Улыбки детей — лучшая мотивация

12 августа, 2016, 23:01 Распечатать Выпуск №28, 13 августа-19 августа

С 1 сентября в Украине стартует эксперимент "Школьный офицер полиции". Соответствующий меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки и Национальной полицией подписан еще в феврале.

 У школ будут свои офицеры полиции

С 1 сентября в Украине стартует эксперимент "Школьный офицер полиции". Соответствующий меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки и Национальной полицией подписан еще в феврале. 

Пока что школьные полицейские появятся лишь в четырех городах — Киеве, Одессе, Львове и Ивано-Франковске. Если все пройдет успешно, то с 2017 г. институт школьных офицеров полиции будет внедрен во всех городах, где работает патрульная полиция. 

Кроме государственных структур, эксперимент поддерживает проект "Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних в Украине", который реализуется при финансовой поддержке правительства Канады. И это не удивительно, ведь за образец работы школьных полицейских взят опыт канадских коллег.

Чем станет новая идея — галочкой в отчетах или действительно полезным нововведением? "Я пока что не знаю, чего  ожидать, — прокомментировала нововведение знакомая директор школы. — Мы уже это видели — приходят к школе, скажем, пожарники, просят расписаться в справке, что они были, и уходят. Главное — отчитаться. Хочется реальных дел".

 Что конкретно будет делать офицер полиции в школе? Об этом мы разговаривали с в.и.о. начальника отдела связей с общественностью Национальной полиции Екатериной Белугиной (Е.Б.) и заместителем директора проекта "Реформирование системы уголовной юстиции относительно несовершеннолетних в Украине" Екатериной Новодомашней (Е.Н.).

— В советские времена были детские комнаты милиции. Ваша модель "Школьный офицер полиции" — это апгрейд таких служб? 

Е.Н. — Нет, это не детские комнаты милиции. Это первичная профилактика правонарушений, работа с детьми в школах, где они пребывают большую часть своего времени. Школьный офицер полиции должен стать, прежде всего, ресурсом для школы, проводить беседы, интерактивные занятия с детьми, формировать с ними безопасную модель поведения. То есть давать такие знания и информацию, быть таким образцом для наследования, чтобы дети не нарушали закон. 

На сегодняшний день в Украине нет отдельного закона, который регулировал бы осуществление правосудия относительно несовершеннолетних. Нет и отдельной системы ювенальной юстиции. Однако есть службы и структуры, работающие параллельно и с детьми, и со взрослыми. У национальной полиции, согласно Закону "О национальной полиции", также есть полномочия по работе с детьми — проведение профилактической работы. А это очень важно. Когда мы только начинали свой проект, то проводили опрос детей в колониях —  чтобы понять, почему они туда попадают и почему совершают преступления. 

Мы опросили 100 подростков. 40%  из них до того, как попасть в колонию, уже состояли на учете в уголовно-исполнительной инспекции. Качественной профилактической работы с ними не проводили, как следствие — они совершили повторное правонарушение и снова оказались в колонии.

Е.Б. —Когда год назад мы вышли на патрулирование, к нам поступало очень много запросов из школ — от директоров, учителей, родителей. Нас просили даже дети на улицах: "Придите к нам в школу, хотим с вами познакомиться". Мы отвечали на эти запросы, отправляли полицейских в учебные заведения. На 1 сентября они посетили многие школы Киева на праздничной линейке. С того времени и началось наше сотрудничество со школами. Мы поняли, что это должна быть не просто робота по принципу "пришел запрос — мы приехали". Ведь охватить все школы мы не можем. Есть школы в проблемных районах, которые особенно нуждаются в сотрудничестве с нами. Но они могут к нам не обращаться, а мы можем не знать, что там есть проблемы. Поэтому мы решили сделать системный проект, нацеленный на сотрудничество со всеми школами города.  

— Как именно будут проходить занятия детей со школьным офицером полиции?

Е.Н. —  Все занятия полицейских с детьми интерактивные. Национальная полиция инициировала создание пособия "Школа и полиция", куда вошли и наработки нашего проекта, и ресурсы UNICEF, Ла Страда, ОБСЕ. Пособие состоит из двух частей — методических рекомендаций для школьного офицера полиции с подробными конспектами занятий и собственно учебника. Он утвержден Минобразования. 

Кроме занятий, школьные полицейские могут проводить и другие внеклассные мероприятия. Какие именно, они определят с администрацией школы. Возможно, это не только занятия, но и индивидуальные беседы, консультации. Школа может обратиться к закрепленному за ней офицеру, если произошел какой-то конфликт между детьми (не нарушение закона, без тяжких телесных повреждений). Мы учим школьных полицейских бесконфликтному общению. Офицер может приехать и провести беседу в присутствии психолога или учителя, может прийти и на родительское собрание, если школа видит в этом необходимость, рассказать о негативных тенденциях в обществе среди подростков, о ситуации в районе, который патрулирует. А это будет тот район, где расположена школа. 

— Родители могут обратиться к школьному полицейскому? Например, если ребенка побили в школе или, по их мнению, систематически унижают?

Е.Б. — На первом этаже в школах будут стенды патрульного полицейского. На них — фото, контакты (почта, номер телефона) куратора школьных полицейских. Родители могут обращаться по любым вопросам — и если хотят получить консультацию, и если возникла конфликтная ситуация. Если вам кажется, что ваш ребенок попал в плохую компанию, вы можете поговорить со школьным офицером, а он — даже приехать в какой-то вечер на площадку возле дома, посмотреть, в какой компании подросток проводит время.

— Сына моих знакомых побил одноклассник. У ребенка даже были проблемы со здоровьем. Школа проводила расследование. Трудно было разобраться. Ведь все это были люди, так или иначе втянутые в конфликт, — родители ребят, классный руководитель, администрация, которые заинтересованы в том, чтобы замять дело. Школьный офицер может стать в таких случаях третейским судьей?

Е.Н. — Офицер может предоставить консультацию пострадавшей стороне — как родители могут действовать, к кому обратиться. Мы учили полицейских проводить "возобновительный круг", когда вместе садятся участники конфликта, педагог и, возможно, родители. Полицейский может помочь им объясниться, наладить отношения. 

Если же совершено преступление, то полицейский сообщает об этом в ювенальную превенцию (уголовную полицию по делам детей). И уже там будут решать проблему.

Е.Б. — Расследование в таком случае — это не  обязанность школьного полицейского. Он будет подключать другие структуры.

— То есть школьный полицейский — это, скорее, поддержка. Он не решает вопросы, а просто своим авторитетом поддерживает детей?

Е.Н. — Решает вопросы, которые в его компетенции. Если над ребенком издеваются, он и его родители могут обратиться к школьному офицеру, и он проведет беседу с детьми. Возможно, вместе со школьным психологом. Психолог не имеет такого авторитета, как полицейский. Наставник для детей, друг, в какой-то мере педагог — это роль офицера школьной полиции.

— Наша модель школьного офицера полиции — это точная копия канадского опыта?

Е.Н. — Не совсем. Отличие заключается в том, что в канадской полиции есть такая должность — "школьный полицейский", и человек, который ее занимает, отвечает только за школы. А наши школьные полицейские вместе со своими коллегами выходят на патрулирование улиц. Просто им будут выделять две дневные смены в неделю. Именно это время они будут проводить в школах, за которыми закреплены. 

Е.Б. — Две дневные смены — это восемь часов в неделю. За школьным офицером полиции будут закреплены до четырех школ. Таким образом, в каждой школе полицейский сможет проводить два часа в неделю. Например, 45 минут продолжается урок, а затем остается время на общение с детьми. Офицер может дать какой-то совет, быть наставником, выслушать ребенка. Школа сама будет определять, с кем именно и в какое время он проведет воспитательную беседу. С 10 августа школьные полицейские придут в свои школы и разработают вместе с администрацией подробный график работы. В каждом городе будут назначены кураторы, которые будут контролировать их работу. 

— Как вы отбирали школьных офицеров полиции?

Е.Б. — Это было собеседование продолжительностью около 20 минут. Мы (руководство полиции) общались, задавали вопросы. Отбирая школьных офицеров полиции, отдавали преимущество тем, у кого есть педагогическое образование, опыт общения с детьми. Конечно, это должен быть коммуникабельный человек, амбициозный, инициативный. 

— Не психологи и не педагоги отбирали? 

Е.Б. — Нет. Мы готовим не педагогов или психологов, а патрульного полицейского, который придет в школу и вместе с социальным педагогом, школьным психологом сможет провести какие-то профилактические занятия. Для этого не надо быть психологом или педагогом. Достаточно тех знаний, которые мы им дадим. Когда у нас проводились тренинги для будущих школьных офицеров полиции, мы видели каждого.

— Здесь я с вами не согласна. Полицейский работает с детьми, в беседах затрагивает вопросы психологии, занимается воспитанием. Сегодня активно обсуждается идея ввести профессиональный отбор даже при поступлении в педагогический вуз. Ведь педагогическое образование — не всегда признак профессионализма.

Е.Н. — Полицейские проводят занятия по четко прописанному тематическому плану и методическим рекомендациям. Кроме того, сейчас мы говорим об экспериментальной модели. На сегодняшний день обучено 127 человек. Будем мониторить, разработаем анкетирование, будем прислушиваться к мнению школ. По меньшей мере раз в квартал будут собираться комиссии, чтобы контролировать работу полицейских. Наш  партнер — Минобразования. Критерии отбора, о которых вы спрашиваете, мониторинга качества — все это также будет разработано. Думаю, что и родители, и общество будут иметь доступ к этой информации. 

Е.Б. — Да, школьные офицеры полиции — не психологи и не педагоги. Но они практики. Мы пошли у школы потому, что нас начали туда приглашать. Звонили по телефону на "горячую линию". Несколько раз даже до смешного доходило: "Добрый день, а можно заказать школьного полицейского?". Мы ведем отчетность по всей Украине. Полиция запущена в 28 городах. За год полицейские провели более тысячи бесед в школах без какого-либо негативного отзыва или нареканий. И не было такого, чтобы нам задали вопрос, а мы не знали, что на него ответить, или ответили неправильно. Наоборот, получили очень много благодарностей. Мы приходили в одну школу, а потом цепочкой информацию о нас передавали дальше. График встреч с учениками был настолько плотный, что иногда школам приходилось ждать в очереди несколько недель. 

— Большой был конкурс на должность школьного офицера полиции?

 Е.Б. — Да, желающих оказалось много. В Ивано-Франковске — пять человек на место. Во Львове и Киеве — тоже много. Но у ребят практически нет выходных. А школьный офицер полиции — это еще одна нагрузка. Когда мы проводили набор и обучение по программе "Школа и полиция", старались их как можно больше нагрузить, чтобы посмотреть, кто на самом деле хочет этим заниматься. И честно вам скажу, что человек 10 у нас отпало. 

— Офицер, согласившийся работать в школе, будет получать доплату?

Е.Б. —Нет, это волонтерство. У нас есть группа школьных офицеров полиции, мы постоянно с ними общаемся. Возвращаясь из школ, ребята говорят: "Улыбки детей, когда они нас обнимают и просят приехать еще, — лучшая мотивация". 

Работа на патрулировании улиц нелегкая, она накладывает свой отпечаток. И когда наши офицеры выходят к детям, они набираются энергии, чувствуют, зачем нужна их работа. Понимаете, они пришли в патрульную полицию, чтобы изменить мир и страну. Мы не уверены, что страна хочет меняться, но уверены, что эти дети вырастут и будут другими. Нам приятно с ними работать, ведь это — наше будущее. 

Е.Н. — Когда наши школьные офицеры проходили обучение, приезжал канадский эксперт с большим стажем работы школьным офицером полиции Марк Хоулдсворс. Он показывал видеопримеры, как полицейский может поддержать детей в сложных ситуациях. Скажем, если патрульные выезжают на вызов по поводу насилия в семье и знают, что в доме есть ребенок, в их машине всегда есть мягкая игрушка, чтобы поддержать и успокоить.

Е.Б. — У наших патрульных  уже тоже есть игрушки в машине. И помогают им в этом школы. Например, киевская Введенская гимназия провела акцию — здесь собрали четыре огромных пакета игрушек. 

Е.Н. — В Канаде на праздники (например на Рождество) проводится  "шопинг с копнами": для детей из бедных семей государство выделяет определенную сумму, и они вместе с офицерами полиции идут по магазинам и покупают, что хотят для себя или близких. Полицейский даже помогает ребенку составить список подарков. Это пример, который можно распространить и у нас. Это то, что вдохновляло нас, когда мы разрабатывали модель "школьный офицер полиции". И, конечно, нас вдохновляют наши патрульные. Они хотят учиться, задают тысячу и один вопрос. Они мотивированы и верят в то, что у них все получится. И это  вселяет надежду. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно