Пространства изменений на Донетчине: моделируем украинское

18 августа, 2017, 16:37 Распечатать Выпуск №30-31, 19 августа-1 сентября

На освобожденной Донетчине изменения происходят с мотивацией "делай или умирай".

Что делать, если душа нуждается в модерном, а реальность предлагает блокпосты, заброшенный ландшафт и безработных соседей? Как преодолеть токсическую постиндустриальную депрессию, и излечимо ли это вообще — когда война? 

В то время как альтернативные культурные центры "великой" Украины работают под лозунгом "бери и делай", на освобожденной Донетчине изменения происходят с мотивацией "делай или умирай".

Неудивительно, что почти все креативные пространства Донецкой области имеют корни в волонтерстве. Волонтерам не привыкать осуществлять необъятное через практику малых дел — добросовестно, терпеливо, не надеясь на то, что будет легко, но иногда даже с иррациональной уверенностью в результате. В этой системе координат создание новой социокультурной экосистемы вместо устаревшей, разрушающейся модели является логическим воспроизведением одержанной ответственности за страну, уже отчасти воплощенной на волонтерском фронте.

Свободное пространство (пространство идей, хаб, третье место, коворкинг с кофе или, наоборот, антикофе с коворкингом, анти-кафе, арт-платформа, makerspace) — это место силы, влияния и тяготения для людей, которым комфортно ощущать себя взрослыми. Они действительно выросли из традиций советских вертикальных иерархий — школы, заводоуправления, горисполкома, жэка — и оценили магию горизонтальных связей, когда каждый усиливает синергию сообщества собственными ресурсами. Самое важное — ты осознаешь свою эффективность и можешь ею руководить. Если ресурса много — ты генерируешь и вдохновляешь, если вдруг становится мало — тебя поддержат другие. 

Мой город болен ПТСР

Большинство арт-пространств появилось на Донетчине в конце 2015 — начале 2016 гг., именно тогда, когда начались процессы волонтерского выгорания. Жить самой войной было уже невозможно: волонтеры только отдавали, ничего не получая взамен, а проблемы лишь разрастались, поскольку разодранное оккупацией и политиками общество нуждалось в дополнительных усилиях — так же, как армия, переселенцы, дети-сироты, только все вместе... Образование, соцзащита, местное самоуправление, медицина — надо было или системно приобщаться, или опустить руки. Так появился запрос на созидание, на позитив, на культурную обогащающую передышку и на безопасную заряжающую энергетическую среду. Переформатирование деятельности на культуру и просвещение не ограничило волонтерскую активность, наоборот — расширило аудитории, сбалансировало ценности, поставило их на платформу гражданского общества. 

Со временем эти платформы в разных городах превратились в маленькие институты с собственной уникальностью, даже идентичностью, — как "халабудяне", основатели и посетители свободного пространства "Халабуда" в Мариуполе. 

"Халабуда" выросла из волонтерского амбара ОО "Східна Брама" и фотоклуба "Витамин", которыми руководил основатель "Халабуды" Дмитрий Чичера. "Дмитрий, ты же предприниматель, зачем тебе это надо, какое-то третье место? Открой лучше шаурму", — так его "поддерживали" родственники. В конце концов, на собственные средства Дмитрий сделал ремонт на арендованной площади свыше 350 квадратов и построил там свой "дом вне дома", ибо третье место — это и есть та часть городского пространства, которая не связана с домом и работой, куда когда угодно в свободное время может прийти каждый, независимо от социального статуса, финансового положения, возраста или профессии. Просто пообщаться и получить дополнительные возможности для развития.

Некоторые люди, бывшие рядом вначале, со временем ушли, а те, которые остались, уже не могут припомнить всего, что сделано за полтора года существования. Наработаны методики "быстрого образования": курсы компьютерной грамотности, проектного менеджмента, углубленное изучение бухгалтерских программ, Excel, 3D Max. Проведено множество мастер-классов, семинаров, тренингов, психологических игр, презентаций, конференций, круглых столов. Школа фотографии. Робототехника. Крафтовое производство ЦЕХ. Молодежная Мастерская социальных инициатив. Из недавнего — музыкальный арт-пикник, организованный школьниками, профориентационный АнтиЛагерь для подростков, привлечение шведской Beetroot ІТ-академии...

"Что касается контента — проблем нет, идей даже больше, чем можем воплотить. Мы не волнуемся, если проект "не пошел" — значит, еще не пришло время. Так случилось, например, с English speaking club — год назад желающих не набралось, а сейчас аншлаг", — рассказывает арт-директор и соучредитель "Халабуды" Галина Балабанова. 

Как театру нужен зритель, так креативному пространству нужен потребитель. Поэтому "халабудяне" осознают, что должны создавать не только правильный и своевременный культурный продукт, но и спрос на него. Культура потребления неформального креатива не является базово высокой — не каждому легко выйти из привычного формата организации своего досуга. Для многих горожан обычными статусными мероприятиями "культурного" отдыха остаются концерты "95 квартала" раз в год в ДК металлургов. Это зона комфорта, приемлемая и понятная. Как шаурма. Как "корпоративы" по пятницам. Выброс адреналина, а потом апатия и беспомощность, которые всегда настигают людей слабой воли, еще и обессиленных войной, — чтобы доломать.

"Города, которые не затронула война, никогда не спят. А мой город болен  ПТСР, — пишет мариупольский журналист Иван Синепалов. — И вроде бы на улицах давно уже спокойно, и уровень преступности упал, и лето в разгаре. И даже бары и пабы всегда забиты под завязку. Но не хватает какой-то подсознательной свободы".

И поэтому каждую неделю ночью в "Халабуде" смотрят мультики — испытывают грани свободы, времени и пространства, моделируют будущую культуру присваивания ночного города активной молодежью. А каждую субботу здесь изучают японский язык — чтобы удивить мозг, протестировать его возможности. Такие управляемые стрессы запускают процессы накопления творческой групповой энергии, которая постепенно набирает мощность, прорывается наружу и приводит, наконец, к тектоническим социальным сдвигам. 

Сдвиги уже происходят. В прошлом году случалось, что мероприятия проходили только для "своих" — пяти-шести основателей и завсегдатаев. Ныне же "Халабуду" посещают 20–40 человек ежедневно. 

Или так. В Дружковке примерно 64 тысячи населения. До запрета "ВКонтакте" у местного интернет-журнала "Халва" было там свыше девяти тысяч подписчиков. Сейчас идут "перетоки" на Фейсбук-версию — здесь пока что 1500. А начиналось все также с пяти людей и их желания нивелировать цивилизационную пропасть между столицей и провинцией.

"Если живешь в маленьком городке, то "у нас никогда не будет кинотеатра", — это как диагноз. Мы рассказываем людям, что они достойны всего, чего захотят, но надо самим что-то делать, реагировать на изменения в стране, создавать ауру положительных изменений", — говорит руководитель ОО "Новая Дружковка" и Платформы инициатив "Халва" Сергей Пронкин. Его темы — визуальная репрезентация и урбанистика. Через эту философскую призму он рассматривает и городские трамваи, и парки, и дизайн магазинчиков, и здания неработающих заводов: "У нас хватает локаций, которые в индустриальном плане уже мертвы. Следовательно, шаг за шагом, перенимая лучшие мировые образцы, мы сделаем Дружковку центром современного индустриального туризма". Но есть и текущие проблемы. Сейчас на базе дружковского хаба готовится открытие Ресурсного центра, который будет содействовать появлению новых центров влияния — в частности, в селах и поселках, которые в перспективе должны войти в объединенную громаду. Сергей считает, что таких организаций должно быть не менее 10, поскольку "в большой семье есть свои плюсы и минусы, поэтому надо учить коммуницировать и предотвращать конфликты". 

Лишь бы не мешали

Что касается коммуникаций, то "Халва" — "счастливчик" среди хабов  Донетчины, поскольку у него есть свое независимое медиа, пускай только в Интернете. Из типичного местного паблика журнал "Халва" превратился в настоящее СМИ, работающее с соблюдением журналистских стандартов, балансов мыслей. Тележурналисты "Халвы" берутся за проблемные темы, о которых замалчивают официальные СМИ Дружковки, а также успевают охватить события соседних городов — Константиновки, Краматорска, Торецка и Святогорска. 

 "Прежде всего мы учим людей критически относиться к заявлениям власти и отстаивать свои права, — говорит журналистка Светлана Агаджанян. — Раньше довольно часто люди отказывались сниматься, прятали лицо — боялись, не доверяли. Сейчас таких случаев стало меньше, особенно молодежь нас поддерживает. Власть также начинает реагировать на сюжеты — улучшилась работа общественных приемных местных депутатов, уволена хамоватая чиновница". На содержание журналистов нужны средства, их не всегда хватает, поэтому приходится волонтерить и искать подработку где-то еще. Но терять собственный медиаресурс с лояльной аудиторией Дружковка не собирается — слишком печален опыт других городов, где в информационном поле общественные пространства со своими инициативами отсутствуют, поскольку их достижения присваивает себе власть. Так, "Халабуда" недавно с удивлением узнала, что шведская ІТ-академия, оказывается, зашла в Мариуполь "с подачи мэра". "Постоянно присылаем в наши печатные издания пресс-релизы о проведении важных для города мероприятий, но, к сожалению, они мало этим занимаются. За все время вышло всего три статьи в местных СМИ", — говорят в бахмутском Пространстве Идей "Мастерская", работающем с лета 2015 года, и проектов там хватит на целую книгу положительных — таких нужных на Донетчине! — репортажей. Это и детская студия пластилиновой анимации "Кабачок", и выпуск молодежной газеты "МАЯЧНЯ", компьютерные курсы для пожилых людей, выступления рождественских вертепов, студия кофейной игрушки, проведение первого литературно-музыкального фестиваля "Открытый микрофон"...

321_8
Пространство Идей «Мастерская»: День молодежи

Отношения с властными структурами и подконтрольными им СМИ — самый больной вопрос для менеджеров хабов. "Не мешают — и на том спасибо", — такая неоптимальная формула никого, конечно, не устраивает. Все понимают, что надо выстраивать коммуникацию, а не просто брать разрешения на проведение публичных мероприятий. Все в один голос с завистью вспоминают фундацию "Тепле місто", объединяющую общественные учреждения, власть и бизнес в Ивано-Франковске. Но есть существенное препятствие — действующая власть на Донетчине пока что пытается с гражданским обществом, скорее, конкурировать, чем сотрудничать. Хотя, по мнению волонтера ООН по вопросам развития мира Андрея Лагуноу, самыми перспективными в контексте изменений являются форматы, которые "инициируются и реализуются снизу, именно громадой, и имеют за собой запрос общества, крепкую, смелую команду и готовность к нелегкому пути преобразований".

Это ожидаемо быстро понял бизнес, который, в отличие от власти, все больше демонстрирует социальную ответственность и чуткость к общественным движениям, и даже сам их возглавляет. "Мастерскую", например, основал на базе магазина стройматериалов его владелец Сергей Николаенко, он же ее и содержит, и развивает. О постоянной почве для меценатства на Донетчине говорить, очевидно, рановато, но многие представители бизнеса помогают хабам в проведении мероприятий, организации ремонтов, оплате коммунальных услуг. В Краматорске переселенка из Донецка отдала часть своего помещения в безвозмездную аренду креативному пространству FreeUa, открытому тоже переселенками. А местное ІТ-предприятие этим летом предоставило детскому лагерю тренеров по 3D-моделированию.

321_9
FreeUa-креативное пространство: лагерь iT4Kid

Для некоторых из предпринимателей такие пожертвования — дополнительная реклама, для кого-то — инвестиция в создание благоприятной экономической атмосферы. Поскольку главное направление FreeUa, кстати, — именно поддержка малого и среднего бизнеса, а также развитие фриланс-культуры. За год работы более 20 посетителей бизнес-тренингов открыли ФОПы и начали предпринимательскую деятельность. Руководительница пространства Кристина Шостир рассказывает о "френдрайзинге" (когда ресурсами помогают друзья) и networking (когда, например, за кофе в коворкинге мастерицы получают от айтишников необходимые контакты и советы по созданию и продвижению сайтов). "Мы создаем банк идей и сеть помощи для их реализации. В целом среди предпринимателей не существует традиции делиться со всеми своими идеями, но на наших мероприятиях происходит именно так", — Кристина считает это уникальным опытом Донетчины, достойным распространения. Свое заведение она тоже позиционирует как предприятие, только социальное. 

Быть свободным —
это дорого 

В определении эффективной модели хозяйствования содержится еще один вызов для креативных пространств Востока Украины. "Успех свободного пространства будет измеряться в положительных трансформациях общества, в долгосрочной перспективе. Следовательно, эффективность его функционирования будет зависеть от того, насколько проект будет самоокупаемым и устойчивым. Имеется в виду не коммерциализация, речь идет о независимости от грантов", — считает Андрей Лагуноу. Менеджеры свободных пространств это уже хорошо понимают. Поскольку быть свободным — это дорого. Быть свободным — это кофе и компьютеры, краски для детей и основание независимых медиаресурсов, коммуналка и ремонты... 

По данным проекта Гете-института "Культурно-образовательная академия" (ноябрь 2016 года), культурные пространства небольших городов центральной Украины на 50% содержатся за средства добровольных взносов команды и посетителей, на 20 — за средства от платных мероприятий, еще на 10 их финансируют местные управления культуры, и только 20% составляют грантовые средства. 

На Донетчине ситуация несколько иная. Большинство свободных пространств здесь все же полноценно заработало уже после получения грантов. Это и понятно — если помнить о волонтерском или переселенческом бекграунде основателей хабов на фоне войны и оккупации. На собственном ресурсе стартовали разве что "Халабуда" и "Мастерская", к которым финансовая помощь от USAID поступила спустя примерно полгода. Через мониторинг Львовской образовательной фундации доноры сами их нашли и сами предложили — так появилась новая мебель, оборудование, привлечены тренеры. 

Сейчас пространства немного зарабатывают на коворкингах и презентационных мероприятиях, эти деньги перенаправляют на социальные инициативы. За некоторые курсы и мастер-классы посетители готовы платить, но преобразование их во вполне коммерческие проекты невозможно. Во-первых, это противоречит главным принципам просветительских платформ — доступность, предоставление равных возможностей для социализации и партисипации, т.е. привлечения к совместным действиям. А во-вторых, надо учитывать недостаточный уровень потребительской способности Донетчины, тем более что количество хабов возрастает, и они начинают конкурировать в пределах одного города. 

321_11
HUB Общественных Инициатив

Речь идет о самых сильных, поскольку слабые уже закрылись — не выжили без грантов. Новые, которые появляются, уж очень отличаются от мастодонтов свободных пространств Донетчины — краматорской "Вільної хати", созданной в декабре 2014 года, и славянской "Теплицы", возникшей в мае 2015-го. Они более технологичны, гибки, лучше осведомлены в вопросах стратегического планирования, более настойчивы в выстраивании партнерских взаимоотношений с властью. 

Требования доноров также усложняются. Надежда Черная-Бохняк, менеджер Ukraine NGO Forum, работающая с Британским и Австралийским посольствами, считает залогом эффективности пространств "профессионализм, умение сотрудничать и находить наиболее важную свободную нишу" — при наличии именно таких черт (почти бизнес-компетенций) доноры предоставляют преимущество и помощь.

На главное место выходят инновационные технологии управления. Недавно в Краматорске при поддержке Британского посольства открылся HUB общественных инициатив — еще один из сети хабов на Востоке Украины, которые инициирует NGO Forum. Его технологичность заметна даже в подходе к созданию команды: в состав исполнителей привлечено мощное ОО "Інша Освіта", местные ресурсы усилены экспертами с опытом обучения и профильной работы за границей. 

321_2
HUB Общественных Инициатив

Здесь рассчитывают не на волонтерство или меценатство, а на эффективность ценностных сетей партнерства. "Различие в том, что меценат является одноразовым вкладчиком, а социальный и социально ответственный бизнесы создают партнерства с общественными организациями для продолжительного сотрудничества ради достижения общей социальной цели. Это и есть постоянство", — объясняют в хабе. Здесь также уверены, что модель "взаимодействовать с властью и оставаться независимыми" — вполне рабочая, именно в этом направлении уже и работают. 

Сейчас команда хаба лишь разворачивает свою деятельность, ежемесячно отчитываясь о создании новых амбиционных проектов — рассчитывая, впрочем, на марафон. Поскольку системные преобразования, изменение менталитета, витализация среды — это не быстро. И на этом пути свободные пространства Донетчины ждет еще множество вызовов и испытаний. 

Миссия изменять и строить 

Их пока что немного. Они разные и одинаковые. Каждый из них затребован и является примером для других. У них нет общей программы действий, физически они работают в разных регионах и не всегда общаются, но по собственным путям выходят на одни и те же задачи — на необходимость работать с сельскими громадами, например. Создание общественных организаций и культурных центров, "быстрые знания" и самозанятость, бизнес-обучение и урбан-фермерство — в этом нуждаются все села Донетчины без исключения. Следовательно, локаций для приложения усилий хватит на все.

321_3
Сельский фестиваль «КУЛЬОК» («КУЛЬтурная Окраина») от HUB Общественных Инициатив

И пусть нам не завтра придется записываться на экскурсии в индустриальные арт-резиденции Дружковки, Константиновки или Доброполья. И не имеет значения, что комьюнити, развивающее город, большинство горожан еще вообще не замечает. Активные люди, даже в меньшинстве, способны составить критическую массу и превратить локальный эффект присутствия в окончательный. 

Почему все это — об Украине? Потому что молодежь из свободных пространств — это уже окончательно об ответственности, включенности и кропотливом вдохновенном труде. Они так решили сами. Они уже вообще не оглядываются назад — только вперед, вместе со своей страной. Поскольку у них это, видите ли, миссия.

Основатель мариупольского пространства Дмитрий Чичера помогает мне окончить статью так: "В построении нашей новой страны мы на этапе заливки фундамента. Далеко не все знают толк в строительных работах и видят, каким оно, это новое здание, будет. Но тот, кто хочет строить и не умеет, — учится. Мы научимся быть частью строительной компании "Украина". Мы научимся заливать фундамент и экономить ресурсы. Мы научимся взаимодействовать и работать в команде. Мы новые люди этой страны. Целенаправленные, закаленные, уверенные, невыспавшиеся, усталые, вечно занятые, но с горящими глазами — и мы победим".

Текст подготовлен в рамках проекта, осуществляемого при финансовой поддержке правительства Канады через Министерство иностранных дел Канады. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно