Расстрелянное детство

16 августа, 17:11 Распечатать Выпуск №30, 17 августа-23 августа

Его зовут Костя. Ему было девять, когда под Иловайском убили отца.

2000.ua

Мама тяжело переживала и оставила детей почти без опеки. Всеми делами занималась бабушка. Костя не плакал. Никогда. Он мальчик и должен был быть сильным, однако бился головой о стену и не мог понять, что с ним. Мы, юристы, пришли помочь с получением жилья, однако занимались поиском психолога-волонтера для ребенка. Некоторое время Костю на терапию водила мама, но потом жизнь закрутилась, и времени на это уже не хватало. Возможно, ситуация была бы другой, если бы такие дети находились под эффективным патронатом государственных служб, предусматривающим психологическое сопровождение. Однако этого нет.

Таких детей, как Костя, относят к категории "член семьи погибшего". Государство выплачивает семьям погибших материальную помощь. Закон Украины "О статусе ветеранов войны и гарантии их социальной защиты" предусматривает для них льготы: внеочередное получение жилья, снижение суммы на оплату коммунальных услуг, санаторно-курортное лечение, вступление вне конкурса в учебные заведения на бюджетные места. 

В каждой области Украины для детей из семей погибших в рамках бюджетных программ предусмотрены разные мероприятия: выплата материальной помощи, обеспечение питанием в образовательных заведениях, оздоровление и санаторно-курортное лечение, организация семейного досуга и т. п. 

Но этого недостаточно, потому что это материальные вещи, которые не отвечают насущным потребностям этих детей. С их сложнейшими проблемами до сих пор работают волонтеры и благотворители.

Розстріляне дитинство
censor.net

…Их отец почти не разговаривает: на войне был ранен, и теперь у него "нет половины лица". Младшему мальчику — четыре, он плачет каждый раз, когда видит отца. Старшему — девять, и ему снятся кошмары. 

Дети из семей лиц с инвалидностью в один момент теряют очень много: отец стал неузнаваемым, и мамино внимание теперь почти полностью отдано ему. Такие дети не относятся ни к одной категории. Для них государство не предусмотрело социальной помощи и мер, которые помогли бы адаптироваться к изменениям в жизни. 

На уровне регионов только Житомирская область отдельно предусмотрела обеспечение путевками детей лиц с инвалидностью вследствие войны. 

"Папа изменился после возвращения. Вчера, когда я баловался и закрыл ему глаза, он оттолкнул меня, и я ударился очень больно". Подобные истории об отце, чье поведение пугает, стало непонятным и даже опасным, можно услышать от детей участников боевых действий. А поскольку эти дети не имеют статуса, государство не обязано предоставлять им социальную помощь. Однако Винницкая, Днепропетровская, Житомирская, Закарпатская, Киевская, Кировоградская, Ровненская, Сумская, Черкасская, Черновицкая, Черниговская области предусматривают в бюджетах средства на их оздоровление, иногда — психосоциальную реабилитацию, бесплатное питание. Но сами ветераны говорят, что такие дети нуждаются в другом — объяснении, почему отец изменился и как вести себя в новых обстоятельствах.

Это дети комбатантов. К ним также относятся дети военнослужащих, находящихся в районах боевых действий, и дети лиц, захваченных в плен. Для детей действующих военнослужащих Закон Украины "О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей" предусматривает право на бесплатный проезд. На региональном уровне заслуживает внимания винницкая областная бюджетная программа, которая включает бесплатное обучение основам компьютерной грамотности таких детей, льготное посещение театрально-зрелищных и музейных заведений области, обеспечение бесплатным питанием, компенсационную выплату за обучение на контрактной форме, предоставление психологической поддержки, организацию отдыха, туристических поездок, экскурсий по области и за ее пределами.

Вопрос социальной помощи как пленным, так и членам их семей до сих пор остается нерешенным на уровне законодательства. А на уровне регионов вспомним, наверное, единственную программу в Ровненской области, по которой семьям пленных предоставляется материальная помощь.

…Кате 10 лет. Она сирота, жила в Донецке в семье дяди. Когда началась война, дедушка почти силой вывез ее во Львовскую область. Она не понимала, почему ее забрали от людей, которые проявляли заботу о ней всю жизнь. Ей было непривычно жить с дедом. Она все время плакала и почти ничего не ела. Именно такой, напуганной и закрытой, ее увидели правозащитники. Предоставляя помощь с оформлением документов, поиском жилья, они не могли понять, почему социальные службы не увидели этого эмоционального состояния и не помогли ребенку. Помощь оказывали психологи-волонтеры.

По Закону Украины "Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц" Катя имеет право на определенные льготы: устройство в учебные заведения, социальное сопровождение. Наверное, это важная помощь, но нужд в адаптации таких детей к новой жизни не удовлетворяет.

Отдельной является категория детей, которые проживают на временно оккупированных территориях. Закон "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины" предусматривает для них возможность получить украинский аттестат о среднем образовании, высшее образование за счет государственного бюджета по соответствующим квотам. 

"А кто-то из вас видел, как убивали людей?" — спросили волонтеры у школьников Трехизбенки. "Да, да, — наперебой начали рассказывать 10—13-летние дети. — Петровича убило, когда пошел к корове в хлев. А еще — Макса, помните, как ему голову снарядом оторвало, когда на мопеде ехал?" 

В основном мы, взрослое население Украины, видели войну по телевизору и вряд ли могли бы спокойно реагировать на подобные смерти. Для детей "серой зоны" это будничность. Страшная кровавая смерть — это то, что рядом все время, то, что стало обыденным.

По Закону "Об охране детства" они относятся к категории детей, которые находятся в сложных жизненных обстоятельствах. Усилия государства, его специальных органов должны быть направлены на то, чтобы прекратить действие таких обстоятельств, то есть надо выселить детей с родителями из районов боевых действий. Однако этого не происходит по разным обстоятельствам, начиная с того, что государство не может обеспечить их жильем, и заканчивая тем, что сами родители отказываются покидать дома. Дети и дальше живут под обстрелами и видят смерть. Сегодня в Украине работает много благотворительных инициатив, направленных на организацию отдыха детей из районов возле линии разграничения. Детей вывозят за границу или подальше, на запад Украины, а потом возвращают назад, в страшную реальность. И это проблема, не имеющая простого решения.

В начале 2016 г. в Закон Украины "Об охране детства" были внесены изменения, предусматривающие новый статус: "ребенок, пострадавший вследствие военных действий и вооруженных конфликтов", — для детей, которые подверглись ранению, контузии, увечью, физическому, сексуальному, психологическому насилию, были похищены, привлекались к участи в военных формированиях или незаконно удерживались. По данным Министерства социальной политики, на 30 июня 2019 г. этот статус получили 29 тыс. детей. Вопрос относительно мер социальной помощи таким детям остается нерешенным как на государственном уровне, так и на региональном, потому что отдельных программ социальной помощи для них не существует.

Анализируя подобные ситуации и опыт помощи детям конфликта, мы видим острую необходимость отнести их к отдельной категории, которая будет включать:

1. Детей из районов боевых действий, которые: 

— пострадали вследствие военных действий и вооруженных конфликтов;

— являются внутренне перемещенными лицами;

— проживают в "серой зоне";

— проживают на оккупированных территориях.

Детей комбатантов, которые являются членами семей:

— лиц, которые погибли (пропали без вести) или умерли;

— ветеранов — участников боевых действий;

— действующих военнослужащих;

— лиц с инвалидностью;

— военнослужащих, захваченных в плен, и лиц, являющихся заложниками.

На самом деле это довольно значительное количество детей. По информации, предоставленной 14 областями Украины, на начало этого года их насчитывалось более 200 тыс. При этом области, предоставившие информацию, в основном не учитывают детей действующих военных, участников боевых действий, лиц с инвалидностью, пленных. Мы можем предположить, что детей, которых непосредственно зацепила война, — около 400 тыс. И это не считая тех, кто живет на оккупированных территориях. 

В природе живого существа заложено проявлять заботу о детях. Но того, что сейчас делает государство для пострадавших от конфликта, недостаточно. Нет системного подхода, потому что нет понимания их нужд. И, как уже стало традицией в украинском обществе, то, чего не делает государство, берут на себя волонтеры. 

Для урегулирования ситуации крайне необходим документ стратегического уровня. То есть документ, который обеспечил бы координацию деятельности органов власти, неправительственных организаций, а также разработку необходимого законодательства и эффективных программ помощи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно