Психотерапевт Олег Романчук: "Невидимые раны войны тоже надо исцелять"

19 декабря, 2014, 18:54 Распечатать Выпуск №48-49, 19 декабря-26 декабря

Победа в немалой степени зависит и от нашего психологического состояния. Чтобы после окончания военных действий мы не воспринимали тех, благодаря кому живем, с категорическим осуждением, называя их алкоголиками, бомжами, нужно понимать последствия войны. От нас зависит, чтобы в обществе было как можно меньше раненых, а потому должны помочь им исцелиться.

 

 

 

Победа в немалой степени зависит и от нашего психологического состояния. Чтобы после окончания военных действий мы не воспринимали тех, благодаря кому живем, с категорическим осуждением, называя их алкоголиками, бомжами, нужно понимать последствия войны. От нас зависит, чтобы в обществе было как можно меньше раненых, а потому должны помочь им исцелиться. 

О психологическом бронежилете, который должен защитить во время войны, о психотравматических расстройствах и мифах вокруг них, об очередных неэффективных реформах, которые предлагаются под влиянием этих мифов, беседуем с психотерапевтом, основателем Украинского института когнитивно-поведенческой терапии Олегом Романчуком. 

— Как во время войны предотвратить травмирование психики?

— Война — всегда травма, потому что это угроза жизни, ранение, плен, пытки, издевательства, экстремальные условия, сексуальное насилие… Однако не следует преувеличивать негативные последствия влияния психотравмирующих событий на здоровье. Из исследований знаем, что многие люди, пережившие травмирующие события, не испытывают проблем. А те, у кого определенные разлады все же возникнут, в частности посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), смогут заживить "душевные раны" с надлежащей помощью специалистов. 

Чтобы как можно меньше травмироваться, нужно выработать психологический бронежилет. Первый уровень защиты — это ощущение, что ты не один. В условиях войны мы должны поддерживать друг друга, объединяться. Для солдата очень важно знать, что его ценят не только волонтеры, народ страны, но и его командование. Он получает травму, когда видит измену, когда его жизнь бездумно подвергают риску. Следующий уровень защиты — это ощущение правды. Есть казацкое выражение: "Если чувствуешь правду в себе, ты непобедим". Это не означает, что не проиграешь битву, однако с тобой несокрушимый дух. Потому что твоя позиция моральная и правильная. В этой войне мы защищаем свой народ и не желаем никому зла. 

Кроме того, необходимо использовать личные и национальные психологические ресурсы. Это может быть культура, духовность, мечты об общем будущем, дети, юмор. Есть такое очень важное понятие — "гигиена внутреннего пространства". Украинцам, к сожалению, свойственно легко разочаровываться, впадать в панику. Поэтому не даем размножаться, как микробам, депрессивным мыслям.

— Самые большие проблемы с психическим здоровьем возникнут, наверное, даже не у солдат, а у населения, оставшегося на оккупированной территории?..

— Ряд исследований показывает, что участие в войне или проживание на территории, где ведутся  военные действия, существенно повышает частоту психических расстройств как среди военных, так и мирных жителей. Прежде всего, это депрессия, ПТСР, злоупотребление психоактивными веществами, тревожные расстройства.

Сейчас распространился миф: если человек пережил психотравмирующее событие, то у него однозначно будет ПТСР. На самом деле, 70% человек оно не коснется. Это наша оптимистичная задача — мы можем справиться с травмой. Большинство тех, кто будет страдать ПТСР, исцелится без какого-либо лечения на протяжении шести месяцев. Но у отдельных лиц действительно могут быть стойкие продолжительные последствия. Порой симптомы ПТСР проявляются не сразу. Часто заболевание начинается уже в период благополучия, когда психика расслабляется. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что нас ждет после войны. Нам надо подготовить специалистов и специализированные программы помощи. 

— Каковы симптомы ПТСР?

— ПТСР — специфическое расстройство, связанное с тем, что человек был жертвой или свидетелем убийства, пыток, заключения, боевых действий, несчастных случаев. Несмотря на то, что все уже в прошлом, тяжелые воспоминания не покидают его. Они очень эмоционально заряжены. Вспоминая психотравмирующее событие, человек теряет связь с реальностью и переживает все так, словно это происходит снова. Поэтому он старается избегать всего, что может напомнить ему о пережитом ужасе. У части людей наблюдается эмоциональное онемение — нарушение внимания, памяти, состояние постоянной тревоги и напряжения.

У 30% переживших психотравму ПТСР будет. У некоторых — с хроническим протеканием и значительной инвалидизацией. Однако посттравматическое стрессовое расстройство эффективно лечится. И потому очень важно знать его симптомы и понимать, что эффективная помощь возможна — просто нужно своевременно за ней обратиться.

— В целом в Украине отношение к психотерапии скептическое. Как привлечь людей к получению помощи?

— Большинство людей с ПТСР не обратятся за надлежащим лечением. Природа этого расстройства такова, что человека "преследуют" страшные мучительные воспоминания о прошлом. Поэтому он хочет убежать от них, надеясь, что все излечит время. Это ошибка.

Военным также тяжело обратиться за психологической помощью. Анонимный опрос (Hoge,
2004 г.) свыше шести тысяч ветеранов армии США, вернувшихся из Ирака и Афганистана, показал: у 17% опрошенных были проблемы с психическим здоровьем. Из них только 23% пришли к специалисту. У военных есть определенные барьеры. В частности, во время этого исследования большинство бойцов утверждало, что их будут считать слабаками (65%); военное руководство будет воспринимать их как неблагонадежных лиц (63%); друзья не будут верить, что на них во всем можно положиться (59%); это может помешать военной карьере (50%); им стыдно (41%). Часть опрошенных не доверяли специалистам в сфере психического здоровья (38%), считая психологическую помощь неэффективной (25%). Вопроса о стоимости в исследовании не было, поскольку в США такие услуги предоставляют бесплатно.

Среди военных нужно вести образовательную работу. Очень важно, чтобы информация о том, как предотвратить травму, справиться с симптомами, когда обращаться за помощью, не стигматизировала человека. То есть, чтобы солдатам не говорили категорично, что у них "поехала крыша" и им надо в больницу. А, наоборот, объясняли, что это — нормальная реакция на пережитые ненормальные события. Симптомы совсем не означают сумасшествия и невозможность в будущем вернуться на службу в армии. Солдат нуждается в исцелении невидимых ран так же, как и физических. Намного лучше пойти к психотерапевту, чем годами мучиться, злоупотреблять алкоголем, чтобы уснуть, и т.п. 

В армии США, Великобритании или Израиля существуют просветительские программы: плакаты, лекции, работа с родными, доступные всем опросники, с помощью которых можно определить наличие симптомов, программы самопомощи для смартфонов и т.д. Наш институт разрабатывает веб-сайт, где будет доступна вся соответствующая информация. Сотрудничаем с другими организациями и социально-психологическим штабом ВСУ. 

— Есть ли в Украине программы помощи людям с симптомами ПТСР?

— Они на этапе разработки. К сожалению, у нас до сих пор не было таких специализированных программ. Хотя важно знать, что расстройство может быть не только после войны. Его могут спровоцировать также семейное насилие, ДТП, разбойное нападение, стихийные бедствия и другие события. 

Система охраны психического здоровья в Украине требует решительных реформ и развития, чтобы приблизить нас к международным стандартам предоставления помощи, которая на самом деле является очень важной. Ведь, согласно исследованиям, почти каждый четвертый человек в течение жизни переживает определенные проблемы с психическим здоровьем и нуждается в профессиональной помощи. 

Что касается лечения ПТСР, то международными протоколами в первую очередь рекомендовано использовать два метода: травма-фокусированная когнитивно-поведенческая терапия и метод десенсибилизации и репроцесуализации травмы с помощью движения глаз. В Украине сейчас аккредитованы около двадцати психотерапевтов по каждому из этих методов. То есть у них есть европейский сертификат и они могут качественно предоставить терапию. Значительно больше студентов, которые как интерны выполняют определенную работу. То есть ситуация не критичная. Это мало, но определенные ресурсы есть.

— Вам известны программы реабилитации на государственном уровне?

— У нас действует государственная система психиатрической помощи. Есть военная психиатрия. Но дело в том, что ПТСР не лечится медикаментозно и стационарно. Дефицит в государстве качественной психотерапевтической службы — это проблема. За рубежом, например в Великобритании, есть специализированные амбулаторные центры. Это не больницы. В них разработаны отдельные программы для военных, поскольку их контингент был в Ираке, Афганистане. Нам на государственном уровне надо изучить пример стран, которые были задействованы в войнах, и создать экономически обоснованные программы. 

В Украине через благотворителей и волонтеров распространяется миф о том, что надо массово создавать реабилитационные центры. Но даже в США, где казармы обклеены плакатами о симптомах ПТСР, 23% солдат, имеющих посттравматическое стрессовое расстройство, идут к психологу или психотерапевту, который работает именно в армии! Мы можем насоздавать центров, а в результате неэффективно потратим средства. Они будут стоять пустыми, потому что человек с ПТСР не придет туда по многим причинам.

— В войне враг очень мастерски применяет пропаганду. Как обезопаситься от нее?

— Лучшей защитой является объективная информация, а также способность критически осмысливать факты и свободно дискутировать. Если случаются неприятные события или трудности, о них также надо говорить — политика утаивания плохих новостей не эффективна в долгосрочной перспективе. Она ведет в конце концов к большему недоверию и панике. 

Другая проблема: если будут возвращены оккупированные территории, нам много лет придется работать на преодоление враждебности и предубеждения. Основа дезинтоксикации от пропаганды — доброжелательный диалог. Потому нам надо готовить специалистов по диалогам (ряд организаций уже работает над этим) и реализовывать национальный диалог, без которого невозможна интеграция украинского народа в единое целое. 

— Как насчет исцеления травм нашего прошлого, которых было немало за последние сто лет?

— История требует не только работы историков, но и качественной психотерапии на уровне национального сознания. Нам  важно осознать и интегрировать наши исторические травмы: Голодомор, коммунистический террор, мировые войны и т.д. Они были не только массовыми и жестокими. О них еще и нельзя было говорить. В нашей ментальности остались определенные нездоровые отражения этого травматического опыта, который мы не имели возможности адекватно обработать: недоверие, низкая самооценка, страх противостоять, философия "моя хата с краю", жизнь по принципу "выживает самый хитрый и самый сильный" и т.п. И Революция Достоинства, и Помаранчевая революция — это своего рода исцеление от ментальных недугов прошлого. Люди сказали, что не будут повиноваться пассивно, что смогут изменить ситуацию. Сейчас, к сожалению, страшной ценой человеческих жизней, но вырастает новое здоровое поколение с чувством достоинства, активной гражданской позицией. А это означает, что мы исцеляемся.

— А война не подкосит это здоровое поколение?

— Если проводить параллели с психотерапией, то есть такое понятие, как посттравматический рост. Некоторые люди, пережившие травму, становятся в чем-то сильнее и лучше. Это не означает, что нам нужны психотравмирующие события, чтобы измениться. Однако травма, с одной стороны, может иметь негативное влияние, а с другой — мобилизовать нас, сформировать чувство ответственности друг за друга, мужества и, в конце концов, гражданскую позицию. Эта ужасная война, как это ни парадоксально, в чем-то может сделать нас лучше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно