Тренды в заголовках и заголовки в трендах, или Зачем ездить на годовую встречу Инициативы Фонда Клинтона

9 октября, 2015, 00:00 Распечатать

Где лучше всего почувствовать ритм современного мира? Где каждый год генерируются заголовки последней недели сентября и создаются тренды до конца года? Где нужно быть, чтобы услышать тех, кого весь мир хочет увидеть?

 

Где лучше всего почувствовать ритм современного мира? Где каждый год генерируются заголовки последней недели сентября и создаются тренды до конца года? Где нужно быть, чтобы услышать тех, кого весь мир хочет увидеть?

В эту неделю стоимость ночи в самой дешевой гостинице Нью-Йорка сопоставима с годовым доходом среднего жителя Малави. Количество машин в центре Манхеттена соревнуется с Бомбеем. Шансы встретить селебрити на улице или в ресторане практически равны шансам подхватить малярию в африканском поселении. Это неделя событий вокруг Генассамблеи ООН, ряда сателлитных встреч и уже ставшей традицией Глобальной Инициативы фонда Клинтона. 

Так происходит уже более 10 лет. С тех пор как 42-й президент Америки Билл Клинтон собрал вместе руководителей крупнейших компаний, ученых, звезд, молодых гениев, борцов со СПИДом, представителей крупнейших и самых мелких общественных организаций и фондов, жертв насилия и политических диссидентов в одном месте, чтобы обсудить основные проблемы, с которыми столкнулась планета Земля за последнее десятилетие. Результатом первой встречи стал ряд обязательств, которые крупнейшие корпорации взяли на себя перед лицом представляющих эти проблемы людей. 

Сейчас встреча Глобальной Инициативы фонда Клинтона — это интеллектуальный инкубатор решений и место, где принято говорить неудобную правду.

"Никогда не путайте заголовки с трендами" 

Президент Клинтон открывает первую сессию. "Вы откуда?" — интересуется лысоватый джентльмен слева. Отвечаю ему, он качает головой: "Мы недостаточно знаем о вашей стране". Я стараюсь поместить рассказ об Украине и событиях последних двух лет в отведенные мне этикетом секунды, он озадаченно качает головой в ответ: "А я вот живу в Сан-Диего, а работаю около Сан-Франциско". Я отвечаю что-то о прекрасном выборе места жизни и сетую на то, что так далеко до работы. Он кивает, соглашаясь: "Каждый день трачу 40 минут на своем самолете". Через мгновение он испаряется, уступив свое место монашке из Катманду. Она улыбается добрейшей из улыбок и замирает в ожидании речи Клинтона. 

Уже через 30 минут президент Украины рассказывает о ситуации в стране, российской агрессии и о том, что за год удалось создать самую сильную армию в мире. Немного нервничает, общаясь с Клинтоном на глазах у самых влиятельных, поэтому преувеличивает все: и проблемы, и достижения, и ожидания. 

Через какое-то время на сцене появляется Билл Гейтс. Обязательства Microsoft — IT-образование и Интернет в самые удаленные школы планеты. Обязательства лично Билла Гейтса — вакцина от СПИДа и ноль новых случаев малярии в Африке. Малярия — любимая тема Гейтса. На одно из мероприятий он принес с собой трехлитровую банку с комарами, и выпустил их в зале: "Я хочу, чтобы вы почувствовали себя так, как чувствует мать троих детей в Африке". В этот раз никаких спецэффектов, он увлеченно рассказывает о тонкостях и сложностях разработки вакцин и жалуется на то, что 300 млн долларов хватает всего на одно испытание. 20 лет назад, когда я была студентом в Штатах, то не смогла ответить на вопрос, кто самый богатый человек в Америке. Если бы сейчас меня спросили, на чем этот человек заработал свои миллиарды, я бы с уверенностью сказала, что его деньги пришли из фармацевтического бизнеса.

Пока я перевариваю снек, который Hershey разработала для питания детей в Гане, и выступление Билла Гейтса, на сцену выходит очаровательный профессор из Стэнфорда: "Вы знаете, я всегда говорю своим студентам, что лучшее решение, которое они могут принять в жизни — это правильно выбрать родителей". Все смеются, а я наконец замечаю, что уже которую минуту изучаю еще одну пару красивых туфель на сцене. Пока я рассматриваю туфли и их обладательницу, парень рядом разбирает ее речь на цитаты. Я знаю о СПИДе все, но не ожидала, что Шарлиз Терон знает об этом не меньше, чем я. Через пять минут после окончания выступления я не могу вспомнить, в каких туфлях она была, но, кажется, помню каждое слово из ее речи. 

На маленькой сессии, где каждый превращается в участника обсуждений, я обнаруживаю Мохаммеда Юнуса, получившего Нобелевскую премию за создание Grameen Bank и разработавшего концепцию микрокредитов. Он рисует другой мир, убеждая всех, что наши фантазии — не мечты, а именно фантазии — материальны. "Запомните: за пределами логики начинается воображение! Сначала фантасты придумывают, что полеты в космос возможны, а потом научный мир это осуществляет. У нас есть научная фантастика, нам пора изобрести мир социальной фантастики, — убежденно говорит Юнус. — В мире более 200 миллионов человек ищет работу, но это не тот мир, к которому мы должны стремиться. Мы должны заканчивать школу не с резюме, а с бизнес-планом, и тогда через 50 лет двое людей будут говорить о том, что было время, когда существовала безработица. Но ни один, ни другой не сможет понять, что это такое. Люди не работали? Почему? А что они делали?" Женщина рядом со мной скептически улыбается: "Он фантазер". Смотрю на ее бейдж — председатель правления крупнейшей компании, реалист.

Челси Клинтон модерирует дискуссию с Урсулой Бернс (CEO Xerox), годовая зарплата которой что-то около 13 млн долларов. В рейтинге Forbes самых влиятельных женщин мира 2014 года она занимает 22 место. Обе женщины и есть воплощение американской мечты: адекватный ребенок политика и успешная афроамериканская женщина на руководящей позиции компании, входящей в топ-500. "Люди перестали копировать, бууу, — иронично начинает Урсула, — но это не повод умирать, это повод меняться. Мы ушли в консалтинг, инновации, в это трудно поверить, но мы даже нанимаем для этого белых мужчин". Аудитория смеется и аплодирует от души. Тема гендерного равенства — старый новый тренд в этом году. 

Актриса из "Миллионера из трущоб" рассуждает об универсальном доступе женщин и девочек к образованию. Подруга Малалы, девочка лет 16 со шрамами от пули, которую она получила, когда ехала в школу вместе с Малалой, говорит о том, что будет ходить в школу, даже если это — вопрос жизни и смерти. Она имеет право на образование, несмотря на то, что ей не посчастливилось родиться мужчиной. "Инвестируя все ресурсы в образование девочек, мы не можем забывать об образовании мальчиков. В мире есть страны, где количество женщин, получивших образование, выше, чем мужчин. Мужчины просто не выживают с женщинами, над образованием которых вы столько трудились. В этих странах самый высокий уровень разводов".

Джессика Бил говорит о том, что женщины в Америке очень мало знают о своем репродуктивном здоровье: "Когда я приняла решение стать матерью, я представить себе не могла, что современная женщина должна совершить столько шагов, манипуляций и иметь доступ к такому количеству информации, чтобы родить ребенка". Пока она говорит, я гуглю это красивое лицо, открывая для себя факт, что отцом того самого ребенка, которого она знала, как сделать, и не знала как родить, стал сам Джастин Тимберлейк. Мужчина справа от нее говорит, что Америка отстала в этом вопросе от Африки. Их проект построен на том, чтобы женщина в самом отдаленном селе с самым базовым телефоном могла загрузить приложение, которое будет рассказывать ей о ее симптомах и на каждом этапе беременности отправлять напоминание о необходимости анализов и осмотров. Джессика смеется в ответ: "Нам нужна эта система в Америке. Очень. Мы отстали от мира…"

На сцену выходит очаровательный афроамериканец в джинсах, галстуке, цветной жилетке и пиджаке. "Я и председатель правления GAP — единственные люди во всем зале в джинсах. Он их производит, у него нет вариантов". Смотрю в программу, и понимаю, что стенд-ап комик — астрофизик и исследователь космоса Нил Деграсс Тайсон. Мы ждем специального гостя, поэтому он предлагает пока станцевать на сцене и как бы между прочим сообщает: только что закончилась пресс-конференция NASA. На Марсе есть вода! Возможно. "О, хэлло, Пеппер!" На сцену выходит робот Пеппер и ведет вполне осмысленную беседу на тему последних событий в мире. Напоследок они обнимаются, и его место занимает Ричард Бренсон. 

Как всегда немного отвлеченный, думающий о своем Бренсон выходит на сцену с одним желанием: отдохнуть от звонков и собственных мыслей. Астрофизик тормошит его вопросами о космосе, перескакивает на вопросы об океане, меняя темы с бизнес-проектов на социальные инициативы. "Ричард, неужели ты думаешь, что полеты в космос могут быть коммерчески успешными?" Бренсон пожимает плечами и возвращает вопрос в зал: сколько из вас хотели бы полететь в космос? "Мужчина в синем пиджаке, что с вами не так??? Вы и вот та леди в белом платье не хотите в космос?!! У вас клаустрофобия? Понимаешь, в свое время полеты на самолете были доступны единицам, эта была роскошь. Возможно, я не доживу до этого дня, но однажды полеты в космос и перелеты из города в город на планете Земля через космос будут доступны всем. Представь себе, расстояние между полюсами можно будет преодолеть всего за 40 минут!" Эта идея нравится всем, даже джентльмену, который устал каждое утро тратить 40 минут на дорогу до работы. Это уже четвертая встреча с Бренсоном в моей жизни, и впервые он интереснее своих книг. Ну ладно, может быть так же интересен, как его книги.

Тренды важнее заголовков

В Америке, одной из самых развитых стран мира, остро стоит проблема бедности. Бедность порождает высокий уровень инфекций, передающихся половым путем. Об этом я слушаю на секции, где обсуждают, как правильно говорить с молодежью о сексе. Мне на такую секцию просто физически необходимо. Говорить о сексе регулярно — часть моей работы, а я уже три дня вместо секса обсуждаю полеты в космос, образование девочек и важность квот на количество женщин в управляющих органах топ-500 компаний мира. Мне надо о сексе, и здесь есть такая секция. Слушая выступление директора UNFPA, мне кажется, что она проходит кастинг на роль директора крупной ООНовской структуры в голливудском фильме, но на самом деле она просто выступает. Ее речь похожа на миниатюру драматической актрисы, и я бы отправила к ней на практику пару местных звезд. Ее размышления на тему СПИДа вдохновляют, озадачивают, огорчают, толкают к действию. После нее харизматичный пастор протестантской церкви рассказывает о том, как они говорят о сексе и СПИДе в их церкви. Он читает свои тезисы с айпеда, он говорит, что Господь — это ОН, а может быть и ОНА, и что настало время говорить о важных вещах там, где вам доверяют, а не в специально отведенных местах.

На следующем пленарном заседании девочка из Афганистана презентует свой проект по центру кодирования для женщин. В Афганистане женщина не может работать далеко от дома, поэтому она создала возможность дистанционной работы для сотен афганских женщин, обучив их компьютерной грамотности. Теперь сотрудницы их центра пишут коды и программы для Китая и Индии, и, возможно, однажды они даже смогут убедить афганских мужчин заплатить за такую работу афганским женщинам. Модератор трясет головой в знак солидарности со всеми афганскими женщинами: "Как вам все это удается, у вас же война?" Да, действительно, как? — повторяю мысленно его вопрос. Девочка поправляет платок на голове и снисходительно улыбается модератору: "Афганистан — большая страна, и война идет уже много лет в одной из ее частей. Это не повод остановиться в развитии или ничего не делать потому, что часть страны воюет. Давайте мы лучше поговорим о том, что нам удалось сделать в стране за те годы, пока шла война. Я помню, как ребенком мы покинули наш город. Вернувшись туда через пять лет, мы нашли его в руинах. Сегодня, спустя много лет, этот город вернулся к жизни. Мы не можем концентрироваться на войне, мы должны сосредоточиться на развитии". Половина аплодирующих в зале делает это вполне осмысленно, и я — одна из них.

Спустя пару часов я наконец выхожу на свежий воздух. Мимо бегут китайские туристы, и я попадаю в их диджитал-воспоминания; арабская девочка по Скайпу показывает своей подруге Нью-Йорк, и я машу в камеру рукой; полицейский фотографируется с японской парой, и я почти акробатически выпрыгиваю из кадра; американская бабушка водит пальцем по карте, и я останавливаюсь, чтобы ей помочь. Я думаю о том, что иногда просто необходимо выехать за пределы своей страны, чтобы все это услышать и сделать, чтобы открыть в самолете международные газеты; рассказать соседям о том, что ты — из Украины, и где это на карте, и чем мы примечательны, и почему нас показывают во всех новостях; чтобы поговорить с женщиной, которая подверглась насилию со стороны военных где-то в Сомали; чтобы услышать о военных действиях в Сирии; чтобы еще раз осмыслить последствия гражданской войны в Югославии, и чтобы наконец понять, что мир тебе ничего не должен, и что сила нации — в ее людях. 

Время на новых часах дает сигнал, что пора возвращаться домой, чтобы создавать тренды, которые однажды станут заголовками в мировой прессе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно