"Садок вишневий коло хати"? Архаика и будущее

24 апреля, 2015, 00:00 Распечатать

Рассмотрим эволюцию Украины как эволюцию ее домохозяйства. Метафорический образ такого домохозяйства определим по классику — "садок вишневий коло хати". Чтобы представить себе образ будущей Украины, необходимо сформировать образ будущей цивилизации. Домохозяйство будем рассматривать через призму таких факторов его существования: продукты, товары, запасы, услуги, деньги, время.

 

"Коли людина зрозуміє, що її втіха — це не накладні вії для кота, 

а сам кіт, то світ зміниться тієї ж миті."

Так говорил вуйко Дезьо 

 

Рассмотрим эволюцию Украины как эволюцию ее домохозяйства. Метафорический образ такого домохозяйства определим по классику — "садок вишневий коло хати". Чтобы представить себе образ будущей Украины, необходимо сформировать образ будущей цивилизации. Домохозяйство будем рассматривать через призму таких факторов его существования: продукты, товары, запасы, услуги, деньги, время.

Характерным для первоначального домохозяйства было самообеспечение — состояние 1.0. Все товары и запасы создавались в нем непосредственно. Это гарантировало его устойчивость. Именно потому домохозяйство как спонтанный порядок сохранилось во времени.

Для обеспечения своего устойчивого существования и развития такое домохозяйство вступало в операции обмена с другими, когда нужно было приобрести специфические товары и услуги. С этой целью использовались деньги. Они и возникли как универсальная мера обмена, когда обычный бартер стал сдерживающим обстоятельством развития домохозяйств. Как отмечал Адам Смит, деньги не означают ничего, но они важны. Это замечание касается любой меры. Скажем, время — это тоже мера, которая не является сущностью, но его значение для координации солидарных действий общества трудно переоценить.

Политика во времена первоначального домохозяйства была сосредоточена вокруг становления системы прав относительно товаров, запасов, транзакций обмена и вокруг содержания происходившего в обществе диалога. Диалог — это принципиальный фактор существования общества. Хотя бы потому, что та же денежная система держится на ее легитимации, признании, а они являются сущностью диалога. Если диалог ведется вокруг положительных мотиваций, доверие в обществе возрастает, а деньги — это своеобразный аккумулятор доверия. Пока они являются носителем доверия, согласия относительно их использования, до тех пор условия транзакции выполняются всеми сторонами без дополнительных затрат. Но как только в обществе вместо диалога воцаряется раздор, вся система обмена сворачивается только к личным взаимоотношениям, где доверие еще сохраняется.

Можем утверждать, что первоначальное домохозяйство находилось в следующей конфигурации: в нем хранились товары и запасы, в нем же скапливались деньги, за которые осуществлялся внешний обмен.

Выделим еще одно обстоятельство — работа за деньги. Она существует, но за пределами домохозяйства. Домохозяйство может использовать ее как наемную сезонную работу, но само не практикует. В самом домохозяйстве работа является не чем иным, как самоэксплуатацией с целью обеспечения критическими продуктами, товарами и запасами.

Домохозяйство 1.0 свой суверенитет осуществляет самостоятельно, с учетом общественных стереотипов. Его зависимость от денежной системы не является определяющей. Домохозяйство использует деньги как технологическое удобство и обращается к денежной системе ситуативно. Общественный договор отражает это обстоятельство.

Время домохозяйства 1.0 синхронизируется, формируется и наполняется содержанием согласно религиозным установкам, связанным с периодами обращения Солнца и Луны.

"Садок вишневий коло хати" в такой конструкции присутствует.

Историческая эволюция общественного отношения привела домохозяйство в следующее состояние — 2.0.

В нашем формализме это состояние характеризуется тем, что теперь продукты, товары и запасы, за исключением критических, насущных, хранятся за пределами домохозяйства, условно — в магазинах и на складах. У домохозяйства в распоряжении остаются только деньги, за которые эти товары, продукты и услуги можно приобрести. Потому возникает критическая зависимость домохозяйства от денег, которые продолжают оставаться только мерой без сущности, т.е. вымыслом. 

Это сопровождается принципиальными трансформациями.

Работа для самообеспечения замещается работой за деньги. Работа за деньги, поскольку деньги — это вымысел, начинает постепенно принимать на себя тоже выдуманное содержание. Такая выдуманная работа уже не координируется непосредственно ни с товарами, ни с продуктами, ни с запасами. Только опосредованно через систему денег человек может установить социальную значимость своих усилий. Вместо "делать стол" вводится "забивать гвоздь", вместо "выращивать хлеб" — "носить ключ на 13".

 Продолжая находиться в обществе, человек социализируется уже через суррогатные механизмы денежной системы и производных от нее инструментов.

Суверенитет домохозяйства 2.0 становится зависимым от денежной системы. Но оно сохраняет влияние на нее через инструменты солидарных действий общества, определяющих легитимность эмитента и самой денежной системы. Работает система общественного диалога, положения которого отражаются в общественном договоре.

Время домохозяйства 2.0 администрируется согласно требованиям денежной системы и становится условно связанным с естественными циклами жизни человека.

"Садок вишневый коло хати" в указанной конструкции присутствует, но вряд ли кто-то кого-то в нем "научає".

Все это определяет содержание политики. Система взаимных прав меняется коренным образом. Естественное право уступает место выдуманному положительному праву. Потеря человеком естественной социализации вызывает появление механизмов социализации навязанной. Выдуманным становится и общественный диалог. Тут и возникает принципиальный конфликт: легитимация не может быть выдуманной, на ней базируется вся денежная система, ставшая доминирующей. Да, возможны временные состояния индуцированной легитимности. Но, как и любые навязанные состояния, они быстро распадаются. Это становится причиной периодических кризисов, приобретающих признаки перманентных.

Политика становится технологией навязанных состояний — манипуляцией.

Домохозяйство перестает существовать как спонтанный порядок и приобретает признаки навязанного порядка.

Наше нынешнее домохозяйство — это переходный этап к домохозяйству состояния 3.0.

В этом состоянии 3.0 у домохозяйства уже нет ничего. Да и о домохозяйстве в обычном для нас значении можем говорить весьма условно, так как из совокупности людей оно превращается в совокупность признаков. Можно утверждать, что оно перестает быть суверенным порядком, не важно — спонтанным или навязанным.

Продукты, товары и услуги лежат на складах и в магазинах, деньги — в банках (платежных системах), и суверенитет над ними у человека довольно условный, ибо все они обусловлены целевым назначением.

Выдуманная работа за деньги становится апофеозом абсурда и превращается в "работу за опцию".

В таком состоянии 3.0 человек находится уже не в социуме, а в регламенте. Вся политика сводится к обслуживанию функционирования такого регламента. Она становится политикой технических условий и инструкций.

В этом регламенте четко установлены опции, определяющие затраты человека в представлении Администратора регламента. Работа человека — это обеспечение приобретения этих опций.

Образно это можно представить так. Проработав несколько часов в месяц, человек получит обеспечение опции "квартплата". Еще некоторое время его работы обеспечит определенный перечень продуктов. Чем больше времени человек находится на работе, тем больше разных опций он сможет "закрыть". А их ассортиментный ряд будет определяться степенью развития территории, на которой проживает человек: некая "карточная система", только реализованная новейшими электронными технологиями. 

Теперь даже не нужно представлять себе: а какую же работу будет выполнять человек? Это все равно будет вымысел. Важно просто осознать место и позицию, в которую попадет человек в грядущей фантасмагории.

А они очевидны: человек становится биологическим объектом, обслуживающим экономическую формулу, основанной на балансе опций спроса и предложения. Если такого баланса удастся достичь, то регламент решит обозначенный конфликт денег и легитимности, и наша дальнейшая жизнь будет проходить без кризисов. Правда, и без людей.

Это будет так, поскольку человек превратится в биологический объект, "обвешанный" ярлыками и опциями: потребностей, потребления и обеспечения этого потребления. Даже если бы человек захотел выйти из этого "навязанного ассортимента" социализации, он просто не смог бы этого сделать, так как его время будет полностью узурпировано "навязанным меню". Фактически состоится десоциализация лица, а взамен внедрится его "регламентация".

Для "объективности" такой объект будет тестироваться и получать соответствующие рейтинги. Каждому рейтингу будет отвечать четко установленный набор опций. Так свобода выбора человека превратится в свободу выбора опции. А политики вокруг их перечня и содержания будут вести бесконечные баталии на ток-шоу. Будут свои "правые" и "левые", только не будет человека в обычном для нас смысле. А еще политики будут решать, как наследовать не использованные, но обеспеченные опции. Что делать, если эти опции — "мужские", а наследник — женщина? Не стоит ли вообще отменить гендерный признак опции, потому как он только вносит путаницу в администрирование? Это будет "интересная" жизнь, и будет касаться она не человека, а контрольных сумм экономической формулы и обеспечения их сходимости.

 О суверенитете домохозяйства 3.0 можно будет говорить лишь условно, потому что оно не будет существовать в понятных для нас значениях. Жизнь этого гибрида полностью будет определяться регламентом и его Администратором. Социализация лица будет замещена его регламентацией. Поэтому общество в обычном для нас понимании не будет существовать, следовательно, будут отсутствовать и инструменты солидарных действий, через которые ранее домохозяйство осуществляло влияние на окружающие факторы. Возможно, инструменты обратной связи будут прописаны в регламенте. Но это сложно назвать суверенитетом домохозяйства в обычном для нас значении: попробуйте представить себе опцию на "демонстрацию", "сопротивление", "забастовку". Общественный договор, как мы его понимаем сейчас, будет отсутствовать. Его роль будет выполнять регламент.

Время домохозяйства 3.0 тоже узурпируется регламентом и наполняется содержанием согласно требованиям экономической формулы.

"Садок вишневий" в такой конструкции, может, и присутствует, но вряд ли возле хаты.

Диалог в таком сообществе заменит выписка из счета, если у вас будет достаточно средств для проведения операции.

Таким представляется образ будущего нынешней цивилизации. Таким будет и место Украины в нем.

Если кому-то эта картина кажется надуманной, пусть вспомнит субсидии. Это, собственно, деньги, принадлежащие домохозяйству, но обусловленные целевым назначением — коммунальные платежи. Метафорически это имеет такой вид: "Пусть ваши деньги будут у нас, так надежнее, а вы лишь указывайте, куда их направить (какую опцию "закрыть")". Довольно просто эту конструкцию можно распространить на опции получения образования, лечения, приобретения товаров длительного пользования и т.п. Я легко могу представить опции на путешествие в уманскую "Софиевку", Каменец, Барселону или Иерусалим. Мне трудно представить, какими обстоятельствами будет обусловлена реализация таких опций, но этого и не надо, ведь именно вокруг нее и будут идти самые ожесточенные политические баталии будущего: "Сколько использованного пластика должно сдать домохозяйство, чтобы акцептировать опцию "Поход на Говерлу"?".

Мужчина, собираясь порыбачить, уже будет искать не крючки и червячки, а партию, которая пообещает на выборах включить в регламент "защищенную" опцию на посещение ставка. А радикалы предложат эту опцию сделать не разовой, а абонементом.

И это — оптимистичная версия.

Есть ли там место для "садочка
вишневого коло хати"? — вопрос риторический.

В таком регламенте исчезает, например, смысл понятия "украденные деньги". Они теряют смысл, поскольку на них нельзя будет ничего приобрести. Но будет ли в таком регламенте опция "безумие любви"? Как будет отображаться в ней восторг от весеннего ливня?

Порой, когда начинаешь представлять себе такой будущий регламент человечества, дополненный непостижимыми возможностями информационных систем, возникает мысль, что атомы и молекулы, формируя химические соединения, тоже исполняют определенный регламент, а мы объясняем себе это валентностью, периодами и т.п. Возможно, два атома водорода, чтобы воплотить опцию "феерия жизни", могут акцептировать ее лишь в присутствии атома кислорода, а мы банально называем это водой?

Но человек — это не атом. Тем не менее...

Можно утверждать: достаточно одного поколения людей, которые просуществуют в условиях регламента, чтобы их потомки уже не имели никакого представления о том, что можно иметь собственные деньги и использовать их как Бог на душу положит без условий и инструкций. Они просто не будут понимать, что с ними делать: для них окружающий мир — это совокупность опций с электронными ключами. Доступ к этим ключам, а не деньги, станет смыслом работы.

Хочется верить, что мировая элита остановит выразительные тренды следования цивилизации в обрисованное выше состояние, потому что человек — это прихоти, импровизации, выходки и эмоции, не имеющие количественной бухгалтерской оценки. Человек — это собственный выбор, а не навязанная воля, которая прячется в одеяние "гибридного выбора" опций регламента.

Для этого необходимо остановить деструктивное действие экономической формулы. С этой целью нужно сузить секторы ее применения, а в методики рейтинговых агентств и регуляторов внести правки, основанные не на оптимальности контрольных сумм, а на приоритете положительных мотиваций. 

Совокупностью положительных мотиваций, их синтезом является Вера.

Такое предложение может оказаться метафизической наивностью. Но это не так, если вспомнить, в чем коренится указанный выше цивилизационный конфликт — в потере легитимности денежной системы. Для сохранности своего господствующего положения система деформирует социум и начинает его модифицировать — регламентировать.

Когда мы в экономическую формулу внедрим элементы Веры, она перестанет быть научной с точки зрения "доказательной арифметики". Но это не фундаментализм и не архаика. Мы таким образом преодолеваем конфликты нелегитимности, потери доверия, лежащие в основе всех кризисов, которые постоянно возникают вопреки арифметической безупречности формулы. К тому же такое "вмешательство" в экономическую формулу не будет уникальным. Так как мы ежегодно волевым способом выравниваем поступления и расходы и вводим коэффициент инфляции, обеспечивающий такое равенство.

И осуществить такое внедрение Веры не так сложно, как кажется. Достаточно лишь изменить осознание успеха: "Я работаю не за деньги, а чтобы кто-то попробовал вкусный ломоть хлеба, чтобы кто-то удобно чувствовал себя в этом кресле, чтобы кто-то вовремя добрался до нужного места, чтобы кто-то прочитал эти слова утешения...". Такое новое осознание будет означать переход от анализа к синтезу — новой технологии мышления, в основе формирования которого будут положительные мотивации.

Когда в нашей семье возникала какая-то "суета", мы начинали активно действовать. В момент, когда мама переставала понимать логику накопления мероприятий, она тихо вздыхала: "Я хочу, чтобы всем было хорошо", — и шла делать свою работу. Она готовила еду, стирала, гладила, а мы занимались ремонтом, защищали диссертации и т.п. Мама собирала нас в дорогу, ждала и встречала. Теперь я понимаю: какими бы взвешенными и точными не были наши действия, в основе всех достижений и открытий был мамин тихий вздох. Без него не было бы ничего. Наш изысканный анализ обстоятельств был продуктивным только благодаря маминому синтезу всей ситуации в целом. Мама всегда знала самое главное.

Кроме семьи, можем привести примеры, когда положительные мотивации возникают впереди целесообразности экономической формулы и в мировой практике: организаторы чилийского этапа автогонок "Дакар" решили не проводить соревнования, а деньги, которые должны были на него потратить, направили на помощь провинциям Чили, пострадавшим от сокрушительного наводнения.

Когда мы говорим о приоритете Веры в экономической формуле, то проявления будущих изменений можно закрепить формально, как бы алогично это ни казалось (а что делать, если логика — "кривая"). Например, в методиках ведения бухгалтерских книг часть продукции (пусть 10%) вывести из-под налогообложения и администрирования, если она направляется на "хорошие дела". Их не надо никоим образом обуславливать. СМИ опишут самые лучшие примеры такого использования как высокий креатив владельцев. Это будет бесплатной рекламой и соответствующим вкладом СМИ в практику "хороших дел". 

Грандиозное влияние на переформатирование мировой экономики может оказать изменение идеологии авторского права. В нынешнем состоянии, когда в нем не расщеплены авторская интуиция и общественное благо, использованное изобретателем, авторское право выглядит порой как приватизация Божьего дара. Это вызывает справедливое недовольство пользователей, и проявлением этого являются всевозможные, уже глобальные, пиратские движения. Автор, бесспорно, обязан получить достойное вознаграждение. Но оно должно касаться только его эксклюзивного вклада, а то, что он использовал как опыт прошлых поколений — Дар, — он и должен вернуть как Дар. В качестве примера можно привести поведение относительно патентов производителя электромобилей "Тесла": он "открыл" все свои патенты. Ради справедливости укажем, что такой была и идеология жизни самого Николо Теслы. Он считал, что все его изобретения принадлежат человечеству. Можно обоснованно утверждать, что, если бы не "патентный троллинг" Эдисона и заговор монополистов, зарабатывающих на производстве электрических проводов, у человечества сегодня было бы другое "электромеханическое" лицо. И связывалось бы оно с именем Николо Теслы. Но так оно и будет.

Если предположить такую оптимистичную версию развития цивилизации, то сможем понять, как и какой строить образ новой Украины.

Это могут быть различные образы, но принципы, на которых их надлежит строить, должны быть общими: Украина — это страна диалога, основанного на приоритетах положительных мотиваций: альтруизма, заботы, взаимопомощи и солидарных действий.

Если знаешь принципы (синтез), то факты (анализ) имеют второстепенное значение. Если есть Вера — факты значения не имеют.

Основаниями для формирования такого интегрального образа будущей Украины являются ее новейшие прецеденты: Майдан, добровольческие батальоны, волонтеры. Они отображены в новообразованных когнитивных мемах — генах информации: "Небесная сотня", "укроп", "жидобандеровец" и т.д. Эти прецеденты являются устойчивыми спонтанными порядками, возникшими из новой логики развития системы. Они не имеют ничего общего с гибридами философской интоксикации, навязанными внешними манипуляциями: "антимайдан", "новороссия" и т.п.

Слово, язык, поэзия, текст — это спонтанные порядки, устойчивые во времени.

Институты общества (домохозяйство, вече, государство, школы, цеха, больницы, денежная система и пр.) — тоже по сути спонтанные порядки, так же как и секты, церкви и т.п.

Крайне важно разделять порядки действительно спонтанные, которые развиваются устойчиво, опираясь на энергию солидарных действий общества, и порядки навязанные (гибридные), которые постоянно подкармливаются либо административным ресурсом, либо насилием. Очевидно, что десоциализация (регламентация) общества ведет к замещению спонтанных порядков порядками навязанными.

Пассионарный всплеск — это формирование нового спонтанного порядка или их совокупности, отображающие новую логику системы.

Пассионарии — это те, кто эту новую логику системы распознал.

Новая Украина — это распознанная и закрепленная в новых институтах общества новая логика системы, социума. Это логика, в основе которой лежит приоритет положительных мотиваций. В такой логике появляется и образ "садка вишневого коло хати", а вопрос о нем перестает быть риторическим. В этом "вишневому садку" украинцы соберут новые слова, придумают новые стихи, напишут новые песни, которые станут спонтанными порядками Украины нового времени. В таком дополнении лучше всего проявится синтез глобального и локального. И Украина, чтобы стать субъектом будущего, должна его предложить миру. Украинцам не надо бороться за свое прошлое. Им, как показала практика неформальных солидарных действий последнего года, уже есть что предложить будущему.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно