Ромы, случай в Лощиновке и межэтническая толерантность в Украине

10 сентября, 2016, 00:00 Распечатать

Можно утверждать, что украинские граждане — люди очень терпеливые. Поскольку считают, что лучше терпеть всяческие неурядицы, чем выходить и протестовать на улице. Однако жестокие преступления, особенно если они касаются молодежи или детей, они терпеть не готовы.

© Кадр/YouTube

26 августа вся страна узнала о существовании села Лощиновка, затерявшемся в Измаильском районе Одесской области. Как это бывает в подавляющем большинстве случаев в новейшем периоде украинской истории, причины такой популярности носили печальный, даже трагический характер. Произошло убийство восьмилетней девочки, в отношении которой было содеяно еще и сексуальное насилие. Подозрение в совершении это страшного преступления пало на представителя ромов, что спровоцировало в селе массовые волнения с четкой межнациональной окраской. К счастью, ромы заранее покинули свои дома. Ибо никто не может предвидеть, как поведет себя обозленная толпа из нескольких сотен человек, да еще и на фоне жестокого преступления. 

Многие из правозащитников увидели в ситуации в Лощиновке проявление все большей ксенофобии и нетерпимости в украинском обществе. В СМИ и в социальных сетях начали задавать одни и те же вопросы: что дальше, неужели после ромских погромов нас ждут еврейские и другие? Все, как в конце XIX — начале XX вв.? 

Понять такие опасения можно. Но имеют ли они под собой реальные основания и есть ли предпосылки для всплеска ксенофобии — рассмотрим в этой статье, когда страсти уже немного улеглись. Для нас важно проанализировать причины событий в Лощиновке в более широком, социологическом контексте. 

Для этого пригодятся многолетние социологические данные мониторинга Института социологии НАН Украины. Будем пользоваться цифрами фундаментальных исследований, а не эмоциями, хотя и вполне понятными. 

История болезни

Прежде всего, наиболее показательна для нашей темы динамика отношения украинских граждан к представителям ромской национальности в течение всего периода независимости, а также, для сравнения, к другим этносам и национальностям. Для измерения межэтнической дистанции в стране ученые Института социологии в своем ежегодном мониторинговом исследовании использовали так называемую шкалу Богардуса. Она дает возможность измерить готовность представителей одного этноса или национальности допустить в свою жизнь представителей других этносов или национальностей. Ближайшей дистанцией является готовность допустить их: а) как члена своей семьи; б) близких друзей; в) соседей. Промежуточная дистанция — другие этносы или национальности как коллеги по работе. Далее — готовность видеть их как жителей Украины, еще дальше — пускать в страну только как туристов. Последний вариант, свидетельствующий о самой большой дистанции между этносами и национальностями, — вообще не пускать их представителей в Украину. 

Респондентам предлагалось оценить свою готовность допустить в свою жизнь представителей разных этносов и национальностей, а также представителей других рас, таких как африканцы и китайцы. Подавляющее большинство украинских граждан выбирали вариант "допустить в роли туристов, посетителей Украины" и реже — "как жителей страны, сограждан". Таким образом респонденты снова и снова подтверждали осторожность, умеренность и склонность доверять только близким и родственникам. Из всех предлагаемых этносов и национальностей "выпадали" только четыре: два — в сторону большей близости (русские и белорусы), два — наоборот, с наибольшими предостережениями. Итак, две национальности, к которым украинские граждане демонстрировали устойчивое предубеждение и нежелание вообще допускать их в страну, — это чеченцы и ромы. Важно подчеркнуть, что такое отношение возникло не вчера и даже не позавчера. Оно демонстрировало устойчивую его представленность в общественном сознании на протяжении всех лет независимости. Сегодня, согласно последнему, только что завершившемуся, исследованию Института социологии НАН Украины, количество тех, кто не хочет пускать ромов в страну, достигает 41%. Для сравнения: в начале 2000-х этот показатель был почти таким же, и даже на несколько процентов выше. Единственной национальной группой, которую не хотели бы пускать в страну еще больше граждан, являются чеченцы. Как раньше, так и сейчас за это выступают свыше половины опрошенных. Причины этого — тема отдельного исследования.

Итак, негативное отношение, высокая степень отчужденности между основной массой украинского общества и представителями ромов имеет продолжительную историю. 

Более того, сравнение ответов молодежи и людей старшего возраста об их отношении к ромам и готовности допустить в свою жизнь свидетельствует о почти полной идентичности их настроений. Поэтому можно констатировать, что за все годы независимости не произошло перемен к лучшему в отношении к ромам, даже не возникло самих предпосылок для такого улучшения. Ведь негативное отношение, а, следовательно,  и все предостережения и стереотипы относительно ромов были в полной мере воспроизведены новым поколением, которое, нетрудно предсказать, в свою очередь передаст их поколению следующему. То есть предвзятое отношение будет воспроизводиться вновь и вновь.

Яркой иллюстрацией такого положения дел является даже само использование терминов, которыми обозначают эту группу: если экспертное, правозащитное, журналистское сообщества используют или стараются использовать термин "ромы", то большинство респондентов во время опроса нуждаются в объяснении, кого именно мы, социологи, имеем в виду. И это реальность, с которой должны считаться не только исследователи, но и представители гражданского общества и журналисты. 

Должны ли беспокоиться другие национальные меньшинства?

Теперь можем вернуться к отношению украинских граждан к другой национальной группе — евреям, которые в прошлом, как и ромы, переживали погромы. Первый же взгляд на динамику межэтнического дистанцирования с этой группой дает понять, что здесь совсем иная картина. Если ромов согласны допустить как членов своей семьи или близких друзей только несколько процентов, то евреев, согласно последним данным, — 12%, а не допускали бы их в Украину — 8%. По сравнению, например, с 2012 годом отношение к евреям сейчас даже лучше по этим показателям — тогда все было наоборот: 13% не пускали бы их в страну, а 9% были готовы допустить в ближайшее окружение. Это, конечно же, не значит, что отношение к евреям в Украине близко к идеальному — стереотипы и бытовой антисемитизм никуда не делись. Однако, вопреки ярким телевизионным картинкам при участии маргинальных политических сил, которые воссоздают нацистские движения и лозунги, абсолютное большинство общества не испытывает агрессивного и враждебного отношения к этой национальной группе.

Заметнее же всего и наиболее однозначно за последние несколько лет ухудшилось отношение украинцев к русским. Что вполне понятно учитывая массовую поддержку российским обществом аннексии Крыма и действий Кремля на востоке Украины. 

Важно подчеркнуть, что Майдан, и особенно события на востоке Украины не вызвали роста этноцентризма в украинском обществе. Скорее, наоборот. Чтобы выжить в условиях реальной и, что самое главное, информационной агрессии, проукраински настроенная часть общества была просто вынуждена сплачиваться не по этническому признаку, а по отношению к политической нации, которая является интегральным объединительным критерием, независимо от этнической или национальной принадлежности ее представителей. Этнические украинец, русский, крымский татарин, армянин и представители других национальностей сейчас преимущественно одинаково придерживаются мета-идеи украинской политической нации, которая только под давлением сначала драматических, а затем и кровавых событий начала наконец-то воплощаться в жизнь, тогда как последние несколько десятилетий была всего лишь пустой формой. 

Отсутствие роста влияния этноцентризма среди украинских граждан подтверждается, в частности, количеством сторонников националистических идей и ее динамикой в условно "домайдановский" период и после него. Если 20 лет назад количество сторонников националистической идеологии составляло 2% и оставалось на этом уровне все последующие годы, то теперь, спустя почти три года после начала Евромайдана, — 3%. Потому говорить о росте ксенофобии, как и о росте национализма и этноцентризма в массовом сознании, оснований нет. Даже вопреки попыткам некоторых сил заставить зрителя внутри страны и за ее пределами поверить в противоположное благодаря эффектным акциям под телекамеры, которые они проводят на фоне наиболее резонансных мероприятий и событий. 

Итог

Можно утверждать, что украинские граждане — люди очень терпеливые. Поскольку считают, что лучше терпеть всяческие неурядицы, чем выходить и протестовать на улице. Однако жестокие преступления, особенно если они касаются молодежи или детей, они терпеть не готовы. Вспомним события во Врадиевке летом 2013 г., когда речь шла вовсе не об этническом противостоянии. Или же многотысячные акции сразу после избиения студентов на Майдане в ночь на 29 ноября 2013 г. 

И здесь мы снова возвращаемся к случаю в Лощиновке, как довольно яркому и симптоматичному. Который, однако, свидетельствует не о росте ксенофобии в обществе, а о совершенно ином многолетнем и тревожном явлении. Как единодушно утверждают местные жители, напряжение между ними и ромами продолжалось несколько лет. Но местная власть ничего не сделала для того, чтобы его разрядить. Аналогичные ситуации, когда напряжение в отношениях представителей разных этносов или национальных групп (не обязательно при участии ромов) сохраняется годами, возникают в десятках, если не сотнях населенных пунктах по всей стране. И там местная власть так же бездействует, и так же мало надежд, что проблема решится в ближайшем будущем. Украинская власть при всех президентах демонстрировала нежелание глубоко понимать и деликатно налаживать межнациональные отношения. Исключением было создание в самом начале независимости Министерства по делам национальностей, миграции и культов, которое, впрочем, просуществовало очень недолго и было ликвидировано еще во времена президента Кучмы. А статус государственных органов, занимавшихся этими вопросами, с каждой новой структурой правительства снижался — до практически полной потери какого-либо веса и авторитета.

Кроме того, украинское государство всячески не хотело брать на себя серьезные обязательства соблюдать права национальных меньшинств даже перед Европейским Союзом. Примером может служить такой важный для приведения отечественного законодательства к европейским стандартам документ, как Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, ратифицированная соответствующим законом только в 1999 году, а затем повторно — в 2003-м. Показательно огромное количество пунктов этой хартии, которые Украина не приняла как обязательства, что де-факто привело к выхолащиванию ее реального содержания и лишь формальному принятию. Другой пример среди множества — многолетняя государственная политика относительно крымских татар, игнорирование их самоуправления, подмена его квазисоветом при президенте и игнорирование межэтнического напряжения, существовавшего на полуострове несколько десятилетий. Только такие действительно экстремальные условия, как аннексия Крыма и все, что произошло после нее, буквально заставили власть признать крымских татар коренным народом, а Меджлис — их представительным органом. В условиях фактического отсутствия единой преемственной государственной этнополитики (а точнее — "наличия ее преемственного отсутствия"), подкрепленной финансированием и реальными шагами, сложно требовать этого же от местной власти. 

Ведь проблема интеграции ромов в общественную жизнь существует не только в Украине. Ближайшая страна, которая в полной, если даже не в большей мере сталкивается с такой же комплексной задачей, — это Румыния. Как подтверждают румынские коллеги, проблема интеграции ромов там тоже далека от своего решения. Но, в отличие от нашей страны, там на это выделяют реальные средства и ресурсы. А у нас традиционно вместо эффективных шагов — их симуляция и, в лучшем случае, вместо выделения средств и их целевого использования — принятие очередной многолетней стратегии (как правило, с конкретизацией — "2020" или "2030"), о которой через год-два уже никто не вспомнит. 

Именно поэтому подобные латентные межнациональные конфликты, вроде конфликта в Лощиновке, годами тлеют во многих селах и городках страны, ожидая возможности окончиться взрывом. 

А местная и центральная власть не обращает на обозначенную опасность никакого внимания, или же просто не знает, что с этим делать и как это напряжение снизить.

Кроме отсутствия эффективной и преемственной этнополитики, события в Лощиновке в который раз продемонстрировали и другую характеристику нашего общества — тотальное отсутствие доверия к правоохранительным органам. Отсутствие уверенности граждан в том, что они могут рассчитывать на справедливый суд и наказание виновных, — одна из главных причин этих событий и аналогичных ситуаций. С другой стороны, низкая компетентность правоохранителей в подобных делах, хроническое отсутствие превентивной, профилактической работы и пассивность в разгар волнений привели к тому, что вместо торжества закона в селе получили торжество охлократии. Именно поэтому следует опасаться не "цыганских" или "еврейских", а просто локальных погромов, вызванных бездеятельностью местной и центральной власти в решении острых региональных или локальных проблем, и абсолютной потери веры населения в способность и желание правовой системы наказать виновных даже в страшных преступлениях. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Mackie Messer Mackie Messer 2 жовтня, 12:55 5) "...украинское государство всячески не хотело брать на себя серьезные обязательства соблюдать права национальных меньшинств даже перед Европейским Союзом.... " Поинтересуюсь достижениями румынских соседей в деле интеграции, однако, помнится в своё время господин Саркози, то ли уже президентом то ли еще будучи министром внутренних дел одной из старейших демократий Европы, особо не мучился моральным выбором методов интеграции ромов, порешал просто и быстро: возвращал за пределы пятой республики. В данной связи не буду полностью приводить всем известное воззвание ко врачу, тем более, что текущий момент является тестом для европейских стран в плане соблюдения прав национальных меньшинств. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно