одобряет, а поступки, которые человек считал бы аморальными, в коллективных нормах культивируются как геройство. Таким образом, человек теряет собственную меру бытия, а вместо нее приобретает ситуативные темники. 

Фактически в современных условиях, формируя опыт для дальнейшего планирования, мы не имеем никаких оснований утверждать, что взятая нами за основу анализа версия поведения продуктивна в смысле дальнейшей жизни сообщества, общества, цивилизации. Научные критерии в этом понимании всегда слабее эволюционных механизмов, потому что наука — это доктрина момента, а эволюция — критерий истины, корпоративное выживание видов.

Не анализ прошлого, а синтез настоящего должен стать новой технологией мышления. Образно говоря, в анализе мы учитываем лишь общественные процессы (это очень оптимистично), а в синтезе нас будет интересовать и то, как будет чувствовать себя и Большой барьерный риф etc.

В условиях информационного шквала, преисполненного всевозможных интерпретаций, иногда и безответственных, прошлое как основа опыта для принятия решений теряет свою продуктивность. Мы просто перестаем понимать, где правда, где выдумка, где сознательная манипуляция.

Современный темп жизни наше прошлое впрессовывает в наше настоящее. При этом теряется механизм эволюционного отбора версий поведения, потому что у него более длительные горизонты времени действия: его результаты оказываются всегда "в будущем".

Оставаясь в доктринах анализа как мышления, мы рискуем допустить ошибки, среди которых будут роковые, поскольку мы же и обеспечим сохранение их во времени, а эволюционные механизмы сработают уже по факту определенного нами, а не эволюцией будущего. И не исключено, что, как следствие, мы получим острый конфликт между человеком и Ноосферой.

В современном мире понятие достоверного, в традиционном для нас смысле, становится довольно условным. Достоверное уже не может быть доводом для формирования опыта и планирования будущего.

Можно привести несколько безобидных примеров. Есть огромное количество цитат ученых, которые начинаются с "Эйнштейн говорил…", или политиков — "Черчилль отмечал…", философов — "Шопенгауэр утверждал…", писателей — "Кафка предупреждал…", тогда как на самом деле они ничего такого не говорили. Уже через несколько лет вряд ли можно будет создать какое-то похожее хотя бы на нынешнее представление об этих авторах. Но мы еще прочитаем высказывание Конфуция о тарифах на услуги ЖКХ. Апелляция к авторитетам становится обоснованием довольно сомнительных выводов. А чего стоит "реконструкция" истории под болезненные массовые психозы, которые эта же "реконструкция" и провоцирует? Если манипуляции не прекратятся, то нас ждет глобальная дегенерация исторического опыта, который сделает нас беспомощными перед вызовами будущего.

То же касается и различных теорий, которые иначе как остроумными фантазиями назвать нельзя. Анекдоты о "британских ученых", которые все доказали, могут быть продуктивной мировоззренческой моделью для огромной аудитории. Раньше это были законы Паркинсона, Мерфи. При этом они будут сохранять свою устойчивость в виде наукообразных предрассудков, тогда как научные знания будут постоянно дополняться, опровергаться и меняться. Мы уже не говорим о соблазнах грубой манипуляции с действительностью, трагические последствия которой переживает Украина. 

Все вместе это разрушает привычную для нынешней технологии мышления процедуру принятия решения. Мы просто перестаем понимать, что такое факт. Он, в свою очередь, перестает быть доказательством. Таким образом разрушается цепь нашего переосмысления прошлого в опыт и планы.

В таких трансформациях технологии мышления чрезвычайно важным становится изменение апелляций. Если раньше мы апеллировали к историческому факту, то теперь мы будем вынуждены искать новые критерии достоверности. Ими должны стать положительные мотивации — Вера.

Совокупность различных мотиваций составляет смысл любой веры. Но только те мотивации, которые прошли через эволюционный сепаратор проб и ошибок и обеспечили устойчивое выживание сообщества, мы будем определять как положительные. Именно они и лягут в основу понятия Вера с прописной буквы.

Искусство синтеза как новую технологию мышления следует понимать так. Среди всевозможных версий поведения мы будем выбирать не те, которые координируются к историческим фактам прошлого и их всегда конъюнктурного анализа, а те, которые координируются к положительным мотивациям, позволившим в этом прошлом выжить. Вера должна стать основой синтеза разных версий поведения сообщества в солидарные действия последующего прогресса.

Насущная потребность таких изменений подтверждается различными спонтанными порядками, возникающими в информационном пространстве, например, анекдоты о "британских ученых, которые доказали, что…" Это своеобразное сопротивление доктринам, которые уже не выполняют своих мировоззренческих задач, пользуясь формализмом старой технологии мышления.

Опираясь на тему анекдотов о "британских ученых", мы можем утверждать, что: "Британские ученые доказали все. Только британские ученые не имеют к этому никакого отношения". Эта шутка является примером того, как информационное пространство, разложенное анализом на факты, теряет свою ответственность, продуктивность и доказательность. А массовость Сети мгновенно доводит до абсурда и реальные факты.

Мы стали свидетелями, как в нашей истории появились новые семантические спонтанные порядки "жидобандеровец", "укроп", "циничный бандеровец". Они возникли как результат синтеза и, появившись как семантический мем, сразу превратились в мем когнитивный, а затем приобрели новую смысловую устойчивость. Это — противовес и сопротивление анализу как технологии мышления. Технологии, которая не справилась с грубыми манипуляциями информационного пространства. И, собственно, эти манипуляции и были порождением анализа как технологии мышления.

Если же мы будем строить свои версии на основе альтруистических мотиваций заботы, опеки, взаимопомощи, категорических предостережений внутренней совести против лукавства и лжи и т.п., то "информационный кавардак", который сегодня переживает цивилизация, утратит свое деструктивное действие. Потому что важным становится не то, что доказали или чего не доказали "британские ученые", и британские они или нет, а то, что мы при этом улыбаемся.

Анализ (мужское начало) как технология мышления и его логика порождают соблазны конструировать действительность. Отсутствие моральных предостережений (Веры) могут сделать такие конструкции опасными, а их дальнейшая реализация быть угрозой жизни человека, общества, цивилизации. Анализ может превратить жизнь в конструирование абсурда, частичные примеры чего мы наблюдаем.

В то же время синтез (женское начало) всегда будет не конструкцией — выдумкой действительности, а ее органическим продолжением. Такое продолжение становится благожелательным к людям, если в основе синтетического отбора всевозможных версий развития будет лежать Вера.

Анализ как технология мышления ищет факты, когда и почему нам было хорошо в прошлом, а синтез уже обеспечивает радость и прогресс в настоящем. Таким образом, главным становится не то "Что было?", а то "Как мы будем?"

Когда мы наблюдаем многочисленные сюжеты "о блондинках", то, наверное, нужно не смеяться над "логикой" героинь, а задуматься о тотально навязанной логике нашего поведения, превращающего жизнь в фантасмагорию исполнения регламентов и норм чужой воли, которые нужно выполнять лишь в определенной последовательности, и только так, а не иначе. Поведение "блондинки" всегда органично. А можно ли то же самое сказать о нас — роботах чужой целесообразности, выдуманной из головы, которая может оказаться, к тому же, не в своем уме?

Так не приходит ли "Время блондинок"?

* "Британские ученые доказали…" — традиционное начало серии псевдонаучных анекдотов, получивших широкое распространение в Сети.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
  • Simplex Simplex 11 квітня, 20:12 Отсутствие способности суждения есть, собственно, то, что называют глупостью, и против этого недостатка нет лекарства. Кант И. Критика чистого разума. М., 1994, с. 121. Глупость - это то, что думается само собой, а ум - это то, что думается специально и с усилием и предполагает машину рождения, а машина рождения должна быть построена. Мамардашвили М.К. История философии. Потому метафора блондинки не может считаться удачной. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно